Русский мир

Русский Донбасс. О поездке Хоругвеносцев в Дебальцево

Леонид Донатович Симонович-Никшич
Леонид Донатович Симонович-Никшич
Март 05
18:52 2015

 I

«Поездка в Дебальцево»

03Вчера, в восемь часов вечера, в среду, 25 февраля 2015 года, приезжал ко мне Владислав и привёз отснятый им и Игорем Игоревичем фильм об очередной поездке Хоругвеносцев на Донбасс. Точнее даже не законченный фильм, а просто отснятые и ещё не смонтированные куски будущего ролика. Правда, «роликом» даже этот «сырой» материал назвать трудно. Скорее надо бы сказать – «эпическая картина»…

На этот раз Хоругвеносцы вместе с представителями Фонда Новомученников и Исповедников Христовых ездили в самый эпицентр войны – в героическое Дебальцево. Владислав снимает сюжеты, а в звуковом ряде один за другим идут тяжёлые разрывы. Камера скользит по разрушенным домам, а звуковым фоном идут выстрелы из тяжёлых орудий. Перемирие хоть и установлено, но с позиций «силовиков» артиллерия продолжает работать. Пусть не круглосуточно и с перерывами, но продолжает. А объектив фиксирует разрушение. Один дом, второй, полностью разрушенная больница, пятиэтажный жилой дом с вырванными кусками целых квартир на верхних этажах и обожженными угольными стенами, ещё частный дом – этот уже вообще без стен. Центр Углегорска: от зданий остались одни чёрные обгоревшие остовы.

— Сталинград — настоящий Сталинград, — прокомментировал Владислав.

Затем идёт ряд интервью. Рассказывает местный житель по имени Валера.

— Они оттуда били, — показывает он направление, — и оттуда, — поворачивается, — и оттуда, — снова поворачивается он, — и оттуда, из Козлячего, — и так делает полный круг.

— Стреляли из автоматов вот из этого здания железнодорожного вокзала, — продолжает он и показывает на дореволюционное красивое здание, — по окнам нашего дома, развлекались то ли под выпивкой, то ли под наркотой.

— Вот снаряд вошёл – в землю совсем рядом с моей машиной. Вот она, точнее то, что от неё осталось, — показывает на груду обгоревшего искареженного железа…

А дальше такие же искарёженные груды, остовы магазинов, пятиэтажек, трёхэтажных и одноэтажных домов – целые улицы. 80% процентов зданий города повреждено, как сообщил новый мэр города с позывным «Грек» — причём он на самом деле грек по национальности. Казалось бы, мёртвый город, ан нет, стоило начаться перемирию, как жизнь с приходом ополченцев возобновилась… Дебальцевский «Сталинград» ожил…

На этот раз Хоругвеносцы вместе с Фондом Новомученников привезли целую колонну гуманитарной помощи. Продукты питания, тёплые вещи, и самое главное дефицитные, лекарства и медикаменты, остро необходимые в первую очередь для раненых бойцов и для пострадавших мирных жителей. И вот, чуть стоило прекратиться стрельбе как люди уже стоят в нескольких очередях – одни за продуктами, другие за лекарствами…

04Женщины, девушки, старики, дети… Тут же бегают, оставшиеся без крова и, возможно, без хозяев, собаки. Им, конечно, тоже чего-то перепадёт…

Я смотрел на эти картины войны и понимал, что дух человеческий, извечный дух жизни, победить нельзя. Стоило хоть чуть-чуть ослабить артобстрелы, и вот уже люди вылезают из подвалов, собираются в группы, стоят в очередях за хлебом и консервами. Женщины с детьми, тут же дворняги, и всё это шевеление греют лучи весеннего солнца…

Владислав брал у многих интервью. Вот, говорит сторожила Дебальцева, пожилой уже, за 60-ть лет, мужчина. Говорит, что обстрел из миномётов, пушек, градов вели практически без перерыва, на улицу нельзя было высунуть носа. Причём, как только ополченцы начинали наступать, ВСУ разворачивали орудия в сторону жилых районов и начинали обстрел домов под видом ополченцев. Вот и приходилось сидеть в холодных тёмных подвалах. И это в январе, феврале… Ни света, ни газа, ни отопления, ни воды… Потом постепенно появились буржуйки, дрова, стали подвозить воду…

— Вы тоже сидели в подвале?, — спросил Владислав.

— Нет, я шахтёр. Под землёй насиделся уже. Мне уже 64-ре года, чего боятся. Так что сначала в квартире сидели с заколоченными фанерой окнами, потом перебрались в старое здание с метровыми кирпичными стенами, так безопасней…

Потом Владислав отвёл камеру подальше. В руках мужчина, растянув его, держал наш хоругвеносный монархический триколор – Чёрно-Золото-Белое знамя с Двуглавым Орлом Царской Российской Империи… Вот так то! Ведь этот житель Дебальцево явно обыкновенный, что называется, «советский» человек. Всю жизнь проработал в шахте. Жил как все, трудился, выполнял план, отмечал 1-е мая и 7-е ноября, и не Рождество отмечал, а Новый год, как и все жившие в Красном XX-м веке, русские простые люди. Дожил до пенсии, и тут началась не просто гражданская война на Украине, тут началось воистину какое-то воистину адское, инфернальное истребление русских людей в его родном Донбассе…

И вот он стоит перед камерой и спокойно рассказывает о современном Донбасском Сталинграде. И также спокойно держит в руках гланове Хоругвеносное Монархическое Чёрно-Золото-Белое знамя. И чувствует себя при этом, как сейчас говорится, «вполне комфортно»… Вот видишь, уважаемый Вячеслав Константинович Дёмин, вот он, перед тобой простой русский человек, трудяга, и как ты нас определяешь «рашко-ватник», «колорад» и «быдло-савок» — вот он стоит перед камерой с Чёрно-Золото-Белым знаменем в руках и спокойно говорит о нескончаемом многомесячном обстреле, превратившим Дебальцево в Сталинград. И не надо было никаких долгих убеждений, чтобы этот русский человек взял в руки Чёрно-Золото-Белое сугубо Монархическое знамя. Надо было просто приехать в Дебальцево с этим знаменем, Тихвинской «Ополченной» иконой Божией Матери, которая сопровождает и охраняет нас и всех окружающих в каждой поездке, и привезти с собой продукты питания, лекарства, медикаменты, то есть предметы первой необходимости. И начать их раздавать, а потом начать расспрашивать этого пожилого, всю свою жизнь трудящегося человека о войне, о жизни и о смерти, о его взглядах на всё творимое киевской хунтой и жидо-бандеровскими капо и квислингами, или как они называются по вашей терминологии: «арийскими героями белого движения», а по-нашему, просто анти-русскими прихлебателями жидо-либерального Запада. И он, этот настоящий, а не выдуманный тобой русский человек, радостно, без сомнений, взял в руки – опять же наше, истинно Русское исконно Монархическое Хоругвеносное знамя.

05Да, много сейчас изменится, — уже изменяется в наших головах. В небытие уходят романтико-эзотерические теории о Зигфридах и Нибелунгах, Валгаллах и Валькириях, Одинах и Торах, о рунах, зиг-рунах, о великих героях Чёрного Ордена «Ваффен СС», и на их место спокойно и радостно, с весёлым юмором приходят истинные герои Русского Мира и Русского Сопротивления Мировому Порядку и руководящей этим порядком Тайной Беззакония. Но что интересно, вместе с миром Одина и Валгаллы, Чёрного Солнца и двойных зиг-рун, уходит и мир Холокоста и Ад Вашема, Миноры, Моген-Девида и пейсатых каббалистических хасидских раввинов с седыми бородами в чёрных широкополых шляпах, торжественно стоящих со свитками Торы и томами Талмуда в руках…

И вместо двух этих «близнецов-братьев» Бандеровского и Еврейского, на просторы мировой истории выходят они, простые русские мужики и бабы, крестьяне, хуторяне, казаки, шахтёры, кузнецы, плотники, инженеры, механики и трактористы, и, взяв в руки «калаши» и «мухи», сев в кабины отобранных у «силовиков» танков и БТР-ов, ведут ту настоящую Русскую Священную Войну – которую точно такие же простые русские ребята – их отцы и деды – вели тогда и под Московой, и в Сталинграде, и в Одессе, и в Севастополе, пройдя пол-мира, водрузили Знамя Победы над Рейхстагом, посрамив и просто заткнув за пояс всех Зигфридов, Нибелунгов и отборные части любимые тобою и Алексеем Широпаевым «Ваффен СС». Тогда заткнули и сегодня заткнут. И всегда будут затыкать. А тебе Слава и тебе Алёша уже пора опомниться, ибо время не просто приблизилось… Оно, это время – это наше Русское Время – уже наступило…

 

Опять как встарь, крылами бьёт беда

И Жля и Карна свищут над главою,

— Что, Рус, готов?

— И отвечает, — «Да!»

Готов, Господь, идти на Крест с Тобою…

 

На знамени: три черепа, в зубах

У черепов зажатые кинжалы,

То витязи, что мирно спят в гробах,

Восстали вдруг, чтоб всё начать сначала.

 

Они идут, они уж встали в строй,

В доспехах бранных, в схиме Пересвета,

И Ангел в небе с золотой трубой,

Сзывает их, восставших с того Света…

 

Умрём за други, ляжем все за Русь,

За Русь Святую, брат, положим души,

Разрыв мечей и копей, танков и «катюш»…

Идут ряды от ночи до рассвета.

 

За нами, брат, Дебальцево, Донецк,

Луганск, станица и Саур-Могила.

Бандеровцы найдут тут свой конец

Наш русский Бог на битву даст нам силы.


II

«Победа Русского Духа»

02Удивительно то, что в этом новом Сталинграде, где разрушено 80% домов, где, отступая, украинская армия в порядке злобной яростной, воистину драконовской, мести хотела забрать как можно больше жизней жителей Дебальцево, в этом новом героическом Сталинграде, именно непобедимый русский дух вспыхнул с невероятной, совершенно непредсказуемой силой. И всё это на фоне разрушенных и сожжённых домов Владиславу удалось запечатлеть на камеру. Вот ещё одно уникальное интервью, которое он взял у живущего в Дебальцево десятилетнего русского мальчика. Я не описался, назвав его русским, ибо и черты лица и манера говорить, и удивительная, именно русская серьёзность каких-то особенно чистых серых глаз мальчугана, совершенно поразила. Смотря на эти глаза и слушая, как спокойно этот мальчик говорит о войне и неминуемой победе, вдруг понимаешь, как и почему мы победили немцев в Отечественной войне. В этих серых глазах нет ни страха, ни тоски, ни отчаяния, а есть лишь, в прямом смысле, явленная от Святого Духа, какая-то недетская уверенность, что Луганск, Донецк, Дебальцево, и весь Донбасс – победят. Он спокойно стоял перед камерой, и спокойно, уверенно говорил, при этом держа в руках наше Чёрное Хоругвеносное знамя с тремя черепами и надписью «Православие или Смерть!». Так они и стояли слева пожилой 60-ти летний русский мужчина с Чёрно-Золото-Белым с Двуглавым Орлом знаменем в руках, а справа десятилетний русский мальчик со знаменем «Православие или Смерть!». Картина, надо сказать, была какая-то невероятная и символическая. И было понятно, что победить этот русский дебальцевский дух нельзя, что здесь недалеко от Северского Донца, как и тогда на Волге, опять столкнулись две в прямом смысле антагонистических силы, два непримиримых духа – Злой, Кровавый и Тёмный дух Нового Мирового, воистину жидо-бандеровского, Порядка и Святой, Светлый Бесстрашный Дух непобедимого Русского Восстания, которое отсюда пойдёт теперь по всему Донбассу, по всей Украине, и дальше по всей Европе, и ещё дальше по всей Земле…

Я не всегда согласен с некоторыми мыслями Александра Дугина, но тут в связи с этими отснятыми Владиславом интервью мальчика и старика, хочу привести слова Александра Гельевича, которые вчера ночью я прочитал в последнем номере журнала «Однако», в статье Дугина «Новороссия как судьба» («Однако», февраль – март 2015 (178), с.171-172). Дугин пишет: «Спасительный сценарий в духе «русские начинают и выигрывают» прост и понятен… Москва говорит «да» русской истории и включается в Новороссию по-настоящему. Трудно, страшно, рискованно. Но если выстоит – Новый Мировой Порядок рухнет… Чем можно жертвовать? На самом деле – всем… Это будет не просто новым рождением Империи, это будет духовное рождение, рывок, и одновременно конец мировой доминации «цивилизации Charlie» (еврейско-масонский журнальчик – Л.Д.С.-Н.). Мы прорвём блокаду и перебросим евразийскую консервативную революцию в Европу и саму Америку. Мы освободим народы мира от диктатуры олигархического транснационального капитала, процентного рабства и первертных меньшинств. Европа – для европейцев, Франция – для французов, Германия – для немцев. И конец либеральной демократии. Дальше власть будет передана самим народам – из рук Мировой Закулисной Элиты банкиров и финансистов, не признающих никого и ничего, кроме дьявола. Передана с нашей помощью. А Косово – Сербии…

Новороссия, — утверждает Александр Гельевич, — это наш полюс, наш рубеж. Это просто судьба. Там «да» и «нет» схлеснулись в кровавой битве. И это уже выше расчётов, аналитики, прогнозов и хитрых планов. Это поступь истории…

Когда Хайдеггера спросили, что может спасти западную цивилизацию от коллапса, он грустно ответил: «Только Бог». Для того, кто не верит в Бога, это, правда, довольно грустно. Но для того, кто верит, всё меняется. Новороссию, Россию, Русский мир спасёт Бог. Бог спас человечество. Он спас каждого из нас. Мы забыли об этом. Вспомним – победим…».

Конец, правда, какой-то слишком абстрактный и даже красиво риторический: «Бог спас человечество…» и т.д. Но ведь и то хорошо, раньше Александр Гельевич, часто применяя латино-германский философский старо-яз, говорил так, что русский человек и понят-то не мог. Но теперь речь всех наших философов, слава Богу, начинает русеть.

Последние строки в том же «Однако» тоже из статьи Дугина «Христианство и стихия жизни» звучат так: «На Западе христианство мертво. У нас почти мертво. Но оно никогда не может окончательно умереть, пока есть хотя бы два или три верующих, собравшихся во имя Христово. И, значит, возрождение, пробуждение и прорыв к Небесной Церкви возможен всегда – вплоть до самых последних дней. Поэтому у нас не просто есть шанс, у нас есть долг. И мы его выполним».

Немного всё неопределённо, но всё же… Конечно, простой старик и мальчик из Дебальцево, говорят как-то яснее, и главное, более по-русски что ли. Хотя, что я привередничаю, пережив Дебальцевский Сталинград, или Дебальцевский Дрезден, любой человек заговорит по-русски, ибо русская речь сегодня эта та самая выраженная самыми что ни на есть простыми словами – та духовная глубина, которая и рождается там, где двое или трое собираются во Имя Христово. Ибо Имя Христово сегодня там, где война, там, где смерть и страдания, там, где превозможение отчаяния и страха рождается верой и упованием на Господа. Там, где победа, есть прежде всего победа духовная, а уж потом и физическая. Именно эта абсолютная духовная победа слышится в словах 60-ти летнего старика, и что самое главное, читается в глазах десятилетнего русского мальчика, в его серых, невероятно серьёзных глазах. Именно там, в их серьёзной глубине, и читается сегодня – Бог. А потому они, старик и мальчик, и все выдержавшие ад Дебальцево – непобедимы…

 

III

«Убийство Немцова и Русская Победа»

И жарили укропов

Ребята с пулемётов

Олег Ветер «Песня друга»

Ну, теперь они постараются во всю! Теперь они завтра, 1 марта 2015 года, понесут гроб с Борисом Немцовым по Тверской на Манежку, и там проведут свой поминальный митинг памяти великой жертвы, совершённой «кровавой гебнёй» под управлением Путина.

Именно это они сделают завтра, в первый день весны 1 марта 2015 года. Вы хотели «Русской Весны»?! Будет вам ваша – Весна! Ведь Немцов был не просто демократом, не просто либералом, он в своё время, помнится, должен был стать Президентом новой Демократической России, и именно его, в своё время, Ельцин представлял Клинтону в качестве «наследника». Кроме этого, есть данные, что нижегородец Немцов являлся родственником нижегородца Свердлова, памятник которому до сих пор стоит в Нижнем Новгороде в начале главной Покровской улицы. И в Екатеринбурге стоит на привокзальной площади памятник одному из главных палачей Святой нашей Царской Семьи. Тогда главный палач не избежал возмездия – на одном из митингов в паровозном депо рабочие, ударив его по голове большим разводным ключом – отправили его в Ад. Видимо, проклятие, лежащее на роде Свердлова, распространяется на его родственников. Поэтому и Немцова в ночь с 27 на 28 февраля на Большом Москворецком мосту принесли в жертву Всемирному Евро-Майдану. Только в отличии от Свердлова в жертву его принесли свои – с единственной целью поднять гигантскую волну возмущения среди всех белоленточных представителей демократической общественности, и провести майданное шествие не где-то на окраине, а прямо в самом центре Москвы… Вот так, со значимой жертвы одного еврейского родственника, шестью выстрелами застреленного на Большом Москворецком мосту, враги Русских и России начинают Еврейскую Весну на Малом Московском Майдане 2015 года… Обама скорбит, Чубайс приехал на место убиения нового мученика, которое уже всё, разумеется, завалено цветами. Между прочим, старое, прежнее название этого моста – «Малый Каменный (!) Мост» Символично, не правда ли. Так и вспоминается пушкинское: «Ох, тяжело ты, пожатье каменной десницы!..».

Но продолжим писать о фильме, отснятом Владиславом в Дебальцево. Вот первое интервью даёт Хоругвеносец Игорь Игоревич, а вот он же от имени СПХ и возглавляемого им Художественного Арт-проекта «Русский Символъ» дарит командиру ополченцев с позывным «Грек» продукцию «РС» — чёрную толстовку с знакомым символом — Тремя черепами с кинжалами в зубах, и надписью по-русски и по-гречески «Православие или Смерть!». А остальные бойцы Русского Воинства Христова стоят и с интересом наблюдают, как Грек снимает с себя верхнюю куртку, свитер, и, оставшись в одной футболке, через голову натягивает на себя это произведение «Русского Символа». Надо сказать, что все эти сценки из обыденной жизни ополченцев очень оживляют фильм, снятый в Донбасском Сталинграде. Ибо, несмотря на весь мрак и кровавый ужас войны и трагедию мирного населения, — несмотря на обстрелы, разрушения, огонь, дым, смерть – жизнь остановить нельзя. Она продолжается, и даже самые её главные герои продолжают иметь все человеческие желания, пристрастия и слабости. Скажу больше. Именно там, на большой настоящей войне, где в смертельной схватке схлестнулись Русский Мир и Новый Мировой Порядок – там черты простой человеческой жизни приобретают особенную великую ценность. И тут на помощь как всегда, как и во время Великой Отечественной войны, приходит искусство, музыка, поэзия и песня. Вот семилетний мальчик даёт совершенно уникальное интервью, держа в руках древко нашего Чёрного Хоругвеносного знамени «Православие или Смерть!» А вот маленькая, такого же возраста, девочка с невероятной выразительностью и эмоциями, совсем не детским, а каким-то прямо пророческим чувством читает стихи, полные священной ненависти к Ющенкам и Ярошам, Порошенкам и Турчиновым. Стихи, с жёстким воинским пафосом написанные её родной бабушкой, которая тут же даёт полное патриотической любовью к Донбассу интервью зарубежному корреспонденту.

А вот концерт на праздник 23 февраля. Сначала, при посредстве Фонда Новомученников и Исповедников Христовых, идёт награждение орденами ветеранов-афганцев и ополченцев, отличившихся в боях за Саур-Могилу и при защите Донецка, а потом тут же, один из ветеранов Афганистана в синем берете ВДВ, во всю грудь которого так же увешана орденами – поёт свои песни и песню своего друга, где есть такие, врезавшиеся мне в память слова:

 

И жарили укропов

Ребята с пулемётов…

 

Интересно, что зовут этого героя – исполнителя очень символично: Олег Ветер. А это произведение не менее символически называется «Песня друга». Когда я услышал название, сразу вспомнились другие слова:

 

Друг, оставь покурить, — а кругом тишина,

Он вчера не вернулся из боя…

 

Смотрел я фильм, слушал, что говорят старик и мальчик, как читает стихи девочка, как поёт ветеран ВДВ – афганец, с будто уже при жизни вытесанным из гранита лицом – и в груди моей всё больше нарастает уверенность:

— Мы победим! Мы точно победим! Ибо такой народ, ибо Дебальцевский Сталинград – победить нельзя!

Потому что с нами Бог, с нами Господь и Бог наш Иисус Христос, с нами Пресвятая Богородица, и всё Воинство Небесное, все Ангелы и Херувимы, все Власти и Престолы, Святые воины наши Георгий Победоносец, Димитрий Стратилат, Феодор Стратилат, Феодор Тирон, Илья Муромец, и во главе всего Воинства Небесного Архангел Михаил, который пойдёт впереди Русской Православной Армии с чёрным знаменем в руках «Православие или Смерть!»

 

Глава Союза Православных Хоругвеносцев,

Председатель Союза Православных Братств,

Предводитель Сербско-Черногорского Савеза Православних Барjяктара

Леонид Донатович Симонович-Никшич

Об авторе