Экономика

Социалистическая надежда Запада

Февраль 08
09:01 2011

Социалистическая надежда Запада


«Китайский паровоз», стремительно пронесшийся сквозь финансовый кризис, возбуждает аппетиты западных инвесторов. Мировой финансовый кризис, значительно уменьшивший главную «убойную» силу китайской экономики – экспорт товаров, подтолкнул руководство КНР к мерам по расширению внутреннего рынка. «Командное руководство» хозяйством в условиях кризиса оказалось единственным эффективным средством не только минимизировать последствия «американского финансового вируса», но и обернуть к своей выгоде отсутствие «живых денег» в западной экономике.


Налицо выгода макроэкономическая, позволившая связать корпоративных участников мирового рынка и многие правительства инвестициями и многолетними контрактами, заключенными на самых выгодных условиях. В эти два года Китай купил государственные облигации Греции, Японии, Испании, широко открыв себе этим двери на их внутренние рынки. Не считая того, что КНР – самый крупный кредитор США. Бурный рост внутреннего потребления при полном «эмбарго» на руководящие указания МВФ и Всемирного банка обеспечили Китаю впечатляющее увеличение численности того самого «среднего класса», а говоря попросту — рост заработной платы значительной части населения.


 Среди политических выгод самая поразительная та, что европейские экономисты теперь всерьез собираются изучать китайскую модель экономики, не впадая в прострацию из-за того, что она окрашена социалистической идеологией, им, на идее «свободного рынка» воспитанным, вроде бы противопоказанной. И что из того, что некоторые западные экономисты пока ещё зажимают себе нос, говоря о «феномене Китая»? Страна становится притягательным магнитом для ведущих мировых производителей товаров класса люкс, стремительно поглощаемых китайским рынком. Транснациональные компании, в отличие от теоретиков рынка, быстро сообразили, что ориентироваться надо на китайский средний класс, который в посткризисный период готов потреблять все больше и больше дорогих изделий: от престижных часов до редких вин, от модных аксессуаров до бриллиантов и дорогих ювелирных украшений. Тогда как продажи в Западной Европе и США резко снизились, а по некоторым позициям упали практически до нуля, Китай вышел из кризиса еще более сильным.


И для тех компаний, которые заблаговременно развернулись на внутренний рынок Поднебесной, наступила благостная пора. В последнее время резко выросли продажи в Китае таких престижных марок швейцарских часов, как «Патек Филипп», «Ролекс», «Омега», «Тиссо». У группы LVMH, которая производит около 50 известных марок товаров, включая одежду и сумки с маркой «Луи Виттон», в 2003 году на Китай приходилось около 13 процентов мировых продаж, в 2009-ом — уже 40 процентов. Год назад компания открыла в Шанхае два фирменных магазина «Луи Виттон». Известный бренд «Гуччи» планирует открыть в Поднебесной полтора-два десятка новых магазинов, фактически удвоив нынешнюю торговую сеть. Другой модный бренд «Прада» в дополнение к 17 существующим магазинам открыл еще четыре новых. Помнится, еще в прошлом году «Голдман Сакс» выяснил, что Китай потеснил США со второго места в мировом рейтинге рынков товаров класса люкс. Поднебесная стала вторым по величине потребителем престижных и дорогих брендов. В 2010 году ежегодные затраты китайцев на товары премиум-сегмента составили 6,5 миллиарда долларов. Эксперты «Голдман Сакс» подсчитали, что к «среднему классу», которому уже по карману такие покупки, в Китае относится теперь 200 миллионов человек. И статистический китайский потребитель предметов роскоши на 15 лет моложе, чем в среднем в мире.


Экономика КНР работает, прежде всего, на молодежь, чего, например, не скажешь о России, где она работает на госчиновников и миллиардеров. Запах денег теперь не перебивают у западных инвесторов ни Коммунистическая партия Китая, руководящая страной, ни специфический запах китайской кухни. В 2010 году сумма реализованных в Китае иностранных инвестиций составила 105,74 миллиарда долларов. По словам официального представителя министерства торговли КНР, «впервые был превзойден рубеж в 100 миллиардов долларов, что является историческим рекордом» для Китая. За год здесь открылись 2,706 иностранных предприятий сферы производства.


Бум – это слово так и просится на язык вместо комментария. «Быстрые деньги» рекой льются в Китай. Однако еще слишком свежи в памяти причины последнего финансового кризиса, разогретого американской ипотекой и обрушившего доллар, который потом пришлось два года вытаскивать совместными усилиями тех стран, кто повязал свою экономику американской валютой. На состоявшемся в конце января Всемирном экономическом форуме в Давосе многие отмечали, что из-за слишком большой подвижности международных капиталов так называемые развивающиеся рынки вновь столкнутся с экономическим кризисом. «Быстрые деньги» — неустойчивые потоки и могут моментально прекратиться с переменой инвестиционного климата. Эти финансовые вливания устремляются в фондовые биржи, на рынок недвижимости, что ведёт к перегреву экономики и обратному оттоку международных инвестиций, как это было в случае с азиатским финансовым кризисом 1997-1998 годов. Спокойствия не добавляет тот факт, что за неделю до открытия Давосского форума Китай объявил, у него появляется «кризис лишней ликвидности». Банки, которые раньше активно участвовали в спекулятивных сделках, вдруг осознали нехватку денег.


Правда, представитель Китайского народного банка Ли Даокуй специально прибыл в Давос, чтобы заявить, что Пекин не допустит падения своей экономики и готов постепенно избавляться от вздутых цен. Китайцы отмечают: «После того, как Китай, перегнав Японию, стал второй экономикой мира, догоняя и США, весь мир всё больше обращает внимание на модель развития КНР. Она в некоторой степени бросает вызов западной капиталистической модели. После финансового кризиса многие зажиточные страны страдают большими долгами, высокой безработицей и неуверенной политической обстановкой. В Китае пока нет этих трудностей. Некоторые западные экономисты в Давосе призывают изучить и использовать опыт Китая. По крайней мере, действовать, как китайцы, — с долгосрочной стратегической концепцией». О нешуточном интересе на Западе к Китаю говорит и то, что перед Давосом в Швейцарии работал симпозиум на тему «знакомство с Китаем». Организаторы его провели в общей сложности более 200 симпозиумов, на которых состоялись обсуждения восстановления глобальной экономики, перемещения центра тяжести мировой политики и экономики, глобальных рисков, контроля финансовой системы на Восток.


Международная аудиторская компания «Price Waterhouse Coopers» представила в Давосе доклад, в котором Китай называется самой важной страной для будущего экономического роста. За ним следуют США, Бразилия, Индия. России в этом списке нет.