Закон и беззаконие Наиболее интересное

Судебный процесс против Воислава Шешеля

Октябрь 28
00:05 2008

В ходе судебного процесса против Воислава Шешеля, ведущегося ныне в международном трибунале в Гааге, неоднократно со стороны обвинения была озвучена теза, о том что якобы военные преступления совершенные с сербской стороны есть продолжение сербской национальной политики 19-20 веков.

В данном случае я бы не касался личности Воислава Шешеля, как и политики радикальной партии в 90-х годах.

Однако само связывание сербской политики 90-х годов, проводившейся под контролем партийно-государственного аппарата бывшей СФРЮ, действовавшего из Белграда, с идеологией сербского национализма возникшей в середине 19-го века несколько нелогично.

Я не собираюсь приукрашивать сербский национализм, и отрицать факты тех или иных преступлений совершенных во имя национальных целей на Балканах, однако нельзя именно на него сваливать вину, за военные преступления совершенные аппаратом руководившимся потомками Титовых партизан и коммунистов. Тито в отличие от королевской власти куда лучше заботился о своих ветеранах, пользовавшихся большими льготами в обществе, а их детям были открыты дороги во все области жизни. При этом Тито куда усерднее преследовал своих врагов из тех же четников, в том числе их потомков, и принадлежность к четнической семье была большим минусом для карьеры.

Партийный аппарат, созданный Тито, после победы в Сербии, был не просто югославским, но и антисербским, и для Тито, согласно его же явным высказываниям именно этот национализм был главным врагом югославской идеи.

В данном случае опять-таки не буду касаться причин подобного явления, хотя борьба двух идеологий сербского национализма и югославства, началась еще задолго до Тито. Могу только высказать свое мнение о недостатке державотворного элемента в сербском национализме, что привело как в годы второй мировой войны, так и в 90-е годы, к внутреннему разложению многих сербских национальных движений, тогда как югославство безусловно было державотворной идеологией, хотя и ценой нанесения большого ущерба национальному духу и религии народа.

Однако все же стоит в таком случае сторонникам югославства и признать факты совершения преступлений во имя этой державотворности, что ведь вещь в истории обычная, а не сваливать вину на различные национализмы, в первую очередь сербский и хорватский.

Как доказательтво ставлю подготовленную мною еще в 98 году статью о массовых расстрелах югославскими партизанами, как раз легитимных представителей сербского национализма-четников в 1945 году в Блайбурге.

Думаю это поможет многим понять, что события 90-х годов в СФРЮ, были следствием государственной политики, конечно не одной только СФРЮ, а не следствием того, что кто-то мстил мусульманам за убитого ими деда-четника. Как раз в Сербии, конфликт с мусульманами в годы Второй мировой войны был малозначителен, и главным образом как раз сербы убивали друг друга разделившись на три стороны-сторонников правительства Милана Недича, подчиненного немцам, на четников Драже Михайловича и на партизан Тито. В войне 90-х годов как раз кадры партаппарата и спецслужб из Белграда сыграли ключевую роль в руководстве сербской стороны, но в абсолютном большинстве их родителей конфликт с мусульманами, своей частью присоединившихся к усташам Антэ Павелича не коснулся. Более того как раз в Белграде находились многие потомки мусульманских и хорватских партизан армии Тито, которые вместе со своими сербскими товарищами, и то большей частью с территорий нынешних Боснии и Герцеговине, Черногории, Хорватии в 1944 году практически завоевавших Сербию, которая большей частью поддерживала или Михайловича или Недича.

Блайбург — история расстрелов

Олег Валецкий

Одно из самых известных преступлений власти Тито — это Блайбург,  где так же, как и десятки, раз до, и десятки раз после тех майских событий 1945 года югославская власть при поддержке Запада уничтожала те силы, которые осмеливались бороться с ней. Особо характерно это в случае с четниками Драже Михайловича. Они до середины 1944 года были единственной вооруженной силой королевского правительства находившегося в Лондоне. Когда югославский король Петр-2 из сербской династии Караджорджевичей под давлением западных союзников назначил главнокомандующим всеми «своими» югославскими войсками Иосипа Броз Тито, то четники все равно оставались вооруженной силой Петра-2,пусть номинально и подчиненные Тито, тоже ведь номинально подчинявшемуся королю. На деле же, отходящих в Словению, четников вместе с вооруженными Формированиями пронемецкого правительства Сербии, частями усташей и домобранов хорватской НДХ и словенскими «белогвардейцами» /пронемецкое антикоммунистическое национальное движение/ британские войска, взяв в плен и разоружив, выдали партизанской армии Тито. Четники тогда все свои надежды налагали на Лондон, который, впрочем, никаких надежд на них не возлагал. Это стало очевидно еще в 1943 году. Совершенно ошибочно считать, что Великобритания была против установления коммунизма в Югославии. Черчилль был полностью за это и более того само британское правительство так же как и в 1917 году в России, подготавливала установление коммунизма в Югославии. Сама британская военная миссия в Югославии, состоявшая из 30 офицеров и ее руководителя при штабе Драже Михайловича Вильям Бейли, находилась под влиянием Коминтерна, чьи канадские члены югославского происхождения вербовались «Ми»-5 для работы на Балканах. Ее главное представительство в Кипре находилось в руках «соратников» Кима Филби по Коминтерну, таких как, например, капитан Вильям Дикин, профессор истории из Оксфорда, помогавший Черчиллю писать диссертацию о герцоге Марльборо, или бригадир Фицрой Маклейн, бывший первый секретарь британского посольства в Москве. Когда же кто-то когда-то из британских офицеров этим возмущался, как, например Питер Кемп, увидевший здесь своего школьного знакомого по Британии Клюгмана, давнего сторонника коммунистов, то они либо посылались на невыполнимые миссии, как тот же Кемп, бывший испанский доброволец у Франко, посланный на Косово «поднимать албанцев против Гитлера», или выдавались Гестапо как Шелби, выданный в августе 1943 года. Британцы уже с 1943 года поддерживали партизан, а четникам, спасавших их пилотов, бомбивших, опять-таки почти исключительно сербские города в Югославии, слали редкие грузы, некоторые совершено бесполезные как например один груз содержавший итальянские оккупационные лиры с печатью Эфиопии, флаконов с противоядием от укусов африканских змей, и сотен ботинок, на левую ногу.

Стоит привести высказывание Бейли о Драже Михайловиче: «Он должен понять, что мы можем его создать и уничтожить, и в замену за первое нам надо искреннее и преданное сотрудничество». Когда на одном празднике Драже Михайлович раздраженно заметил, что «англичане готовы бороться до последнего серба, тогда, как «его» главный источник снабжения — итальянцы», Бейли это в своем донесении в штаб представил как доказательстве четников, хотя итальянцы тогда уже готовились к переходу на сторону союзников. при этом британцев не смущало, что Тито заявил: «Мы должны и дальше уважать союз СССР с Англией и США, но внутри страны их британских и американских сторонников и агентов бить, как слуг оккупантов и народных неприятелей, которые мешают народно-освободительной борьбе». Уже к концу мая 1943 года британской военной миссии у Драже Михайловича не было, но зато в числе британских представителей в штабе Тито постоянно росло. Таким образом, выдача четников партизанам была не ошибкой, а следствием планомерной политики на установлении в Югославии коммунизма. Ссылки на Ялтинские договоры здесь бессмысленны, ибо там была достигнута договоренность лишь о выдаче советских граждан Сталину. О сербских четниках в Ялтинских соглашениях ничего не говорилось, так же как и о «белых» русских. Тем не менее, британские войска выдавали и одних и других, и так, в соответствии с «внутренним» приказом командующего 5-го британского корпуса генерала Макмиллана, его войска, в том числе палестинская бригада, выдавали советскому и югославскому командованиям и казаков двух корпусов, среди которых были «белые» генералы Краснов и Шкуро, кавалер британского ордена «Order of the Bath», и английский рыцарь, сорвавший при выдаче в Юденбурге войскам НКВД все свои британские ордена. Так же как и казаков, четников, по приказу Макмиллана вместе с сербскими добровольцами Летича обманом посадили в вагоны, якобы шедшие в Италию и передали югославским партизанам Тито. Лишь русский добровольческий корпус, созданный в Югославии белой эмиграцией, избежал выдачи, и то во многом благодаря поддержке лорда Александера, бывшему, в годы гражданской войны в России, британским представителю при штабе Деникина, как и нескольким британским офицерам, отказавшимся выдавать «белых» русских Советам. Таким же образом избежала выдачи и Русская национальная армия Хольмстон-Смысловского, уходившая из Германии и нашедшая убежище в маленьком Лихтенштейне, чей князь Франц-Иосиф-2 отказался выдавать эту часть советским войскам. Казакам тут не повезло, ибо хотя британский генерал Китли, отказался выдавать царских генералов, которые по мемуарам советского генерала Щеменко, требовались отдельным списком, но запросам удовлетворил генерал Макмиллан.

Что ожидало казаков – известно. Менее известно то что партизаны Тито начали сразу же расстрелы всех пленных, как четников, так и усташей и словенских белогвардейцев, а так же части казаков, попавших в плен к ним. Так, четники из Черногории, Герцеговины и Сербии, разделенные на несколько групп, в одной группе были наполовину расстреляны у Камника из 1500 человек все те, кто старше 14 лет партизанами 10 мая. Ее вторая половина, взятая в плен у моста через Праву, британцами 21 мая, были вагонами перевезены к партизанам, и те их расстреляли в Хрушчице, Ясенце и на мосту через Савву. Еще одна группа в тысячу человек во главе с майором Васой Вукчичем и капитаном Савичем, выйдя у Дырвограда к австрийской границе, была встречена английскими танками. Британский офицер «посоветовал» им возвращаться домой, где их, якобы, никто не тронет; но и их 12 мая взяли большей частью в плен партизаны и 2/3 из них были расстреляны последними в горах Гринтовец 22 и 23 мая. На другую группу численностью десять тысяч четников, членов их семей и остальных сербских беженцев сначала было 13 мая было совершено нападение у Дырвограда, англичанами и партизанами, обстрелявшими их из орудий и минометов, а затем на пути к лесу Блайбург по ним открыли огонь партизаны, взявшие тогда 500 человек в плен и сразу же их расстрелявшие, в том числе и 200 раненых. Затем было растреляно еще 300 пленных четников около Словенграда. Оставшиеся в живых из этой группы восемь тысяч сдались англичанам, но те их 16 мая передали партизанам, последние же в свою очередь лишь 200 женщин и детей отправили поездом в Марибор, остальных же без пищи и воды заставили сделать 120-километровый марш пешком до Марибора, избивая, а то и убивая пленных по дороге. Там, из лагеря, домой были отпущены лишь женщины и дети, а также молодежь до 17 лет, а остальные — четыре с лишним тысячи человек — были группами по 100 человек расстреляны на горе Похорье под Марибором. 9 мая 1945 года колонна в 650 четников и 300 женщин и детей была отвезена к мосту у Техарина и все, кроме женщин и дете, были расстреляны, и здесь же было перебито две тысячи черногорских четников, в том числе 60 сербских священников. Взятые в плен партизанами митрополит черногорско-приморский Иоанакий (ныне провозглашенного святым Сербской православной церковью) и председатель Черногорского национального комитета Савва Вулетич пропали без вести по дороге в Белград.

Одну из самых главных ролей в этих расстрелах сыграли здесь 5-я и 14-я дивизии НОАЮ армии Тито и их командиры Милан Баста и Иван Ковачевич. Милан Баста дожив до войны 1991 года, в интервью газете Политика, отказывался что-либо признавать. Однако эти цифры, приведенные сербской эмиграцией были подтверждены исследователем из русской эмиграции Николаем Толстым, и всего он описал факты расстрелов десятков тысяч югославов в Словении. В самой сербской эмиграции говориться о 12 тысячах расстрелянных только из числа четников. Баста, давая интервью, упоминал проигранный Николаем Толстым в Лондоне судебный процесс против лорда Адингтона, хотя последний оспаривал не сами факты незаконной выдачи и русских и югославов, а свою личную ответственность за это. При этом суд был, подвергнут политическому давлению со стороны британского правительства выступившего против Толстого и информационной обработке со стороны БиБиСи. Толстой естественно процесс проиграл, но после вынесения приговора он сказал: «Чем сильнее меня заставляют молчать, тем решительнее я говорю о том, что знаю. Может это сейчас и не надо было бы говорить, ведь приговор суда меня обязал об этом преступлении не повторять даже в разговоре, и за это я могу получить тюрьму, хотя думаю, что на это они бы не пошли, но… посмотрим». Тем не менее в Англии, факты этих расстрелов признаны и еще 6 марта 1982 года епископом Лондона был освящен памятник этим жертвам. Хотя затем этот памятник был разрушен неизвестными, на том же месте в сквере через дорогу от музея Виктории и Альберта 2 августа 1986 года был поставлен новый памятник, освященный епископом города Фулам. Так что сам факт расстрелов не отрицается ни в Англии, сыгравшей тогда весьма важную роль в их организации.

В таком случая нелогично, то что то же правительство Британии, ответственность за военные преступлен 90-х годов, возлагает на идеологию четников, а не на югославскую власть, созданную Тито, по приказу которого было расстреляно десятки тысяч четников, как в Блайбурге так и по всей бывшей Югославии. Тот же генерал Баста оставался на службе этой Югославии до 70 годов, а многие участники тех расстрелов, в войне 1991-95 годов играли важную роль в политике официального Белграда, и соответственно применили опыт Второй мировой, в том числе того же Блайбурга в своей политике. Радикальная партия, никакого влияния на политику этого Белграда не имела, а сербская эмиграция этим Белградом рассматривалась неприятелем и во время войны 90-х годов, тогда как после второй мировой войны, спецслужбы бывшей СФРЮ ликвидировали заграницей свыше двух сотен членов сербской эмиграции, и уж на эти спецслужбы четническая идеология влияния точно не имела.