Русский мир

Сестра Сербия

Август 27
21:37 2008

СЕСТРА СЕРБИЯ


 

В августе соратник Русского Имперского Движения Денис Гариев посетил с рабочим визитом Сербию. Целью поездки было налаживание контактов с сербскими православными патриотическими организациями а также паломничество к святыням Косово и Метохии. 

Ниже приводим путевые заметки соратника. 
 

Сербия. Белград. Самолет сербских авиалиний приземляется в аэропорту Николы Тесла. Паспортный контроль без проблем. Сербы отменили визы для граждан России, чего по какой-то причине  не сделал наш МИД. Выхожу. Первое чему был удивлен: на  газетном лодке литература на двух шрифтах — латинице и кириллице. Ничего не понимаю. В последствии объяснили, что в стране действуют два алфавита. Сербы пишут и на одном и на другом. Власти двигают латынь, а патриоты стараются писать на родной  кириллице.

На выходе с аэропорта меня встречает руководитель организации Вселавянский собор Драгон Джинджич. Садимся на его «нивушку» и едем в офис. Драгон, как и многие сербы,  жуткий русофил. Звучит калинка — малинка, затем группа «Любе», в последствии еще и Михаила Круга пришлось слушать. Долго пришлось объяснять что в России слушать «Владимирский централ» является дурным тоном. Приезжаем в штаб квартиру. 
Всеславянский Собор — политическая организация ставящая себе цель объединение славян под эгидой России. Этакое возрождение идей славянофильства. Есть представители в Польше, Чехии, Болгарии и России. Идея конечно старая, но не потерявшая своей привлекательности и сегодня. Могла бы быть использована в случае прихода к власти в России национал-патриотов. 
Драган показывает Белград. Разрушенный генеральный штаб и министерство обороны, западные посольства с замурованными окнами и места недавних выступлений в защиту Радована Караджича.

Вечер заканчивается в национальном сербском ресторане с отличной кухней и традиционной ракией. Следующий день проходит в знакомстве с членами организации и достопримечательностями Белграда. Много встреч. Везде традиционное кофе и задушевные разговоры о России и Сербии. 


     Утром знакомство с Четниковской Равногорской организацией. Идем в кафе «Русский Царь». Очень известное место в Белграде до II Мировой войны. Было закрыто коммунистами, но недавно восстановлено каким то меценатом. Очень богатая отделка. На стенах портреты всех русских царей династии Романовых, виды Питера и Москвы. Фото Путина(!). Официанты в русских косоворотках.

Беседуем с четниками. Они рассказывают о себе. Чета — в переводе с сербского, отряд. Военизированная организация четников возникла между мировыми войнами, как православно-монархическая организация. Во время II Мировой войны боролись с немцами. Четниками было освобождено множество городов и сел. После окончания войны коммунисты начали на них настоящую охоту. Многие были убиты, другие вынуждены иммигрировать. После Развала Югославии и начало войны  в Боснии активно сражались в Республике Сербской Краине. Их подразделения отличались железной дисциплиной и  хорошей боеспособностью. В современной Сербии многим четникам запрещено иметь оружие и вообще власти относятся к ним достаточно враждебно.  Удивительно веселые, гостеприимные и в тоже время серьезные люди. Организация поставлена очень хорошо. Во всех городах меня принимали их представители. Всего состав около 2000 человек. Не большая по сербским меркам, но очень эффективная организация.

 

    Немного покатавшись по Сербии (страна то маленькая) еду на Косово и Метохию. Шесть часов езды на микроавтобусе, через города, села, равнины, горы, и мы на въезде в оккупированное Косово. В Белграде оставил все, что может скомпрометировать: газеты, футболки с национальной символикой, значки, литеатуру. Предупредили, что может быть обыск. На въезде сначала пост сербской полиции. Проверка документов. Вопросы о цели  визита. Вещи не досматривали. Далее через пару километров пост международных оккупантов. Узнав что едет русский, внимательно проверили документы и машину. Мы в Косово. Вокруг машины и броневики KFOR и международная полиция. Маленький кусочек севера Косова до Митровицы принадлежит сербам. Здесь живут более или менее спокойно, так как граничат с Сербией. После объявления независимости Косова сохранили свою администрацию. Каждая община управляется скупщиной и главой общины. Албанскую администрацию не признают. Многие машины по этой причине ездят совершенно без номеров. 
Въезжаем в Митровицу. Здесь проживает самое большое число сербов на Косове и Митохии, около 65 тысяч. Город разделен рекой Ибр на две части: шиптарскую (самоназвание албанцев) и сербскую. Между ними два моста, на которых дежурят международные полицейские и KFOR. Сербам через мост нельзя. Могут убить.  В 1999 г. После вывода сербских войск, албанцы пытались силой выгнать сербов из северной Митровицы. Начались погромы, в результате которых на южной части не осталось ни одного живого серба. Многие были убиты, дома сожжены, кладбища разрушены. Основная масса бежали в Сербию. В Митровице осталось 1700 человек, которые тогда и приняли на мосту удар около 50-80 тысяч албанцев. Сербы открыли по нападавшим огонь из всего имевшегося тогда у них автоматического оружия и остановили натиск. Шиптары бежали, и северная Митровица осталась сербской. 
 
Справка 
 
      Всего до 1999 г., на Косово и Митохии проживало около 500 тысяч сербов. Весной 1999 г. НАТО активно бомбило места компактного проживания сербов, в результате чего многие вынуждены были покинуть край. После вывода сербских войск только за один месяц из  Косово вышло около 250 тысяч человек. Из столицы г. Приштины были выгнаны все до одного серба. Изгоняли  обычно таким образом: сначала приходили шиптары. Хозяева открывали по ним огонь из имевшегося у них оружия, тогда албанцы звали KFOR, которые изымали у сербов оружие и оставляли их беззащитными перед мусульманами. До сих пор не известно, сколько сербов погибло в ходе таких выселений. Только за июнь — октябрь 1999 г. было уничтожено 76 монастырей и церквей с 14-20 века постройки (по  21 в зоне контролируемой США и Италией, 17 в зоне Германии, 10 Великобритании и 7 Франции.) Сегодня на Косове и Метохии проживает около 130 тыс. сербов. ( Митровица — 65тыс, Каменица — 25 тыс., Грачаница — 20 тыс., Брезовица -12 тыс., в Гораждовце, Ораховце и Брезовице ок. 10 тыс.) Число албанцев выросло за 9 лет с 800 тыс. до 2 миллионов человек. 
 
     В Митровице приезжаем в кафе «Воевода». Место сбора сербских патриотов. Нас встречает легендарный человек. Полковник Василий. Он руководил обороной Митровицы в 1999 г., и до сих пор активно участвует в жизни общины. Традиционное сербское застолье, ракия, вино, балканская кухня. Мгновенно сдвигаются столы и вот уже поднимаются многочисленные тосты за сербско-русское братство. Следующий день знакомство с Митровицей, встреча с председателем скупщины общины Звечан.

 

С утра, наконец, начинается путешествие в глубь территории врага, в сербские анклавы Косова и Метохии. Вообще паломники ездят по краю под защитой боевых машин KFOR, но так как я был один, меня возили на частной машине.  Меры предосторожности здесь не бывают излишними. Номера на автомобили меняются на албанские. Убираются иконы и кресты. Приказ на вражеской территории из машины не выходить. Передвигаемся быстро, но осторожно. Посещаем один из крупнейших сербских анклавов Грачаницу. 20 тыс. жителей. Монастырь 14 века, у входа в который дежурят войска оккупантов. Света в городе ночью нет. Воду включают только на несколько часов. Оттуда движемся на юг, в Метохию. Здесь сербов практически нет. Едем через Приштину. Везде монументы албанским «героям», американские флаги, сожженные сербские дома, знаменитый аэродром,  подло отданный Путиным. В  г. Печ   едем по улице Билла Клинтона, затем Тони Блэра. Видно, что  шиптары обожают американцев, везде видно их присутствие. 


Что бы попасть в православные монастыри нужно проехать блок пост оккупантов и сдать документы. Нервное напряжение от присутствия албанцев, америкосов и  38 градусной жары пропадает, как только мы  переступаем порог монастыря. Никакими словами не передать ощущение покоя и благодати, которое охватывает попавшего в  монастырь Дечани. Храм на замке. Его открывает монах и начинает рассказ о святыне. Говорит на сербском, но понятно практически все. Монастырь — это настоящее чудо Господне. В прекрасном состоянии здесь сохранились фрески, алтарь и множество утвари с 1335 г. Несмотря на 500 летнее турецкое владычество, оккупацию немцами и итальянцами, храм выстоял  и в нем продолжаются возноситься мольбы Богу. Единственное что смогли сделать турки, так это традиционно выцарапать глаза на фресках изображающих святых, Богородицу и Бога. Такое кощунство встречается по всему Косово. В центре храма стоит гроб с мощами святого короля Стефана, особо почитаемого в сербском народе святого. После посещения собора монах приглашает нас на балкон монашеского корпуса.

 

Угощают традиционным кофе, ракией и восточными сладостями. После рассказа о жизни монастыря и его истории прощаемся. Сильное желание не покидать ворот монастыря, но время идет, едем дальше.

Следующая остановка Печ Патриаршая. Место нахождение и захоронения средневековых сербских патриархов. Около  20 мощей в храме. Монастырь женский. Несмотря не на что идут восстановительные работы, службы, монашеские послушания. Нехотя покидаем и эту святыню. Едем на восток Косова. Монастырь Архангела. Всего три монаха. Настоятель весь в изорванной рясе. Трудится с утра до вечера. Строит монашеский корпус и гостиницу для паломников. Встречает нас с напускной строгостью,  по отечески ругает, угощает ракией и кофе.

Глядя на наше удивление, по поводу  грандиозного строительства говорит об отсутствия в людях веры. «Многие говорят — Зачем строить? Ведь все равно шиптары выгонят. А я говорю на все воля Божья. Господь все управит.» И от таких слов приходит вера, что ничего до конца не потерянно. Что для Бога ничего нет невозможного. Главное верить, молиться и бороться. Косово останется православным. Вообще у сербов я не увидел безнадежности в отношении края. Многие говорят, что турецкое владычество научило сербов терпеть. Вернули же Косово и Метохию через 500 лет. Можем еще 20-40 лет подождать, побороться. Едем из монастыря через сербские и албанские села. Поражает ухоженность полей. Все засеяно, пасется множество коров и овец. Вспоминается Россия. Опустевшая Псковщина и Новгородчина, поля заросшие бурьяном, разрушенные коровники, свинофермы, обезлюдившие деревни. Нет, сербы другие. Они не потеряли связь с землей, по этому их трудно с нее согнать. 
    Последние два дня на Косово присутствуем на славлении святого Стефана в Дачане. Монастырь и город был летней резиденцией королей в средневековой Сербии. Был разрушен турками и 600 лет не действовал. Теперь он восстановлен. Это ли не пример духовного возрождения Сербии и надежда на спасения края. Присутствуют настоятели многих сербских монастырей, епископы и архиепископы. Накрывается общая трапеза,  на которой присутствует около 300 человек. На следующий день с утра литургия, затем выступление артистов с исполнением народных сербских песен и танцев, снова общая трапеза, общение и, наконец прощание. Покидаю Косово с надеждой вернуться сюда вновь, что  бы снова увидеть этих удивительных людей и прикоснуться к древним святыням. 


Еду в Новый Пазар. Это город населенный только сербами, но к сожалению в основе своей сербами-мусульманами. Новый Пазар не похож не на один город Сербии. Узкие улицы, мечети, непередаваемый специфический запах. Здесь вместе живут православные и мусульмане. Вместе учатся в школах их дети, раздельно посещая только закон Божий. Еще при коммунистах власть в городе была отдана мусульманской общине. С тех пор она там и заправляет. Православных потихоньку выдавливают. За 50 лет их доля сократилась с 51% до 20%. Город показывает православный серб — адвокат. За то, что он отсудил для монастыря церковные земли, мусульмане сожгли его адвокатскую контору. Очень интересный человек. Вместе выступали на местном сербском радио. Посещали церковь Св. апостола Петра 1 века. Таких всего две на Балканах. Удивительное место. 


      По возвращению в Белград даю интервью одной из центральных сербских радиостанций — «Радио Сутон». Рассказываю о движении Косовский фронт, Русском Имперском Движении, отвечаю на вопросы радиослушателей. Радио Сутон дает в эфир только сербскую национальную музыку и поддерживает патриотическое движение. Это стало причиной того, что в сентябре это года правительство отозвало у них лицензию. Все как у нас. 


Интересная реакция на войну в Осетии. Сербы ликуют. «Мы с русскими победили грузин!!!» Победа в Осетии для них — эта победа на косовском фронте против Америки. Это показатель возрождения России, надежда на грядущее от нее спасение. Жалко сербов с их наивной, во многом детской верой в Россию. Хочется верить, что не повторится предательство 90 годов, когда, предав себя, мы придали и Сербию. Хочется верить, что все будет хорошо, и что Господь Бог непременно спасет два наших братских народа и что враги будут уничтожены.

     Последний день в гостях у сербов под Белградом.  Хозяин работает на шахте. Получает 400 евро. Совсем не много по местным меркам. В семье трое детей. Обычное дело для Сербов. В тех семьях, с которыми я знакомился трое — это минимум. В школе дети учат русский и английский. Нужно отметить, что вообще очень мало сербов говорят по-русски, хотя большинство учило наш язык в школе.

 
     День возвращения в Россию. Праздник Вознесения Господня. Идем в Храм св. Александра Невского. Полный храм людей. После службы раздают освященный виноград. Затем прощание с четниками и провожание в аэропорт. Вылетаю в Москву. Думаю о том какая это удивительная страна, побывав в которой один  раз, непременно хочется вернуться туда снова. Еще думаю о том, что невозможно не влюбиться в этот добрый, открытый и  веселый народ. О том, что нужно побывать в Сербии, чтобы в полной мере почувствовать свою русскость.

 

Денис Гариев

РИД