Экономика

Школа выживания Евросоюза

Февраль 19
08:42 2011

Школа выживания Евросоюза


В начале февраля канцлер ФРГ Ангела Меркель выступила с инициативой принятия 17-ю странами еврозоны т.н. «Пакта о конкурентоспособности». Цель Меркель — устранить принципиальную ошибку, допущенную в 1999 году при переходе на евро. Единую валюту (вначале только для безналичных расчетов) ввели, но экономическая политика стран еврозоны продолжала оставаться несогласованной. В конце концов, это привело к нынешнему финансовому краху Греции, Ирландии, Португалии и поставило на порог банкротства еще ряд других стран.


По замыслу канцлера необходима синхронизация финансовых, экономических и социальных рамочных условий в странах еврозоны, чтобы преодолеть громадный разрыв в уровне и характере их развития, возникший в последние годы Что подразумевается под «социальными условиями», пояснил эксперт правительственной фракции ХДС/ХСС в бундестаге Михаэль Фукс: «Я считаю необходимым добиться большей координации в Брюсселе, поскольку стабильный евро возможен только при условии согласованной экономической политики. Нельзя же, чтобы в одной стране люди уходили на пенсию в 57 лет, а в другой – в 67 лет». По мнению М.Фукса, гражданам Германии, где пенсионный возраст 67 лет – дело уже решенное, трудно «войти в положение» и помочь оказавшемуся в кризисе государству, если его граждане уходят на покой на 10 лет раньше.


Предложенный Меркель «Пакт» не предполагает немедленного повышения пенсионного возраста во всех странах еврозоны до 67 лет, но требует строже учитывать демографический фактор с тем, чтобы количество пенсионеров не достигало критической массы. В самой Германии сегодня на 10 работающих приходится 4 пенсионера, и, если ничего не предпринимать, спустя 25 лет на одного пенсионера будет приходиться один работающий. Кроме того, Пакт, если он будет принят, предполагает отказ от автоматической индексации зарплат и пенсий в случае инфляции. Предполагается также синхронизация ставок налогообложения бизнеса. Дело в том, что некоторые страны, и в первую очередь Ирландия, занимаются «налоговым демпингом». Низкими фискальными отчислениями Ирландия переманивает к себе фирмы из других стран. Михаэль Фукс говорит, что такие тепличные условия для ведения бизнеса следует устранить, поскольку они подрывают честную конкуренцию. Наконец, еще одна проблема — это чудовищный государственный долг некоторых стран еврозоны.


В конституцию ФРГ в 2010 году был встроен т.н. «тормоз бюджетной задолженности». Берлин хочет, чтобы остальные участники еврозоны последовали его примеру. Михаэль Фукс говорит: «Все государства обязаны придерживаться определенных, принятых сообща правил игры и соблюдать Маастрихтские критерии, предполагающие сокращение государственной задолженности. Считаю необходимым настоять и на введении штрафных санкций, чтобы не было так, что одни устраивают праздное веселье, а другие расплачиваются за вечеринку». Стоит отметить, что «Пакт о конкурентоспособности» отвечает известной линии Германии на «укрепление дисциплины» ЕС (Ordnung ist Ordnung!). В прошлом году в Берлине звучали предложения не только о контроле над банкротами, но и о возможности отлучения их от евро. Теперь же принят курс на превращение 17 стран еврозоны во что-то вроде ядра, которое своим примером и ожидаемым успехом сумеет определить ход дел в Евросоюзе.


«Экономическое правительство»


Заниматься реализацией «Пакта», считает Ангела Меркель, должно «экономическое правительство», с идеей создания которого президент Франции Николя Саркози выступил еще в октябре 2008 года. Тогда идея Саркози Берлину не понравилась. Есть крупные страны, не входящие в зону евро, но в экономике ориентирующиеся на Германию, — Великобритания, Швеция, Польша, Финляндия. Такая ситуация предоставляла Германии определенные преимущества в масштабах всего ЕС. Если же создать «правительство» только для еврозоны, возрастет, понятно, удельный вес Франции. Однако глубина кризиса, поразившего еврозону, и угроза краха евро могут поставить под вопрос существование Европейского Союза. А развал ЕС означал бы в свою очередь новое усиление позиций США в Европе и скупку «на корню» отдельных европейских стран Китаем. Такая перспектива страшит Ангелу Меркель гораздо больше, чем усиление роли Франции в Европе. Отсюда — единая позиция Берлина и Парижа в том, что касается «Пакта о конкурентоспособности» и «экономического правительства». Однако саммит ЕС 4 февраля с планами Ангелы Меркель и Николя Саркози не согласился. Как писала 9 февраля Financial Times Deutschland, «предложение канцлера ФРГ и президента Франции было отвергнуто с такой решительностью, какой Совет Европы не проявлял никогда. 19 из 27 стран ЕС осудили и содержание, и стиль германо-французской инициативы.


Поводом для коллективного гнева стало решение Меркель и Саркози объявить на совместной пресс-конференции о достижении договоренности еще до начала обсуждения инициативы в Совете Европы». Неприятие немецко-французского плана только усилилось на фоне того обстоятельства, что некоторые немецкие газеты успели сообщить о создании «экономического правительства» как о состоявшемся факте. «Договоренность… была достигнута при участии лишь трех сторон — Германии, Франции и председателя Европейского совета ван Ромпея. Для правительств всех остальных стран ЕС предложение оказалось возмутительным сюрпризом. Франция и Германия совершенно открыто используют свою мощь. Свои предложения они сформулировали так, что другие будут вынуждены осуществить серьезные реформы, зато Берлину и Парижу ничего менять не придется», — отметила Financial Times Deutschland. Уже позже, накануне совещания министров финансов стран ЕС, на котором вновь предстояло обсудить идеи Пакта и «правительства», министр финансов Люксембурга Люк Фриден заявил о необходимости прояснить кое-какие вещи, поскольку сложилось впечатление, что от стран ЕС просто требуют принять германо-французскую идею.


Такое же мнение выразили и министры других стран Евросоюза. То, как было выдвинуто германо-французское предложение, ставит под угрозу совместную экономическую политику ЕС. Да и граждане этих стран воспримут германо-французскую инициативу как диктат. ESM вместо EFSF Под таким дружным напором Берлин и Париж решили временно отступить. Незадолго до начала совещания министр финансов Германии Вольфганг Шойбле заявил, что ввиду относительной стабильности рынков в данный момент лучше не вносить в них турбулентность излишними дискуссиями. По словам Шойбле, на встрече министров финансов стран ЕС никаких решений принимать не стоит. Пока следует ограничиться обсуждением совместной экономической политики государств Евросоюза. А решения, мол, будут приниматься на очередном саммите ЕС в конце марта, на котором будут присутствовать Меркель и Саркози. Однако некоторые предварительные решения все же были достигнуты. Министры договорились о создании Европейского механизма стабильности (ESM), который заменит существующий сейчас Европейский фонд финансовой стабильности (EFSF), созданный в 2010 году для поддержки аутсайдеров еврозоны. Новый механизм призван стать частью «комплексного пакета» мер, который европейские лидеры надеются согласовать к концу марта, чтобы разрешить долговой кризис еврозоны.


По словам президента Еврогруппы Жан-Поля Юнкера, объем ESM будет регулярно пересматриваться. Ранее предполагалось, что EFSF прекратит свое существование к 2013 году. Номинально в нем находится 440 млрд. евро, однако на самом деле лишь 250 млрд. евро из этой суммы можно выдать в качестве кредитов – иначе не избежать повышения их стоимости. Помимо стран еврозоны источником финансирования нового фонда станет Международный валютный фонд. Возможно, свою добровольную лепту внесут и члены Евросоюза, в еврозону не входящие. «Хочу сказать, что и EFSF, и ESM не являются предметом всеобщей договоренности, пока мы не договоримся о всем остальном», — подчеркнул Жан-Поль Юнкер. Нужна, по его словам, «эффективная заемная емкость» в 500 млрд. евро. Проблема, однако, в том, что неизвестно, как к этому решению отнесутся не входящие в еврозону страны Союза, поскольку от них тоже потребуют увеличения долевого взноса в ЕSМ. «Все остальное» окажется в центре внимания следующего саммита ЕС, который состоится 24-25 марта.


Подготовку к саммиту обсудили 15 февраля в Брюсселе руководители экономических и финансовых ведомств всех 27 членов Евросоюза. Они рассмотрели пакет реформ, предложения по которым должны быть представлены саммиту. В последний момент в повестку дня попал и «Пакт о конкурентоспособности». Наблюдатели отмечают, что, если даже на предстоящем саммите ЕС будет продемонстрировано единство мнений по «Пакту», «правительству» и ЕSМ, что весьма маловероятно, дальнейший путь перемен окажется сложным и длительным. Ведь перемены требуют внесения и последующей ратификации всеми странами ЕС изменений в Лиссабонский договор. Всё более реально выглядит превращение ЕС в Европу «двух скоростей».


 Может сложиться так, что в еврозоне станут действовать, не обращая внимания на то, что происходит за ее пределами, и наоборот. Точно так же нельзя исключить, что еврозона может сократиться либо исчезнуть вообще.