Произвол

Стратегия Совета Европы по обеспечению права антихриста на растление детей, разрушение семьи, чипирование, обесчеловечивание

image001
Март 25
02:09 2016

Конечно же, эта стратегия Совета Европы (далее – ССЕ) названа совсем не так, как в заглавии статьи, а « Стратегией по обеспечению прав ребенка» [1], но, как говорится, «благими намерениями дорога в ад устелена». А теперь рассмотрим, в чем же тут дело?

Новая ССЕ по правам ребенка принята Комитетом министров 2 марта 2016 года. Стратегия вырабатывалась в течение прошедшего 2015 года государствами – членами Совета Европы в сотрудничестве с гражданским обществом и общественными организациями. ССЕ будет представлена, в целях обсуждения механизмов ее внедрения в государствах – членах Совета Европы, на конференции, которая состоится 5-6 апреля 2016 года. Конференция организована, в рамках председательства Болгарии в Комитете министров Совета Европы, Болгарским государственным Агентством по защите детей и Министерством труда и социальной политики Болгарии. Как мы видим, послушный сателлит – Болгария полностью исполняет свое предназначение в ЕС.

Как известно, все началось совсем не в 2016 г., а в 2006-м, когда, в соответствии с мандатом, полученным по результатам третьей встречи на высшем уровне глав государств и правительств Совета Европы (Варшава 2005), с далеко идущими планами Советом Европы была принята программа под названием «Строим Европу для детей и вместе с детьми». Потом это «строительство» продолжилось в Монако (2006) и в Стокгольме (2008) [2].

Так вот, вопросы, которые будут затронуты на конференции по ССЕ с самыми что ни на есть «с благими намерениями», являются следующими: равные возможности для всех детей; участие всех детей; жизнь, свободная от насилля, для всех детей; дружественное к ребенку правосудие для всех детей; права ребенка в цифровой среде.

image001Звучит все красиво, а теперь рассмотрим по пунктам эту программу [3].

В пункте 19, изложенном весьма оптекающе и толерантно, сказано: «Насилие в отношение и в присутствии детей может иметь место в семейной среде… Многие родители не имеют поддержки в выполнении их роли в воспитании своих детей и обеспечении их прав». Но что же здесь угрожающего? Хочу в дополнение привести слова генерального секретаря ООН Пан Ги Муна, сказанные им 9 марта 2016 г., в контексте которых вы поймете, о чем дальше будет идти речь: «В прошлом году из 2,2 миллиардов детей в мире по крайней мере один миллиард детей страдает от физического, сексуального или психологического насилия. Эта цифра настолько велика, что мы можем чувствовать себя разбитыми и бессильными. Но мы не должны быть [бессильными]. Насилие может быть предотвращено, и мы знаем, как это сделать. Настало время положить конец всем формам насилия в отношении детей» [4]. (Откуда у Пан Ги Муна такая статистика и насколько она достоверна, неизвестно, во всяком случае, чем выше показатели, свидетельствующие о насилии, тем больше необходимость вмешательства в семью).

Раз озвучена такая чудовищная цифра, и, выходит, именно семья является таким «источником насилия», значит, к ней будут приниматься соответствующие меры по изживанию этого насилия. «Формы насилия» – это критика со стороны родителей, родительский запрет, не потакание страстным желаниям и зависимостям, наказание в ограничениях или физическое наказание. Одним словом, все то, что называется – воспитанием.

Согласно Стратегии планируется полный законодательный запрет телесных наказаний детей, в т.ч. родителями дома, под угрозой уголовного преследования «нарушителей».
Телесные наказания и воспитание названы в Стратегии «насилием». Совет Европы трактует как насилие любую форму телесных наказаний, даже самых безобидных, а также так называемое «психологическое насилие», которым является родительская критика по отношению к ребенку, ограничение от игр, капризов и т.п. В Стратегии сказано, что «насилие» «может отражаться на потомках в течение нескольких поколений», а также «чревато последствиями для всего общества», «поэтому искоренение насилия в отношении детей является важнейшей правовой, нравственной и экономической задачей», «долгом».

В пункте 4 отмечается: «Дети в государствах-членах Совета Европы обладают полным набором прав человека, которые гарантированы… международными документами в области защиты прав человека». Планируется неуклонное внедрение установки «ребенок = взрослый». В пункте 11: «Чтобы добиться того, что дети будут считаться в полной мере субъектами права, необходимы жесткая политическая воля, выделение достаточных ресурсов и полная информированность общества о правах детей».

Очевидно, что ребенок не может быть субъектом права как взрослый, в силу интеллектуальной и психо-физиологической незрелости. Подобные установки направлены на отрыв ребенка из структуры семьи и из послушания родителям. Создается правовой инструмент для разрушения традиционной иерархии в семье и в обществе. Из установки «ребенок = взрослый» вытекает принцип обязательного участия «всех детей» в решении вопросов, выходящих за рамки их возрастных возможностей. Но при этом заметно следующее: что ребенок, как равный взрослым, обладает правами, но не ответственностью.

Также в п. 5.1 сказано: «Права ребенка применяются ко всем детям без дискриминации по какому-либо признаку. Все права должны быть предоставлены без какой-либо дискриминации, независимо от ребенка или его родителей». В п. 5.2: «интересам ребенка должно уделяться первоочередное внимание». В п.13: «невозможность играть и проводить досуг с другими детьми из-за нехватки средств» может привести к практике изъятия детей за ограничения в общении со сверстниками.

Это означает, что в ССЕ не учитываются психическое состояние ребенка, финансовые и физические возможности родителей, которые опять становятся заложниками представителей ювенальных служб.

О «законном» вмешательстве в семью органов власти говорит п. 19, в которой продвигается тема «некомпетентности» родителей: «Многие родители нуждаются в помощи, чтобы выполнить свою роль в воспитании ребенка и в обеспечении его прав». То есть нужно вмешаться и помочь, независимо от просьб или желаний родителей.

Соответственно, п. 22 Стратегии: «дети-мигранты в любом случае, даже если их сопровождают родители, подвергаются постоянному нарушению прав». Подводится правовая база для изъятия детей из любых мигрантских семей.

Для обеспечения «равных прав детей» «без дискриминации» запланирована «подготовка специалистов по правам детей для альтернативной опеки». Так что появится еще больше «специалистов», заинтересованных в изъятии детей, ведь нужна будет статистика, показатели, что они не зря свой хлеб проедают.

Планируется внедрение «процедур» по оценке «наилучших интересов» ребенка в делах об их изъятию, что явно усилит тенденции изъятия детей. Так, в п. 55: «Особое внимание будет уделено процедуре оценки «наилучших интересов» ребенка в семейных спорах. Будет изучено, каким образом государства-члены ССЕ смогут внедрить законы, рекомендации и процедуры, в которых действительно придается первостепенное значение интересам ребенка в решениях об его изъятии, месте проживания и воссоединении ребенка с семьей». Так внедряются государственные механизмы вмешательства в любые семейные споры.

В п. 38 сказано: «Совет Европы даст руководящие и методологические ориентиры, как внедрять принцип участия ребенка на практике систематически и во всех аспектах, которые касаются детей».

Это означает, что будут созданы специальные механизмы для реализации желаний и капризов ребенка, что приведет к окончательному разрушению семейной иерархии. Родители лишатся права слова в семье, так как должно быть реализовано право детей участвовать в решении семейных вопросов под угрозой вмешательства со стороны органов ювенальной юстиции. В итоге, дети не смогут дать адекватной оценки своим действиям, разовьется самодурство. Такой «семьей», или, правильнее сказать, «гражданским обществом» легко манипулировать и управлять.

Из этой декларации – п.12 – выясняется, что бедная семья представляет собой «фактор риска населения», и от этого произошло в Европе «потерянное поколение» (то есть вовсе не нравственные причины создали «потерянное поколение»), а это значит, что есть повод отобрать детей, основываясь на принципе «наилучшего обеспечения интересов ребенка» (п.5.). Тут стоит вопрос в автономном рассмотрении права ребенка, в отрыве его от семьи.

Для содействия выстраиванию ювенальной системы будет создан «специальный комитет по правам ребенка, подотчетный Комитету министров Совета Европы» (п. 67).

И вот для того, чтобы реализовать весь этот механизма по обеспечению «прав ребенка», планируется «создание удобных и понятных ребенку, адаптированных для него механизмов и служб», а «Совет Европы будет выступать в качестве координационного центра обеспечения доступа к существующим национальным стратегиям в этой области, предоставляя платформу для поддержки – одноранговую сеть в их разработке, реализации и обзора, в том числе по сбору данных, на национальном, региональном и местном уровнях» (п.43).

Это, в свою очередь, означает следующее: созданный руководящий орган будет представлять собой некую глобальную надгосударственную сеть, в которой будет узаконено закабаление семьи, контроль над ней и манипуляция ею.. Это будут те клещи, из которых нельзя будет вырваться, и невозможно станет существовать вне этих правил, установленных антихристом.. Это будет тот тотальный социальный инструмент, с помощью которого возможно будет держать народ в своей власти.

Ну и, конечно же, без темы «прав» однополых в таких документах в ЕС никак не обойтись. В п. 55 говорится: «Совет Европы будет содействовать внедрению своих норм по семейному праву, в том числе новой редакции Европейской Конвенции об усыновлении детей». Так вот, именно эта Конвенция говорит о правомерности усыновления детей однополыми парами.

Нравственным попустительством росту детской преступности является отказ от соразмерного наказания несовершеннолетних преступников, под видом «дружественного ребенку правосудия». В п. 53 Стратегии ССЕ планируется активное внедрение ювенальной юстиции: «Совет Европы будет способствовать внедрению руководящих принципов ССЕ по дружественному к ребенку правосудию, оказывая поддержку государствам-членам ССЕ в развитии и совершенствовании доступности правосудия для детей».
В соответствии с п. 54 Стратегии предполагается дальнейшая либерализация наказания в отношении несовершеннолетних преступников: «Совет Европы будет оказывать поддержку и помощь государствам-членам ССЕ, которые будут избегать применения к детям меры лишения свободы».

При этом согласно Стратегии ребенком считается любое несовершеннолетнее лицо в возрасте до 18 лет включительно (п. 18).

Таким образом, делается установка на то, чтобы, вне зависимости от тяжести преступления (даже если речь идет об изнасиловании или убийстве лицом 16-летнего возраста), к малолетнему преступнику вообще не применять заключение под стражу.

Такая ненаказуемость подростков будет приводить к развитию садизма, ощущения вседозволенности и, в конечном итоге, к расчеловечиванию.

В ССЕ полностью, под видом «благих намерений», поставлена цель растления и расчеловечивания детей с раннего возраста. В п. 35 Стратегии сказано: «Чтобы противодействовать дискриминации, основанной на гендерной (половой) принадлежности, отстаивать и способствовать формированию равноправия между мальчиками и девочками, Совет Европы продолжит борьбу со стереотипами и сексизмом, в том числе через СМИ, образование и воспитание». «Стереотипом» для Совета Европы стало естественное различие между мужчиной и женщиной, между взрослым и ребенком.

В п. 36 Стратегии говорится: «на основании Рекомендации Комитета министров CM/Rec(2010)5 о мерах по борьбе с дискриминацией по признаку сексуальной ориентации или гендерной идентификации Совет Европы оценит необходимость проведения исследований о правовом положении ЛГБТ-детей и детей-гермафродитов по вопросу реализации ими своих прав».

Евросодомизация детей будет реализовываться также через ССЕ, п. 48: «Совет Европы будет содействовать укреплению роли образования и просвещения в профилактике специфических форм насилия, таких как буллинг (издевательства и запугивание) в школе и на почве гомофобии».

Вопрос о просвещении детей о «правах» извращенцев ставится очень жестко. Это значит, что государств–участников СЕ обязывают к интеллектуальному растлению детей, внедрению в школах так называемого «гомосексуального образования».

По п. 45, планируется ежегодное общеевропейское празднование нового праздника – «Европейского Дня защиты детей от сексуальной эксплуатации и сексуального насилия», назначенного на 18 ноября. Этот день будет посвящен проведению разъяснительной работы в рамках кампании «Каждый пятый» (ONE in FIVE). Объясняю: Совет Европы считает, что каждый пятый ребенок насилуется дома или в кругу близких детей.

Так что можно ожидать активного растления детей (распространения соответствующих печатных материалов) под видом защиты от сексуальной эксплуатации, приуроченной к 18 ноября.

Установка «каждый пятый» является такой же ложью, как и «компетентность ребенка» и «некомпетентность родителя» и другие изобретения адептов нового мирового порядка. Цифры насилия, который заявляет Совет Европы, не имеют никакой связи с реальностью. Даже в Швеции (стране с самым высоким уровнем преступлений сексуального характера) статистика числа заявлений по данному виду преступлений в отношении детей показывает не 20% («каждый пятый»), а 0,3%. Разница ощутима. Такая искаженная статистика нужна для осуществления «законного» вмешательства в семьи и контроля над ними.

Планы по обесчеловечиванию общества заложены в п. 55 ССЕ: «Совет Европы будет действовать в интересах ребенка в контексте новых форм семьи и биоэтики, особенно в отношении суррогатного материнства и искусственного оплодотворения с привлечением донора». Это означает, что не только допускаются, но и будут реализовываться все возможные формы извращений, ведь права извращенцев в ЕС больше защищены, чем права обычных людей и даже детей.

В ССЕ заявлено и о доступности интернета для детей, а именно, в рамках реализации ими своих прав. По сути, эти программы представляют собой мониторинг и форму контроля над семьей. Согласно п. 39 «будут введены дополнительные меры для того, чтобы донести до детей информацию об их правах через web-сайты, приложения, социальные сети, публикации и другие средства, удобные и понятные детям»; п. 58: «Совет Европы будет… содействовать укреплению и защищать права детей на отсутствие дискриминации, доступ к информации, свободу слова и на участие в цифровом пространстве».

Права детей в информационной сфере, предусмотренные Стратегией, могут быть истолкованы таким образом, что отказ родителя от предоставления ребенку неких «средств коммуникации и приложений для планшетов» будет приводить к вмешательству в семью органов власти.

В этом смысле весьма характерен п. 59 Стратегии: «Будут разработаны руководящие принципы по выполнению в цифровой среде родительских обязанностей с ориентацией на соблюдение прав ребенка». То есть, любое отклонение родителя от определенных СЕ обязанностей будет угрозой для целостности семьи.

Это являеться подменой прав родителей в отношении ребенка на навязанные им «обязанности», устанавливаемые сверху. Такое грубое вмешательство в сферу частной жизни может быть квалифицировано как внедрение тоталитарных технологий регулирования семейной жизни.

В перспективе, такая постановка вопроса – существование правовой базы, – будет узаконивать внедрении чипов тем детям, чьи родители будут отказываться применять «новые ИКТ» (чипирование детей); они будут изыматься из семьи под предлогом необеспечения их информационных прав и «наилучших интересов», поскольку определение последних берет на себя Совет Европы (п. 55).

Известно, что чипирование человека одобрено с этической точки зрения Заключением №20 Европейской группы по этике в науке и новых технологиях (в дальнейшем — ЕГЭ) от 16 марта 2005 года. Этот доку¬мент называется «Этические аспекты имплантации в че¬ловеческое тело средств информационно-коммуника¬ционных технологий». ЕГЭ имеет особый статус и специальный мандат Евросоюза на свою деятель¬ность. Ее заключения становятся основой для будущих законов, принимаемых Европарламентом.

В «Заключении» №20 сказано: «Современное общество встало лицом к лицу с из¬менениями, которым необходимо подвергнуть чело¬веческую сущность. Вот очередной этап прогресса — в результате наблюдения с помощью видеонадзора и био¬метрии, а также посредством внедренных в человеческое тело различных электронных устройств, подкожных чипов и смарт-меток, человеческие личности изменяются до такой степени, что они все более и более превращаются в сетевые личности. Они должны постоянно иметь возможность время от времени получать и пере¬давать сигналы, разрешающие передвижение, привычки, и контакты, подлежащие отслеживанию и оценке.

Комиссия считает, что имплантанты ИКТ сами по себе не представляют опасности для человеческой свобо¬ды или достоинства…

Имплантанты ИКТ могут использоваться государственными властями, отдельными личностями и группами для усиления их власти над другими. Имплантанты могут быть ис¬пользованы для определения местонахождения людей (и также для получения других видов информации о них). Это могло бы быть оправдано из соображений осуществления надзора (в случае досрочного освобож¬дения заключенных) или из соображений безопасности (определение местоположения детей)».

В п. 60 Стратегии СЕ запланирован «общеевропейский проект по воспитанию ответственности и сознательности в Интернет-пространстве»: «будут разработаны руководящие принципы и набор характеристик для определения цифровой грамотности и гражданской ответственности и предоставлены государствам-членам СЕ для использования в школах».
Таким образом, на обязательной основе все дети буду погружены в виртуальный мир. Это обеспечит, с одной стороны, их растление как аспект «безопасного пользования Интернетом». Например, информация о «возможных последствиях обмена интимными фото через электронные устройства» давно предоставлялась на детской горячей линии Великобритании, причем в такой форме, чтобы спровоцировать интерес ребенка к подобному «увлечению». Кроме того, глобальное погружение детей в мир виртуальной реальности обеспечит успех чипизации детей с психологической точки зрения.

В заключительных положениях Стратегии ССЕ (п. 69) планируется внедрение программы ООН по устойчивому развитию (2015 г.) до 2030 г. В ней, в свою очередь, предусмотрена «пропаганда этики глобального гражданства».

Итак, как мы видим, правовая база о чипизации подготовлена, осталось та правовая площадка – частная жизнь и право, свобода и воля человека, – которые еще под «благими намерениями» не были закабалены. А теперь под эгидой «прав ребенка», «общечеловеческих гуманитарных прав» отбирается последнее – семья и воля, а в замен им предлагается растление, обесчеловечивание.

Даже нет сомнения, что все выше перечисленные пункты ССЕ будут единогласно приняты на Конференции в Болгарии. И со стороны «мировой общественности» в порыве борьбы за «права человека», «права ребенка» на РФ будет оказываться давление, чтобы принудить ее к изменению своего законодательства, к внедрению ССЕ, к подписанию европейских хартий по правам человека.

Сравнение предыдущей Стратегии с вновь разработанной показывает, что прошлая Стратегия, одарившая Россию такими антисемейными вещами как «ранее выявление семейного неблагополучия», «всероссийский детский телефон доверия», «социальное сопровождение семьи» против воли ее членов и т.п., была еще «цветочками». «Ягодки» ювенальной юстиции и растления детей вырастут на почве новой Стратегии (2016). Сейчас планируется разработка внутрироссийской Стратегии «действий в интересах детей» на очередную пятилетку. Необходимо принять все возможные меры к тому, чтобы Россия воспрепятствовала внедрению новой Стратегии СЕ, имеющей откровенно антисемейный характер.

Протоиерей Олег Трофимов, доктор богословия, магистр религиоведения и философских наук

[1] http://giplatform.org/events/high-level-launching-conference-council-europes-strategy-rights-child
[2] https://z5h64q92x9.net/proxy_u/en-ru.ru/srsg.violenceagainstchildren.org/document/cm2011171_543#sthash.jH4LATT7.dpuf
[3]https://rm.coe.int/CoERMPublicCommonSearchServices/DisplayDCTMContent?documentId=09000016805a9206
[4] https://z5h64q92x9.net/proxy_u/en-ru.ru/srsg.violenceagainstchildren.org/story/2016-03-11_1439#sthash.4NjEF9Z0.dpuf

Об авторе