Интервью Наиболее интересное

Первоиерарх РПЗЦ Митрополит Илларион: Спаситель заповедал нам идти ко всем народам

IMG_3620
Март 30
01:43 2016

В интервью Первоиерарха Русской Православной Церкви Заграницей (РПЗЦ) Митрополита Восточно-Американского и Нью-Йоркского Иллариона, данному начальнику Войсковой Православной Миссии Игорю Смыкову обсуждаются наиболее насущные проблемы Церкви в наше непростое время: поддержка прихожан в их духовной и повседневной жизни, взаимоотношение конфессий, позиция Церкви в ключевых вопросах современности.

 

 Ваше Высокопреосвященство, чем для Вас было избрание в мае 2008 г. Первоиерархом Русской Православной Церкви Заграницей?

Это было трудное послушание. Я ни в коем случае не желал себе такого тяжелого креста, как быть Первоиерархом или председателем Архиерейского Синода Русской Зарубежной Церкви, потому что моими предшественниками были люди высокой духовной жизни — митрополиты Антоний (Храповицкий), Анастасий (Грибановский), Филарет (Вознесенский), Виталий (Устинов) и мой ближайший предшественник митрополит Лавр (Шкурла). И поэтому я со страхом и трепетом приступил к своим обязанностям, но считал, что не могу ослушаться Церкви и кто-то должен нести этот крест. Поэтому я подчинился такому избранию, всецело полагаясь на Божью помощь и на молитвы всех православных верующих.

 

Восприемником каких традиций (помимо канонических) Вашего предшественника митрополита Лавра Вы себя считаете? Каковы важнейшие проблемы РПЦЗ, доставшиеся Вам в наследство?

Владыка митрополит Лавр был человеком мира, любви и смирения. Он всегда спокойно, вдумчиво относился к разным обстоятельствам, возникающим проблемам и не сразу делал выводы, принимал решения. Я думаю, что он решал проблемы с Божьей помощью, пламенной молитвой, т.е. принимал решения осторожно. Считаю, что должен учиться у него тому, чтобы все делать таким же спокойным, мирным образом. Конечно, мы люди, мы ошибаемся. Главное — осознать свои ошибки и постараться исправить их.

В нашей Церкви имеются проблемы разного рода. Во-первых, это недостаток кадров (священнослужителей). Наши заграничные епархии находятся на разных континентах. Некоторые страны очень бедны, например страны Южной Америки, и Церковь не может должным образом обслуживать там людей. Во-вторых, есть проблема ассимиляции. Люди, живущие вне своей Родины, находятся под влиянием местной культуры и языка. Прежде всего, нам нужно сохранять православную веру. Если мы не утратим веру, то сохраним и русский язык и культуру. В противном случае нас ждет умерщвление, растворение в местной культуре — нехристианской, неправославной и нерусской. Уже целых три поколения наших людей, потомков первых эмигрантов, живут в православии, и очень важно, чтобы их связь с Церковью не прерывалась. Нам за границей приходится представлять нашу веру и наши традиции на разных языках. Это нелегкая задача, но с Божьей помощью мы ее решаем.

 

В чем специфика деятельности РПЗЦ сегодня? В чем похожа и чем различается православная жизнь в России и за рубежом? Велика ли разница в ментальности прихожан в Поместной Русской Православной Церкви в разных частях света?

Я уже частично ответил на этот вопрос. В России количество верующих столь велико, что священникам сложно поддерживать личные контакты со своими прихожанами. За границей же священники, даже архиереи, довольно близко знакомы со своей паствой. Правда, в России, в небольших деревнях священники тоже хорошо знают прихожан. Это очень полезно для самих верующих, поскольку в лице священника они имеют отца, наставника, духовника, который может помочь им в любое время. Точно так же священники поместной Русской Православной Церкви всегда готовы поспешить на помощь. В этом и заключается основная разница. В России все больше и больше верующих, и священнослужители просто физически не могут быть доступным всем, в том числе и тем, кто еще не пришел в церковь. Тут параллельно возникает миссионерская задача: приблизить невоцерковленных, познакомить их с верой в Бога и в православие. За границей, где небольшая паства, волей-неволей приходится заниматься миссионерством среди иноверцев. Часто люди сами приходят и просят принять их в Церковь. Наш Спаситель заповедал нам идти ко всем народам и проповедовать Евангелие спасения.

 

Какой Вам запомнилась Сиднейская и Австралийско-Новозеландская епархия?

Это часть моей жизни, моего сердца, воспоминания о ней вызывают у меня самые светлые чувства. Будучи назначен архиепископом в Австралийско-Новозеландскую епархию, я впервые стал правящим архиереем. До этого я был только викарным, т.е. помощником. Для епископа его епархия — это его невеста. Поэтому Австралийско-Новозеландская епархия до сих пор остается под моим ведением — я провел там 13 лет и все мне близки, все знакомы, мы чувствуем себя единой семьей. Надеюсь, что Господь поможет нам продолжать мирную, спокойную жизнь, которая является спасительной для всех в нашей епархии.

 

Каковы, на Ваш взгляд, особенности взаимодействия Русской Православной Церкви и государства в современной России?

Мы очень рады, что в России сейчас установилась полная свобода вероисповедания для всех и что православие как вера большинства русских людей обретает достойное место в жизни общества. Отрадно, что между Православной Церковью и государством установлены хорошие, добрые отношения. Святейший Патриарх при возведении в сан совершенно справедливо сказал: существует симфония, в которой Церковь и государство помогают друг другу на благо всего народа. Мы это приветствуем.

 

В какой степени РПЦЗ испытывает на себе влияние постоянно меняющихся условий жизни в современном мире? Как это сказывается на традициях церковного богослужения? Удается ли Зарубежной Православной Церкви сочетать здоровый консерватизм с удовлетворением возникающей потребности в изменениях?

Христианство на Западе быстрыми темпами исчезает, испаряется, и верующие ощущают подобные изменения. Распространяются антихристианские настроения, христиан высмеивают. Это делает жизнь православных христиан нелегкой, но, слава Богу, на Западе существует свобода, и человек сам должен быть тверд в свой вере, ему надлежит придерживаться своих традиций, соблюдать заповеди Христовы. Нас прежде всего волнует проблема языка: очень важно, чтобы молящиеся понимали в богослужении каждое слово. Поэтому на чужбине, если это необходимо, мы проводим службу на местных языках — английском, французском, немецком. Ведь многие наши прихожане уже не говорят на русском языке и тем более не понимают церковно-славянского языка. В то же время мы сохраняем наши церковные богослужебные традиции, менять их нет надобности.

 

Понятие миссионерства обычно ассоциируется с расширением сферы влияния католической церкви. Однако православная христианская традиция во все времена была прославлена многочисленными подвигами святых подвижников-просветителей. В эпоху революционных потрясений создалась такая ситуация, когда тысячи людей, принявших крещение, оказались в путах просвещенного язычества, оставаясь христианами только формально. В чем Вы видите особенности миссионерской деятельности РПЦЗ на территории России и за ее пределами?

Когда католики пришли в Южную и Северную Америку, они совершили большую ошибку: обращали население в христианскую веру насильно. В итоге христианство смешалось с язычеством, и поэтому сегодня мы наблюдаем, например, в Южной Америке, великий исход из католичества в другие вероисповедания, особенно в протестантство пятидесятнического направления. Православие всегда проповедовало Христа с любовью и смирением и старалось, чтобы люди убедились в истинности веры. Только убежденный человек может стать настоящим христианином.

Сегодня перед Русской Церковью снова стоит великая задача проповедовать православное христианство среди разных народов Российской Федерации и в странах бывшего Советского Союза. Православная Зарубежная Церковь проповедует вне России людям, имеющим русское, славянское происхождение, на разных языках объясняя им веру, помогая желающим примкнуть к истинной Православной Церкви. Мы должны всегда с открытым сердцем принимать их. Сейчас, слава Богу, существует много катехизической и духовно-назидательной литературы на разных языках. И в России тоже отмечается изобилие духовной литературы.

 

Сегодня во многих развитых странах стала острой проблема национального экстремизма как уродливой формы патриотизма и этнического самосознания. Существует ли она на канонической территории РПЦЗ? Какими видятся Вам пути преодоления этой проблемы и какова здесь роль Церкви?

Я бы сказал, что среди русских, живущих за границей, не существует проблемы национального разделения. Мы мирно живем среди представителей разных народов и вероисповеданий. В то же время невозможно отрицать, что в разных странах такая проблема существует, бывают случаи фанатизма, экстремизма. Это отрицательные явления. Если Церковь имеет влияние на людей, то она должна учить их относиться друг к другу с терпимостью, уважением. Мы как православные христиане не должны поддерживать экстремистов.

 

Сегодня, когда СМИ зачастую агрессивно настроены против института Церкви, когда в угоду интересам международных корпораций попираются основы законности и правопорядка, людей лишают возможности отстаивать свои интересы в рамках правового поля, вызывает опасения тенденция роста религиозного экстремизма. Насколько актуальным это является для РПЦЗ и какой, по Вашему мнению, должна быть позиция Церкви в этом вопросе?

Видимо, Вы имеете в виду то, что пишут в газетах или в Интернете те, кто не принял воссоединение Русской Зарубежной Церкви и Православной Церкви в России, те, кто пытается очернить Святейшего Патриарха, иерархию и все, что делает Русская Православная Церковь. Конечно, это неизбежно, поскольку существует свобода слова. Но, как говорится в Священном Писании, мы должны понять: от Бога это или не от Бога, с рассуждением, а не наивно прислушиваться ко всякому злословию. Поэтому экстремизм всегда вреден, он направлен не на добро, а на негативные действия.

 

Каковы Ваши личные впечатления от участия в Поместном Соборе Русской Православной Церкви, прошедшем в январе 2009 г. в Москве? Какие наиболее важные вопросы были на нем решены? Насколько оправдались Ваши ожидания, связанные с проведением Поместного Собора?

Этот Собор очень памятен. Во-первых, в прежние времена редко проводились такие великие собрания Епископата Церкви. Конечно, самым значимым событием стало избрание нового Предстоятеля Поместной Русской Церкви Святейшего Патриарха Кирилла. Кроме того, было принято несколько важных решений. Среди них — решение о создании некоего механизма, связанного с изучением различных вопросов, касающихся церковной жизни и нравственной жизни, и того. Очень важно то, как Церковь сможет решить эти вопросы. Отрадно, что Русская Православная Церковь сегодня имеет возможность вдумчиво, соборно изучать такие проблемы и приходить к благоприятному решению.

 

Внезапная кончина Святейшего Патриарха Алексия II болью отозвалась в сердцах верных чад  Русской Православной Церкви. Как Вы оцениваете личность и деяния почившего в Бозе Патриарха?

Я с большим уважением отношусь к почившему Патриарху Алексию II. Он служил в действительно тяжелое время — время перехода от преследований со стороны безбожной власти к восстановлению церковной жизни. Он предстоял в Церкви и был умиротворяющей фигурой Церкви, помогающей всем вместе трудиться на дело восстановления Русской Православной Церкви после прежнего вавилонского пленения при безбожной власти, т.е. атеизме. То, что он совершил, навсегда войдет в историю Русской Православной Церкви как самый плодотворный период в деле возвращения храмов, восстановления мужских и женский монастырей по всей России, крещения людей и т.д. И, конечно, при нем был принят акт о воссоединении в Единую Русскую Церковь прежде разрозненных Русской Православной Церкви и Русской Православной Зарубежной Церкви.

 

Сегодня мы наблюдаем колоссальный рост числа социальных, политических, экономических и экологических катастроф и потрясений. По этой причине среди христиан всего мира усиливаются апокалипсические настроения, чем нередко пользуются представители многочисленных сект и еретических объединений. Как в таких условиях, не впадая в кликушество, дать верующим верное направление в их духовной и повседневной жизни?

Все катастрофы, которые сейчас происходят, являются результатом человеческого греха, жадности, жизни без Бога. Нам нужно не унывать, а каяться. Если мы покаемся в наших личных грехах, постараемся жить по Божиим заветам и исполнять заповеди Христовы, тогда мы всегда будем спокойными, несмотря на то, что происходит. Ведь наша земная жизнь конечна, как и мир, в котором мы живем. Мы как христиане должны спокойно принимать это и ожидать Второго пришествия Христа.

Очень много сейчас всяких предсказателей. Нужно верить в Христа, никто не знает, когда будет Конец, даже Ангелы Божии, только Бог-Отец. Но каждый из нас должен быть готов встретить Господа.

Как известно, идолопоклонство, в частности служение золотому тельцу, — один из наиболее распространенных грехов в современном мире. Многие предприниматели задаются вопросом, как сохранить конкурентоспособность в условиях диктата волчьих законов рынка и при этом сохранить целостность своего духовного устроения. Как в условиях распространения западных ценностей звучит проповедь РПЦЗ на эту тему?

Я думаю, что это будет общехристианское мнение, не связанное только с РПЦЗ. Само по себе богатство не является злом. Злом является служение только ради богатства, денег. Если человек честно работает, соблюдая нравственные законы, то Господь дает ему возможность иметь прибыль. Это не грех. Грехом является жизнь только для себя или нечестно приобретенные богатства. Я очень рад, что в России много православно настроенных предпринимателей, которые помогают, занимаются благотворительностью. Ведь и в прошлом состоятельные люди строили храмы, богадельни, больницы. Например, великая княгиня Елизавета Федоровна заботилась о бедных, от своего имения помогала нуждающимся. Предприниматели, добившиеся успеха в своем деле, должны делиться с неимущими. И тогда Господь их благословит и даст спасение. Не только богатые, но и бедные люди могут быть скупыми. Поэтому сами по себе бедность и богатство не являются ни грехом, ни добродетелью. Когда мы чувствуем нужду ближнего, то сочувствуем ему и помогаем.

 

В чем, по-Вашему, состоит различие между мирским и православным пониманием прав и свобод человека?

Человек может жить в свободном обществе, но быть плененным своими пороками и страстями. Поэтому по-настоящему свободный человек — это тот, кто прикован к Господу, кто берет на себя бремя Христа, или ярмо Христовой Веры и освобождается от греховных привычек и страстей через молитвы, личный подвиг, требовательность к себе. Даже находясь в заключении, он может быть самым свободным человеком, если верует в Бога и совесть его чиста.

 

В сентябре 2009 г. в Россию в первый раз привезли главную святыню Русского Зарубежья чудотворную Курско — Коренную икону Божией Матери «Знамение». Как Вы оцениваете значение этого события для жизни Русского Зарубежья и Русской Православной Церкви? Вы не впервые в России. Что произвело на Вас наибольшее впечатление во время визита в наше Отечество?

Прибытие Курско — Коренной иконы Божией Матери с визитом в Россию впервые после 1920 г. — это духовный символ нашего церковного единства. До нашего воссоединения в 2007 г. трудно было представить себе, что великая святыня, которая окормляет в беде духовных детей на чужбине, могла бы посетить Россию. Но сейчас это осуществилось, и мы видим, какая великая вера и благочестие у русского народа. Люди толпами приходят, чтобы поклониться этой иконе и помолиться перед ней. И это очень согревает, умиляет наши сердца. Мы благодарны Богу за то, что он все устроил и Божья Матерь со своей чудотворной иконой прибыла в Россию для утешения православного русского народа, так же как она утешает людей в разных епархиях, приходах, домах русского рассеяния.

 

17 мая 2007 г. в Храме Христа Спасителя был подписан Акт о каноническом общении между РПЦЗ и Русской Православной Церковью Московского Патриархата (МП), неоднозначно воспринятый как частью клириков и паствы РПЦЗ, так и некоторыми православными «ревнителями» внутри РПЦ МП. Каково Ваше мнение о воссоединении двух частей Поместной Русской Православной Церкви?

Это неизбежное и необходимое святое дело. Отпали все преграды и трудности, которые раньше не давали возможности православным русским за границей иметь полное евхаристическое общение. Единство существовало в единой вере, но в богослужебном, личном служении силы зла временно не давали возможности единения. Но, слава Богу, это осуществилось. Это очень укрепляет Церковь. Христос призвал всех быть едиными, и сейчас все мы в духе единства, братолюбия, благочестия можем трудиться во славу Божью и на благо всех верующих не только в России, но и во всех приходах Русской Зарубежной Церкви. Мы чувствуем себя частью Великой Церкви, имея радость общения и поддержку — молитвенную и личную — и силу Русской Православной Церкви.

 

Основным камнем преткновения в вопросе воссоединения двух ветвей РПЦ был так называемый «дух сергианства». Его суть заключается в низведении института Православной Церкви до уровня государственного ведомства, которое обслуживает интересы власти и почти полностью от нее зависит. Что принципиально изменилось в РПЦ с 1990-х гг.?

Сейчас вопрос сергианства совершенно не актуален, потому что Епископат РПЦ ни в чем не связан никакими земными силами, а служит только Богу и имеет возможность строить правильные отношения с государством, с властями, т.е. отношения взаимной помощи для блага народа, Церкви, Тела Христова. Сегодня Русская Православная Церковь обладает наибольшей свободой за всю свою историю. И мы должны использовать эту свободу согласно Божией Воле, изложенной в Евангелии Христовом.

 

В 2008 г. отмечалось две даты: 140 лет со дня рождения Государя Императора Николая II и 90 лет со дня мученического убиения Царской Семьи. В чем заключается смысл царского служения Святого Мученика Царя Николая, и каково значение его духовного наследия для России?

Российские цари были помазанниками Божьими. Император Николай II являлся православным христианином, семьянином и образцом помазанника Божьего. Он завершил свою земную жизнь мученической кончиной, приобретя нетленный венец в Царствии Божием. В его смирении, кротости и готовности быть верным Христу до конца проявилась его любовь к своему народу. Он — пример для всех нас, образец и, конечно, предстатель перед Престолом Божиим, перед Царем Небесным.

 

Необходимо ли русскому народу соборное покаяние в грехе цареотступничества, подобное соборному покаянию, организованному Святыми Патриархами Иовом и Гермогеном в Смутное время?

Всякое покаяние необходимо. Каждый человек должен каяться в своих грехах и в грехах народа. Те православные христиане, которые духовно готовы покаяться, должны сделать это. Начинать нужно с личного покаяния, с осознания своих немощей, недостатков. Надо любить друг друга, тогда все исправится. По моему мнению, это такой вопрос, который следует решать соборно.

 

Последние социологические опросы показывают рост монархических настроений в российском обществе. Возможно ли восстановление Православной монархии в России? Если да, то что нужно предпринять для этого?

Все в руках Божиих. Считается, что Православная монархия, живущая в симфонии с Церковью, есть идеальное правление. Если народ будет готов к восстановлению Православной монархии в России, она может быть восстановлена.

 

В чем смысл идеи Третьего Рима? Какова историческая миссия России?

Думаю, что Россия имела важное значение в православном мире после падения Византии: греки и другие народности Балкан оказались под гнетом чужой веры, чуждых народов. Русская Православная Церковь поддерживала их. Сегодня возродившаяся Русская Православная Церковь имеет большую духовную силу и возможность быть светом всего мира. Она может послужить миссионерскому делу — многие смогут прийти ко Христу через Русскую Православную Церковь. И тот факт, что сейчас русские оказались в рассеянии и что многие русские эмигрируют в разные концы мира, дает возможность Русской Церкви насаждать всюду свои общины, устраивая такие рассадники веры. Так вера Христова распространится по свету еще больше, чем сейчас. Поэтому крепкая Русская Православная Церковь — это надежда для всего мира.

 

Существует постановление Синода Русской Зарубежной Церкви о подготовке материалов по канонизации Императора Павла I. Будут ли продолжены шаги в этом направлении?

Пока официального решения по данному вопросу не было. Это дело будущего. Многие почитают Императора Павла I, молятся за его душу, свидетельствуют о помощи, которую они от него получают. Если церковный народ будет иметь такое почитание, тогда Церковь может принять какое-то конкретное решение. Если появляется человек святой жизни, который почитается народом как святой, Церковь констатирует тот факт, что этот человек — угодник Божий, и прославляет его.

 

События в Южной Осетии и Абхазии еще раз показали, что в мире есть политические, экономические и религиозные круги, опасающиеся усиливающейся России и стремящиеся к ее раздроблению. Какие меры, по Вашему мнению, нужно предпринять  для противодействия этим планам?

Конечно, в мире есть силы, которые стараются воспользоваться человеческими слабостями. Именно поэтому случаются такие трагические ситуации. Когда люди одной православной веры сталкиваются друг с другом, когда подобные конфликты порождают ненависть, это великая трагедия для Церкви. Так что мы очень молимся, чтобы не было никаких распрей между верующими, где бы они ни находились.

 

Современная Россия — многоконфессиональная страна. Но две религии занимают в ее жизни особое место — это православие и ислам. Каким Вам видится сотрудничество религиозных деятелей и верующих этих двух крупнейших конфессий на благо России?

Они могли бы сотрудничать в нравственной сфере. Сейчас в России свирепствуют алкоголизм и наркозависимость. Думаю, что в искоренении этих напастей ислам и православие могли бы обрести общее поле для благой деятельности. Это помогло бы утвердить высокие нравственные стандарты и способствовало бы искоренению межрелигиозных, межнациональных конфликтов. Все верующие — и православные христиане, и мусульмане — должны уважать друг друга и всячески сдерживать экстремистские силы, которые стараются поколебать существующий мир.

 

У Вас есть любимая притча или поговорка?

Думаю, мы должны всегда помнить слова Спасителя и его любимого ученика Иоанна Богослова: «Любите друг друга и прощайте друг друга». Бог есть Любовь. Жить в любви — это самый важный закон жизни для христиан.

Игорь Смыков, журнал «Экономические стратегии» № 8 (74) 2010 г.

Об авторе