Горячие точки

Смерть Каддафи — ритуальное убийство

Ноябрь 09
07:42 2011
Смерть Каддафи — ритуальное убийство

 

Реакция «сильных мира сего» на варварское линчевание Муаммара Каддафи наглядно отражает матрицу современного мира — нет никакого«цивилизационного сообщества»


У африканского народа туареги нет традиции грустить об ушедших из мира тленного, свои соболезнования родным умершего они выражают словами: «Ты счастливый; тот, кого ты любил, теперь у господа в раю». В странах Ближнего Востока и Северной Африки, где природа не особенно милостива, и за жизнь приходится бороться, ценят людей, у которых слова не расходятся с делами. Ценится и то, с каким мужеством человек живет последние минуты своей жизни, как достойно он встречает свой конец. Все что оставалось Муаммару Каддафи в октябре — это выполнить свое обещание и умереть на родине, опровергнув слухи о своем бегстве из Ливии.


Наблюдая кадры расправы над Каддафи, ловишь себя на невероятном чувстве дежа-вю: ведь через все это мы уже проходили, уже был Ирак, были сотни тысяч жертв, был повешенный лидер.

Муаммар пожелал остаться на своей земле, в тяжелейшие для его народа времена. Он сдержал свое слово и, как подобает настоящему мужчине, пал на земле своих предков.


Авиация НАТО настигла колонну машин в осажденном Сирте, в которой находился сам лидер Ливийской Джамахирии. После атаки с воздуха колонна была рассеяна, и на место прибыли мисуратские боевики, которые и захватили еще живого Каддафи. Пытки и издевательства продолжались с девяти утра и до двенадцати дня — в течение этого времени толпа истязала полковника.


Реакция «сильных мира сего» на варварское линчевание Муаммара Каддафи наглядно отражает матрицу современного мира: то, что называлось «цивилизационным сообществом», в действительности оказалось группкой поклонников культа смерти. «Уау!» — воскликнула госсекретарь США Хилари Клинтон, узнав о конце «кровавого диктатора». «Мы не просто убили его, мы показали эти омерзительные кадры глумления над раненым человеком! Пусть это послужит уроком тем, кому мы выносим приговор в кулуарах нашего сатанинского сонмища! Им не уйти от нашего возмездия!» — наверное, именно так Клинтон и подумала. 1 ноября у госсекретаря умерла мать. Интересно, она тоже кричала «Уау!»?


Подельники Клинтон по антиливийской коалиции Николя Саркози и Дэвид Кэмерон также были преисполнены радости от результатов своей работы — ведь Стабилизационный фонд Европы нуждается в новых вливаниях, и теперь больше никто не помешает им поправить свое финансовое положение за счет ливийских активов.


Реакция российского руководства, как и ожидалось, оказалась адаптивной. Обычно МИДу России присуще демонстрировать лингвистическую изощренность в своих формулировках, но в этот раз президент Дмитрий Медведев высказался в общем лейтмотиве западных лидеров, назвав убийство Каддафи «прекрасной новостью». Тогда как для российских контрактов с уже бывшей Джамахирией эта новость означала потерю еще одного партнера и союзника в северо-африканском регионе. Хилое «тяфканье» российских дипломатов в Совете Безопасности и усилия Михаила Маргелова, в итоге приведшие к полномасштабной войне, еще раз доказали несостоятельность и недееспособность наших дипломатических ведомств в решении задач принципиальной важности.


Кто убивал Каддафи? Кто те «обиженные» и «обделенные» его властью? Они жили так, как в Африке никто не жил. Они продались с верой в будущее — но никакого будущего у них нет, а есть лишь иллюзия настоящего: минуты, часы, дни их ликования. После будет «белая» демократия: референдумы и выборы, приватизация и капитализация Ливии.


Они осквернили образ ислама. Те, кого мы видели в ужасных кадрах расправы над Каддафи — это не мусульмане, это убийцы с их невообразимой дикостью и экстазом, с которым они бесновались над тяжелораненым Каддафи. Известная иракская блогерша Лейла Анвар написала в своем блоге: «Посмотрите на этих бородатых мужчин, посмотрите на этих мусульман, посмотрите на эту дикость, посмотрите на эту жесткость, это их Бог, это их религия, это их Аллах».


Корреспондент британской газеты «The Telegraph» Эндрю Гиллиган так описывает сатанинское пиршество в логове оппозиционеров: «События развернулись на главной площади в Бенгази, где вовремя празднования производили забой верблюдов. Я увидел восемь из них сидящими, их ноги устали настолько, что они не могли двигаться, они дрожали от страха перед поочередным обезглавливанием. Пока солдаты производили выстрелы в воздух, в ликующей толпе несколько человек держали эти отрубленные головы как трофеи. Они обмазывали руки верблюжьей кровью, и пальцами, с которых стекала кровь, показывали знак победы V».


Наблюдая кадры расправы над Каддафи, ловишь себя на невероятном чувстве дежа-вю: ведь через все это мы уже проходили, уже был Ирак, были сотни тысяч жертв, был повешенный лидер — и сейчас там именно та «демократия», которая с благословения ООН отправилась в Ливию. Ливийский формат был дополнен продажными племенами и роскошной ложью. Новые исполнители — но те же кукловоды.


Век Каддафи канул в Лету — вместе с ним ушла единая и неделимая Ливия, ушли те достижения, которыми гордился ливийский народ. У Ливии больше не будет демократии — ни в какой ее форме.

Ливийский лидер прожил долгую и яркую жизнь лидера и просто человека. Фаталист по своей натуре и заботливый отец, революционер Джамахирии и романтик безлюдной пустыни — таким мы его запомним, и таким он останется в памяти ливийцев. Габриэле д’Аннунцио однажды написал: «Если человек не готов пожертвовать своей жизнью за свои идеалы, то либо его идеалы ничего не стоят, либо сам человек ничего не стоит». Идеалы полковника были воплощены в его жизни — обостренное чувство справедливости, высокая мораль и святая вера в народ. Каддафи боролся и он пал в бою.


Автор третьей всемирной теории, он создал современное и прогрессирующие государство, главной ценностью которого стал человек, его свобода. «Мне открылось, что цель людей – счастье. Что счастье – это обещанный или утраченный рай. Путь к нему – свобода», — написал Каддафи в своей знаменитой «Зеленой книге».


Свобода и счастье народа были реализованы в ливийской экономической модели. Доступная медицина и здравоохранение, доступное жилье и дотации молодым семьям, астрономические по африканским меркам зарплаты. Народные комитеты местного самоуправления позволяли включить наибольшее количество простых ливийцев в управление государством. Грандиозные планы Каддафи не ограничивались одной Ливией, они охватывали весь Африканский континент. Именно по инициативе ливийского лидера на чрезвычайном саммите ОАЭ в Сирте в 1999 году было принято решение о создании Африканского Союза (АС). Среди приоритетный задач объединения стало «содействие поддержанию мира, безопасности и стабильности на континенте».


По предложению Муаммара Каддафи на первом саммите в Дурбане в 2002 году Ассамблея приняла резолюцию о создании всеафриканских вооруженных сил, которые за время своего существование успели поучаствовать в миротворческих операциях в Дарфуре и Сомали. Примечательно, в Учредительном акте АС (ст. 30) содержится положение, осуждающее неконституционную смену власти в той или иной стране но, несмотря на критику действий НАТО и мятежников, лидеры Африки до конца не использовали свой ресурс, чтобы не допустить того, что уже случилось – оккупации Ливии.


Война в Ливии — это нечто большее, нежели просто конфликт, мятеж или даже колониальный захват. Вторжение в Ливию — это «новая Африка». Нефть — всего лишь бонус для победителей, истинные же цели восстания и последующий интервенции более глубоки и фундаментальны. Проект «Переходный национальный совет» станет временным прикрытием начавших раскручиваться полным ходом процессов в Ливии: декаддафизации и осуществления глубокого проникновения на континент. Ливия стала плацдармом для наступления Запада, она стала его сырьевой базой.


Век Каддафи канул в Лету — вместе с ним ушла единая и неделимая Ливия, ушли те достижения, которыми гордился ливийский народ, ведь Джамахирия была воплощением чаяний многих народов континента. У Ливии больше не будет демократии — ни в какой ее форме. Вторжение НАТО посеяло семена смерти, и всходы этих семян станут смертельным ядом для будущих поколений.


«Вы не сможете меня убить, потому что я живу там, где меня нельзя достать – в сердцах миллионов людей!» — лидер Джамахирии Муаммар Каддафи.