Общество

Спад рождаемости

Март 14
09:00 2012

Спад рождаемости



Когда смотришь на фотографии, снятые во время событий так называемой «арабской весны», что поражает в первую очередь, так это многочисленные толпы молодых людей на улицах и площадях городов. Создается впечатление, что в мусульманских странах Ближнего Востока среди населения наблюдается огромное преобладание молодежи, причем этой молодежи нечем заняться. Однако такая точка зрения постепенно уходит в прошлое. Как указывают Николас Эберштадт (Nicholas Eberstadt) и Апурва Шах (Apoorva Shah), научные сотрудники Американского института предпринимательства (American Enterprise Institute), в последние три десятилетия арабский мир переживает некоторый демографический спад, хотя это мало заметно. На самом деле в арабских семьях рождается намного меньше детей.   


Как правило, четкое соблюдение всех религиозных обрядов и низкий уровень доходов идут рука об руку с высокой рождаемостью. Между тем, по данным  Бюро переписи населения США (United States Census Bureau), в настоящее время рождаемость в Иране находится на уровне Новой Англии, самого последнего по приросту населения региону в Соединенных Штатах. 


От скорости, с которой происходят изменения, буквально захватывает дух. В Омане, например, женщина сегодня рожает в среднем на 5,6 ребенка меньше, чем 30 лет назад. В Марокко, Сирии и Саудовской Аравии уровень рождаемости снизился почти на 60%, а в Иране – более чем на 70%. Такое падение рождаемости является самым быстрым в документированной мировой истории. 


Иранский режим, конечно, понимает, что быстрое старение населения и нехватка молодых людей среди трудовых ресурсов могут привести к затяжному экономическому спаду. Однако власти в то же время мало что могут с этим поделать. Кто знает, в чем причины данного явления? Возможно, граждане страны настроены пессимистично в отношении будущего, а, может быть, иранские родители не хотят иметь такие большие семьи, как раньше.


Как находит нужным отметить Эберхардт, демографические явления не обязательно обрекают общество на тот или иной уровень развития. В стране может наблюдаться быстрый экономический рост как при низком, так и высоком уровне рождаемости (что убедительно доказали Южная Корея и Тайвань несколько десятилетий назад). Тем не менее, в долгосрочной перспективе все же лучше иметь растущие трудовые ресурсы, а не такие, чья численность неуклонно снижается по сравнению с количеством пенсионеров.


Если оглядеться вокруг, можно увидеть множество наций, чей корабль натолкнулся на встречный ветер демографических проблем. Если 20 век отличался стремительным ростом народонаселения, то 21 век, как утверждает Эберхардт, похоже, будет отмечен снижением темпов рождаемости.  


Сегодня уже почти половина граждан нашей планеты живет в странах, где уровень рождаемости ниже, чем тот, который необходим для восстановления естественной убыли населения. По данным Бюро переписи, увеличение численности людских ресурсов в период между 2010 и 2030 годами составит всего лишь половину от того прироста, который мы наблюдали за два прошедших десятилетия. Вместе с тем, результаты исследований Международного института прикладного системного анализа (International Institute of Applied Systems Analysis) указывают на то, что рост уровня образованности в мире неуклонно замедляется.


Такое положение вещей ведет к тому, что демограф Филип Лонгман (Philip Longman) метко назвал «цунами старения». Он имел в виду ситуацию, когда среди жителей страны преобладают люди, чей возраст превышает 60 лет, а молодежь в возрасте до 30 лет составляет лишь малую долю населения.


Некоторым государствам приходится в этом смысле гораздо тяжелее, чем другим. Например, после распада Советского Союза Россия умудряется жить с низким уровнем рождаемости и высоким уровнем смертности. Средняя продолжительность жизни в России является практически такой же, как была 50 лет назад, а численность населения страны сократилась примерно на 6 млн. человек с 1992 года.


Быстро стареющая Япония имеет один из самых худших демографических профилей в мире. Перспективы большинства европейских стран в этом плане также выглядят весьма мрачными. В Поднебесной демографические проблемы могут стать серьезным сдерживающим фактором для долгосрочного экономического роста. Год за годом число пожилых китайцев увеличивается на 3,7%. Эберхардт прогнозирует, что к 2030 году среди граждан страны доля работающих пожилых людей (в возрасте 50-64 лет) значительно превысит число трудоспособной молодежи (15-29 лет). В 2010 году все было наоборот, ведь молодежь по численности почти вдвое превышала возрастную часть населения. В культурах с низким уровнем социального доверия вне семьи поколение единственных детей в семье рождает еще одно такое же поколение, что неизбежно ведет к серьезным изменениям в структуре общества.


Даже страны, способные похвастаться более благоприятной демографической ситуацией, сегодня испытывают проблемы. Индия, например, и в будущем не должна ощутить нехватки трудоспособной молодежи. По оценкам Венского института демографии, к 2030 году число относительно образованных молодых индусов составит 100 млн. человек, в то время как среди населения Китая таких людей будет насчитываться менее 75 млн.  


Однако Индия страдает от другой проблемы, а именно связанной с распределением трудовых ресурсов по регионам. В северной части страны, где граждане менее образованны и живут беднее, наблюдается высокий рост численности населения. Вместе с тем, в южных областях, где люди живут богаче и могут похвастаться большей образованностью, рождаемость уже упала ниже уровня, необходимого для восстановления естественной убыли населения.


Соединенные Штаты уже давно опережают Японию и большинство европейских стран по уровню рождаемости. Население США увеличивается в любой возрастной группе, это происходит отчасти благодаря иммиграции. Америка, конечно, тоже стареет, однако все же не так быстро, как другие государства.


Тем не менее, даже эта стабильность выглядит весьма хрупкой. Результаты переписи 2010 года позволяют предположить, что темпы роста населения США снижаются быстрее, чем многие ожидали.


Кроме этого, вероятно, было бы неверным сводить все исключительно к демографической конкуренции. Даже несмотря на то, что Соединенные Штаты привлекают трудоспособных молодых людей со всего мира, уровень жизни американцев все равно пострадает от воздействия стран со стареющим населением, которые развиваются не так динамично.


Десятилетиями люди рассматривали динамическое развитие и экономический рост как нечто само собой разумеющееся, а в росте населения видели проблему. Сегодня мы подошли к другой крайности, ведь совершенно ясно, что молодежь стала весьма дефицитным ресурсом. В 21 веке США могут превратиться в медленно стареющего лидера быстро стареющего мира.