Горячие точки

Сирийская война: коварные кульбиты Запада

ВВС-РФ-в-Сирии
Январь 25
17:17 2016

«Запад поступает лицемерно в отношении терроризма. Они называют это “терроризм”, когда террористы бьют по ним, и “революция”, “свобода”, “демократия” и “права человека”, когда террористы бьют по нам».

Башар Асад, президент Сирии

На фоне успешной антитеррористической операции наших Военно-воздушных Сил отчётливо бросается в глаза тот факт, что страны НАТО, стремясь восстановить свои пошатнувшиеся позиции на Ближнем Востоке, делают особую ставку на «воздушное наступление». Попробуем разобраться.

В ходе боевых действий в январе нынешнего года российские авиасоединения достигли больших успехов, которые позволили сирийской армии продолжить наступательные операции по всем направлениям. Тем самым существенно улучшилось оперативно-стратегическое положение правительственных сил.

Нужно признать, что рост военно-политического престижа России вызвал ярость со стороны Запада, который только имитирует борьбу с терроризмом, но на самом деле стремительно теряет инициативу на Ближнем Востоке. Обама, Кэмерон и их сателлиты стремятся если не свергнуть правительство Башара Асада, то, по крайней мере, присвоить себе плоды военных успехов Москвы.

На протяжении всего хода сирийской войны наши «заклятые друзья» не только открыто нарушали (и продолжают нарушать) основополагающие принципы международного права, но и спонсируют экстремистские группировки (так, авиация западной коалиции использует «воздушный мост» для снабжения бандформирований). Однако заокеанские кураторы даже и не предполагали, что созданный ими механизм террора против неугодных стран в конечном итоге повернётся против них самих (парижские теракты тому подтверждение). С этого момента правящие круги США и Европы стремятся «переформатировать» действия радикальных исламистов с целью избежать трагических последствий для себя. Фактически Запад идёт на всё, чтобы Россия как евразийская держава, и международный терроризм как её опасный противник, в единоборстве между собой максимально истощили и обескровили бы друг друга.

В этой связи необходимо отметить явно проамериканский внешнеполитический курс правительства Ф. Олланда. Так, ещё 22 ноября прошлого года эскадра ВМС Франции во главе с авианосцем «Шарль де Голль» прибыла в район Восточного Средиземноморья. Палубная авиация, дислоцированная на борту авианосца, совершила несколько боевых вылетов. В состав соединения также входили эсминец «Шевалье Поль», фрегат «Ла Мот-Пике», корабль обеспечения «Марне» и атомная подводная лодка (АПЛ) типа «Рюби».

Однако так называемая «антитеррористическая» миссия официального Парижа оказалась не более чем гротескной акцией, которая на самом деле была призвана восстановить подорванный имидж Запада на фоне внешнеполитических провалов. Уже в начале декабря по приказу Ф. Олланда французская эскадра покинула Средиземное море и направилась в Персидский залив с целью, как было громко заявлено, «координировать антитеррористическую борьбу». Ясно, что это решение было принято не без давления со стороны Вашингтона.

Дальше – больше. Стремясь обеспечить «особую роль» США в Сирии, в начале января проамериканский военный альянс приступил к наземной операции против ИГИЛ. По планам Пентагона, контингент должен захватить неофициальную «столицу» экстремистов Ракку с дальнейшим продвижением на юго-западном направлении.

На первом этапе операции американский спецназ занял позиции на северо-востоке провинции Алеппо в районе Тишринской плотины. Произошло это после того, как отрядам «Демократических сил Сирии» удалось отбить у террористов стратегически важную ГЭС «Тишрин» на реке Евфрат.

Планируя сухопутную операцию, американское командование возлагает большие надежды на отряды курдов и формирования так называемой «сирийской демократической армии». Но с середины декабря Россия также начала оказывать поддержку с воздуха курдским ополченцам и формированиям сирийских «демократов», тем самым перехватывая у Вашингтона военно-политическую инициативу.

Однако США, спасая своё сильно пошатнувшееся влияние на Ближнем Востоке, всё-таки добились одного результата: наступление сирийских войск на Ракку, начатое ещё в конце декабря прошлого года, захлебнулось. Анализируя такой поворот дел, можно предположить, что американский спецназ, скорее всего, сумел удержать важные укреплённые районы на подступах к неофициальной «столице» террористов; в то же время бандиты смогли укрыться в подземных тоннелях, где происходит частичная перегруппировка потрёпанных отрядов экстремистов.

Также нельзя исключать и того, что Пентагон может пойти на ковровые бомбардировки Ракки и его окрестностей силами стратегической авиации. Всё это планируется для того, чтобы не только попытаться умалить роль России в борьбе с терроризмом, но и в очередной раз устрашить весь мир.

Анализируя ход событий на Ближнем Востоке, необходимо отметить существенный момент. Так, ещё со времён Второй Мировой войны проблема изучения истории уничтожения гражданских объектов боевой авиацией западных стран не только не решается, но зачастую попросту игнорируется. Этот важный аспект редко и невнятно упоминается при общем обсуждении истории воздушных войн в современном мире. Однако самым преступным стало то обстоятельство, что варварские авиаудары не только воспринимаются с пониманием, но и прямо одобряются. Ещё во второй половине ХХ века концепция «воздушного наступления» Североатлантического альянса стала неотъемлемой частью стратегии уничтожения неугодных стран (примеры преступных ковровых бомбардировок хорошо известны).

Как уже было сказано, новые военные возможности России, вызванные эффективностью воздушной операции в Сирии, вызвали бешеную злобу со стороны США и их вассалов. Прямых столкновений с авиасоединениями стран НАТО пока удаётся избежать благодаря совместному меморандуму о предотвращении инцидентов. Однако для «проверки России на прочность» на провокационный шаг официальную Анкару явно подтолкнули. Так, глава Североатлантического альянса Йенс Столтенберг ещё 7 октября 2015 года цинично заявил: «Если Турция решит сбить самолёт РФ, вторгшийся в её воздушное пространство, и если будет установлен реальный факт нарушения, то это будет считаться оправданным. Альянс поддерживает власти Турции в данном вопросе». Ясно, что без этого прямого разрешения Р. Эрдоган не посмел бы отдать преступный приказ об атаке Су-24М в сирийском небе.

При этом стратегия «воздушного наступления» Запада предусматривает не столько нанесение ущерба бандитам, сколько реализацию своих далеко идущих захватнических планов. Конечно, с присоединением России к антитеррористической войне авиасоединения западной коалиции также наносят эпизодические удары по объектам боевиков. Однако, как и во время Второй Мировой войны, от этих бомбардировок чаще всего страдает мирное население Сирии и Ирака, а также уничтожается и без того подорванная экономическая инфраструктура упомянутых стран.

Видя неудачи западной дипломатии, Й. Столтенберг продолжает нагнетать антироссийскую кампанию (так, он подчеркивает необходимость дальнейшего наращивания военной мощи Североатлантического альянса для так называемого «сдерживания» России). Более того, он цинично заявляет, что якобы наша страна «нарушает международные договорённости». Да, политика «янки» по принципу «Когда гремит оружие, законы молчат», пока приносит свои плоды…

Таким образом, победа правительственных войск Башара Асада станет ощутимым ударом для многих ближневосточных проектов США, что для Вашингтона и его сателлитов совершенно недопустимо. В этой сложной ситуации главное для России – идти до победного конца. При этом как нельзя уместно уместны слова русского историка-эмигранта Антона Керсновского: «Лучше восстановить против себя врагов своей смелостью, нежели своей робостью».

Об авторе