Политика

Свобода слова 2.0

свобода-слова
Ноябрь 13
12:08 2015

Сегодня мы много слышим о так называемой информационной войне. Украинский кризис обострил тлеющие разногласия. Условно, по характеру поведения, стороны можно разделить на объективную и иррациональную. Обе стороны имеют собственную точку зрения и собственные средства массовой информации, которые и доносят эту самую точку зрения до народных масс. При этом обе стороны обвиняют друг друга во лжи, умышленной дезинформации (см. пропаганде), подтасовке фактов, продажности и в прочих недостойных поведениях. И здесь есть своя логика – если стороны встали на путь конфликта и одна из сторон начинает лгать, то назад дороги нет и нет смысла ждать, что совершая преступления или умышленные акты агрессии одна из сторон будет признаваться в этом. Но как далеко можно зайти в этом процессе, чего ждать от этого и какова роль прессы во всем этом?

За последние полгода мы не раз видели, как со страниц ведущих изданий происходили голословные обвинения, полные эмоционального окраса и совершенно лишенный каких-либо фактов. Совершались попытки замалчивания фактов, вместо описания фактов происходило раздувание подозрений. Использовались изощрённые приемы манипуляции с эмоциями читателя. Перекладывание вины, попытки белое назвать черным, однобокое отношение, политика двойных стандартов, оскорбления и попытки переписать историю. И все это происходило и происходит в мейнстримовом формате – когда, казалось бы, свободные и независимые издания «работают» в одном ключе, создавая искаженную и иллюзорную картинку реальности. И в том случае, если бы не было альтернативного источника, то за неимением другой точки обзора – эта реальность вполне вероятно могла быть воспринята как единственно существующая. В таком случае всех сомневающихся в этой самой «реальности», быстро бы окрестили еретиками и сожгли на этом информационном костре. Хорошо, что этого не случилось, правда попытки «заткнуть» другую точку зрения не прекратились, а только наращивают темп. Все, что не вписывается в «правильную картину происходящего» тут же называется враждебной пропагандой и хулится.

Что же на самом деле происходит сегодня в мире средств массовой информации? Влияние спецслужб, продажность или что-то другое? Есть ли в мире хотя бы одна независимая газета, которой можно доверять? И что такое свободная пресса в нашем понимании?

Чтобы ответить на эти вопросы надо для начала определить для себя: что мы понимаем под понятием «свободная пресса»? Свободна от чего? От заинтересованного мнения, которое с помощью этого социального инструмента пытаются навязать остальному обществу? Или свободна от тотального контроля и «диктата» со стороны государственного аппарата? Или быть может эта свобода заключается в возможности печатать текст без оглядки на какие-то там скучные правила правописания? Или может быть свобода заключается в возможности оскорблять чувства других, как это делает французский «Шарли»? В чем эта свобода выражается? Вообще, само по себе определение «свободный» и «свобода» не самодостаточны и не описывают какую-либо картину полностью, к ним всегда и везде необходимы уточнения: свободны от чего, свободны что делать и т.д. Можно сказать, что свобода — это отсутствие чего-либо, отсутствие какой-то условности или ограничения, описанных в контексте. Так, допустим, свобода волеизъявления означает отсутствие ограничений для этого самого волеизъявления, свобода перемещения — отсутствие ограничений для перемещения и так далее. Под свободой мы понимаем отсутствие каких-то определенных ограничений, которые указываются обычно в контексте. Абсолютная свобода, в таком случае, будет полное отсутствие ограничений, каких-либо условностей, правил и какого-либо порядка. Другими словами, абсолютная свобода есть хаос и анархия. И эту тему выдающиеся мыслители уже на раз затрагивали в своих работах.

Но что же тогда имеется в виду под определением «свободная пресса»? Какой контекст у этой свободы? Что мы имеем в виду, когда произносим эти слова? От чего эта пресса должна быть свободна и может ли она быть свободной в принципе?

Крайне важно правильно понимать суть этого вопроса. Не зря пункт «о свободной прессе» признается одним из основополагающих в процессе установления демократического общества. Независимая пресса — залог того, что нами никто не в состоянии будет манипулировать. Этот тезис исходит из того положения, что все решения, будь то на бытовом или политическом уровне мы принимаем исходя всего из двух вещей — опыта, который мы имеем и той информации, которая к нам поступает извне. И если опыт — вещь приобретенная, то информация совсем другое дело.

Раз решения принимаются на основе поступающей информации, то контроль и моделирование информационных потоков является способом воздействия на принятие решений, то есть способом умышленного манипулирования в своих целях. Эту простую формулу «диктаторского счастья» вывели уже давно, с тех самых пор, когда появилась первые СМИ. Собственно, используя эти возможности влияния на умы и появились такие личности в истории, как Муссолини (начинал редактором газеты) и Гитлер, активно использовал политическое ноу-хау своего времени – радиообращения ко всему народу. Советский Союз в период своего застоя также использовал механизм создания альтернативной реальности, создавая барьеры для проникновения извне любой информации, которая эту реальность могла пошатнуть.

Моделирование информационных потоков в нужном ключе может предопределять «свободную и независимую» политику целых государств. Не зря прессу называют четвертой властью, так как она имеет огромное влияние на нашу жизнь и может предопределять многие социальные процессы, возникающие в обществе. Именно поэтому прессе с тех пор, когда появился первый печатный станок уделяется такое большое внимание. Возможность манипулирования общественным мнением и, как следствие, поступками широких масс людей — именно это предопределяет важность вопроса о свободной прессе и именно поэтому данный пункт является основополагающим в процессе установления истинной демократии.

Но что подразумевает под собой данный пункт? В чем его смысл?

Вот определение, которое можно найти в Википедии. Свобода массовой информации — конституционные гарантии независимого функционирования СМИ в отдельно взятой стране. Трактуется как политическое право граждан свободно учреждать средства массовой информации и распространять любую печатную продукцию.

Очевидно, что при формировании этого пункта учитывался опыт прошлого и требовалось такое положение вещей, при котором центральные СМИ были не подвержены влиянию со стороны власть имущих, дабы не делать эту власть чрезмерной, оберегая таким образом общество от вседозволенности, оберегая от насильственного навязывания чужой воли — диктата. Таким образом для СМИ гарантировалась возможность критиковать действующую власть, высказывать свободные точки зрения, свободные, в первую очередь, от диктата со стороны власти. В ту эпоху, когда формировалась потребность в определении «свобода слова» под властью понималась власть бюрократическая, или власть государственного аппарата. Но те времена прошли. Мы живем в эпоху главенствующего капитализма. А что определяет власть в таком обществе? Власть в нашем обществе определяет капитал, а точнее концентрация капитала. И, как показывает уже нашумевшая оценка Oxfam, сегодня эта концентрация достигла небывалых масштабов. А это говорит только о том, что власть такого капитала ничуть не меньше, а скорее даже в разы больше, чем власть тоталитарная. «Лицо власти» изменилось, но имманентные ей стремления остались. В текущей обстановке пресса не только не защищена от влияния такого вида власти, но и полностью отдана в ее распоряжение.

Глядя на то, что сегодня твориться в сфере СМИ, хочется задаться вопросом – может стоит пересмотреть трактовку? Ведь трактовки бывают разные. Особенно в таком вопросе, как свобода.

При существующей трактовке – да, каждый может создавать собственный канал вещания. Но кто будет превалировать и иметь монополию при желании? Правильно – капитал, имеется в виду концентрированный капитал. Такой капитал, который имеет возможность «сожрать» или выкинуть с рынка тех, кто ему не понравится. Имеется ли желание у этой силы добиться такого положения – определенно имеется. Капитал, как известно, защищает свои интересы. А что лучше всего может «оправдать» безумие капитала, как не «правильная точка зрения»? И уже не мало было высказано опасений по поводу монополизации информационного рынка империями Мердока и прочими. Но эти опасения не воспринимались до сих пор всерьез. И дело не в том, что многие закрывают глаза на теневую монополизацию рынка мейнстримовых СМИ, просто некому, или точнее негде поговорить об этом. Результат мы можем наблюдать сегодня. Единое «мейнстримовое поле», в котором присутствует единый политически мотивированный вектор. Ложь и освещение событий под «правильным углом» стали нормой, а всех, кто не согласен уже начинают преследовать и обвинять во всевозможных грехах. Разве такую свободу слова мы хотели? Разве за это боролись?

Если в свое время люди защищали свободу слова от влияния тоталитарной государственной власти, вводя пункт «о свободе слова» в качестве обязательного, то сейчас пришло время выступить в защиту той же самой свободы слова от влияния капиталистической власти. Против власти Мердоков, Соросов и всех тех, кто с помощью своего влияния активно работает над искажением реальности, «правильной интерпретацией событий» и навязыванием своего мнения обществу. Мы должны заново пересмотреть трактовку пункта «о свободе слова». Текущая трактовка этого пункта говорит лишь о том, что этот инструмент может использовать любой, у кого есть на это ресурсы, что само по себе не делает эту прессу свободной, а наоборот расширяет возможности для ее контроля. Если нам дороги все остальные свободы, то с этим делом не стоит затягивать – чем дольше нам дурят голову, сталкивают лбами и искажают картину реальности, тем меньше свобод у нас остается. Если мы хотим участвовать в собственной судьбе, то мы должны бороться за чистоту и прозрачность в информационном поле. Нам нужна «Свобода слова 2.0» — новое понимание независимости прессы.

Многие в мире, кто еще не сошел с ума и не потерялся в лабиринтах выдуманной реальности открыто признают, что «РОССИЯ СЕГОДНЯ» — пожалуй один из самых объективных каналов из существующих. Можно сказать, один из самых свободных. А почему? Может быть потому, что это единственный канал, который защищен от влияния капитала, от его давления? Вполне может быть. Капитал же пытается не только вернуть себе доминирующее положение в сфере «общественных мнений», но и вернуть себе то, что по его же словам у него украли — российские природные ресурсы. Может быть поэтому действующее российское правительство в зарубежной прессе постоянно называют не иначе как «грабителями». Если смотреть с их точки зрения, то это действительно так, Путин и его команда вывели природные ресурсы страны из под внешнего управления и вернули доходы от их использования в государственную казну. Отсюда все остальные искажения становятся понятными. Если подобный поступок расценивается как «воровство», то через него, словно через призму стоит смотреть и на все остальное.

Тэги
Страны

Об авторе