Политика

Снежная революция в России, которая не свершилась

Март 21
10:26 2012

Снежная революция в России, которая не свершилась


Март Хельме, бывший посол Эстонии в России


Ученики заблуждений вновь мечтают о победном шествии демократии в России. Надежду им подали пробуждение среднего класса и массовые демонстрации в Москве в конце прошлого – начале нынешнего года.  Мечтать не вредно – говорят русские. Но в данном случае мечты о России как о либеральной демократии западного типа так мечтами и останутся.


Почему?


 Не вдаваясь здесь в историю России и формирование национальной психологии русских, приведем лишь три ключевых фактора: у России не было (в отличие от Запада) периода ренессанса, не было реформации и не было эпохи просвещения. Зато была эпоха коммунизма. И были исходившие с Запада попытки уничтожить государственность России: поляки и шведы в 16 веке,  Наполеон Бонапарт в 19 веке и интервенты времен гражданской войны, а также Гитлер в 20 веке, не говоря уже о дыхании Холодной войны.


Без упомянутых первыми эпох и сегодня запад не был бы таким, каков он есть сейчас. И отсюда, а также из перечисленных далее причин и происходит тот непреодолимый раскол, что правит сознанием людей Запада и Востока и который заставляет русских быть параноидально подозрительными по отношению к Западу. Травматично – и углубляюще враждебность к Западу – повлиял на русских и опыт после распада Советского союза. Будет нелишне упомянуть, что в крушении во времена Бориса Ельцина как многие топ-политики, так и на бытовом уровне видели мохнатую руку Запада, которая пытается сломить матушку-Россию и превратить ее в полуколонию американцев. Для многих, возможно, для критической массы русских слово демократия ассоциируется с понятием «зависимый от Америки».  


А потому: хотя русские и недовольны положением в государстве, это еще не означает никакой снежной революции. Хотя популярность Владимира Путина уже не та, что была с десяток лет тому назад, это еще не означает его окончательного падения. Поскольку, если русский почувствует, что кто-то другой начинает использовать ситуацию в его государстве, он отбрасывает свои разногласия и становится за вождем, которого он может и не любить, но который все же свой.


На деле снежная революция провалилась в России хотя бы уже потому, что ее пытались провести по неоднократно использованным в Восточной Европе штампам. Именно так свергли в 2000 году в Югославии Слободана Милошевича, в Грузии в 2003 году Эдуарда Шеварднадзе, на Украине в 2004 году провозгласившего себя победителем на выборах Виктора Януковича и в Кыргызстане в 2005 году Аскара Акаева.


Путин и его кагэбэшники, разумеется, основательно проанализировали эти события и сделали свои выводы по контрдействиям.


Поскольку Дума в России является резиновым штемпелем, то со стороны оппозиции было большой ошибкой  начинать массовые демонстрации против фальсификации думских выборов. Но и не является невозможным, что подстрекателями к этому неверному шагу были российские спецслужбы. Во всяком случае, сейчас мы можем констатировать, что упомянутые акции протеста показали размеры недовольства в государстве. Но, несомненно, они консолидировали в то же время часть лояльных властям людей и позволили Путину уже во время избирательной кампании возможность поиграть на традиционном антизападничестве русских, угрожать людям распадом России, если он не победит и говорить о России в черно-белых тонах, где русские под его руководством одержат уверенную победу.


Во всяком случае, Путин сейчас захватил инициативу во внутренней политике России и не собирается от нее отказываться в ближайшие годы. На него работают и напряженности в международной жизни. Арабская весна и оставшаяся после нее неразбериха, но еще больше предстоящее (как можно опасаться) нападение на Иран открывают перед Путиным еще более широкие возможности указывать пальцем на Запад и консолидировать русских вокруг себя.


По сути, Кремль уже и начал действовать в этой области. Речь идет о форсированном усилении вооруженных сил России, перемещении дополнительных вооруженных сил к западным границам и повышении антизападного тона в риторике.


Путин понимает, что должен продемонстрировать проявляющим недовольство русским, что он сильный руководитель. Для этого нужны враги – и, разумеется, победы над врагами.


Отсюда тревожный звонок для нас. Предстоящие годы будут для нас очень тяжелыми в общении с Россией. Москва ни в коем случае не оставит неиспользованным экономический кризис и ослабление Европейского союза, сокращение присутствия США в Европе и сосредоточение Вашингтона на регионах Ближнего и Дальнего Востока, провал НАТО в Афганистане и развал внутренней солидарности в организации, возвышение Германии в Европе и ее особые интересы в России, но также и замешательства в исламском мире, иранский ядерный кризис, свое сближение с Китаем и возможность стать альтернативным поставщиком энергии для Европы в случае, если нападение на Иран временно смешает нефтяной рынок.


 К сожалению, мы являемся тем самым регионом, где Россия хочет и сможет сильнее заставить считаться с собой.


Как Кремль это сделает. Прежде всего, мы попадем под ожесточенную пропагандистскую атаку. Одновременно против нас будет задействован в полной мере разведывательная сеть, которую русские выстраивали годами и которая охватывает сотни людей, в том числе видных политиков и известных высших чиновников. Одновременно будет проведен ряд политических маневров-диверсий, большинство из которых останется незамеченными общественностью, но которое обеспечивает России возможность в большей степени контролировать и направлять нашу внутреннюю политику. Будет разжигаться  открытое (и в большинстве своем оправданное) недовольство властями с целью поставить под сомнение их компетентность и легитимность.


Если указанные выше меры не приведут к желаемым для Москвы результатам, будут эскалироваться социальные и межнациональные противоречия и в случае подходящей внешней среды они будут доведены до температуры кипения. Это означает вывод пятой колонны на улицы (причины, поводы: русскоязычное образование, дефицит работы на Северо-востоке, предполагаемая дискриминация русских, вопросы гражданства, требование двуязычия) и как крайняя мера — вторжение частей российкой армии в Эстонию под вывеской защиты прав граждан России.


Чтобы меня не сочли доморощенным параноиком, процитирую вывод аналитика  Джорджа Фридмана из мозгового центра  STRATFOR. Он в своей книге «Следующие сто лет», вышедшей и на эстонском языке, пишет: «Атлантическая Европа будет видеть в Германии буфер против России, а угрозы для стран Балтии не будет рассматриваться как имеющие важность для своих интересов. Поэтому они не объединятся с коалицией, в которой Германия нуждается для противостояния с Россией. Посему самым очевидным результатом станет бездеятельность Германии, ограниченное вмешательство Америки и постепенное, шаг за шагом возвращение российской власти на пограничные территории Европы и России».


Правда, Фридман соглашается при этом, что «это частично зависит от того, насколько агрессивно будет действовать Россия, если капризные страны Балтии окажут сопротивление, на сколь большие риски они готовы пойти и в насколько отстраненной роли собираются оставаться США. В конце концов, это зависит и от внутренней политики Германии.


Во всяком случае, мечты о демократической России на сей раз придется опять оставить в стороне. Путин победил на выборах не для того, чтобы жалко позволить выгнать себя из  Кремля.


И он знает, что русские объединятся против чужих, нужно только им показать на подходящего чужого. Только что получивший мандат Путин не собирается предстать перед нами простаком и мы уже довольно скоро это почувствуем.


Перевод: Хейно Сарап