Духовная жизнь

Русская православная церковь — по-настоящему христианская

Ноябрь 26
16:03 2011

Русская православная церковь — по-настоящему христианская


Недавно известный пастор Лютеранской церкви Финляндии Юха Молари перешел в православие. Таинство миропомазания, через которое он сменил веру, было совершено 30 октября в Свято-Никольском храме Русской церкви в Хельсинки его настоятелем протоиереем Николаем Воскобойниковым. Ранее Лютеранская церковь лишила Ю.Молари сана за критику сайта «Кавказ-Центр», признанного в России экстремистским. Ю.Молари неоднократно публично выступал с требованиями закрыть сайт за пропаганду терроризма. Кроме того, он защищал россиянку Римму Салонен и критиковал деятельность антироссийской организации «Pro Karelia».

О том, что подвигло его к принятию православия и пророссийской позиции, чувствует ли он себя в безопасности и почему финские власти поддерживают экстремистов, Ю.Молари рассказал в интервью «Интерфакс-Религия».

В апреле этого года Правозащитный центр Всемирного русского народного собора предложил пастору стать членом Русской церкви, отметив, что «православным сейчас очень нужны такие смелые люди».

— Недавно произошло важное событие в Вашей жизни — Вы стали православным. Чем было продиктовано такое решение?

— Моя семья уже была православной. Естественно принадлежать к той же Церкви, что и твоя семья. Мое решение не было поспешным и возникло не на пустом месте. Русская церковь всегда была милосердна в словах и поступках. Я хочу принадлежать к Церкви, в которой вижу любовь и милосердие. Что касается моральных и богословских взглядов, Русская православная церковь является христианской в строгом смысле, тогда как западные Церкви довольно обмирщенные. К примеру, я не могу разделить современный взгляд лютеран на венчание однополых пар. Для меня это важный вопрос, когда я хочу принять участие в церковной службе и лучше познать Господа.

— Как Ваше решение восприняли в Лютеранской церкви Финляндии?

— Лютеранская церковь неоднократно связывалась с Русской православной церковью в Финляндии, я точно не знаю об их закрытых контактах. После моего решения Лютеранская церковь повлияла на судебного пристава районного суда, чтобы он привез мне бумаги двухмесячной давности, которыми Церковь поделилась с финскими СМИ за два месяца до этого, но которые мне не направляла. Бумаги содержали официальное уведомление о том, что в следующие три месяца я не буду иметь права служить священником.

— Планируете ли Вы поступить в православную духовную семинарию и стать священником, а также усовершенствовать знания русского языка?

— Совершенствование знаний русского языка — долгий процесс, поскольку я не очень одарен в этом смысле. Думаю, мы должны время от времени разговаривать дома по-русски, тогда я смогу усовершенствовать свои языковые навыки.

К сожалению, финансовая ситуация в моей семье не позволяет мне жить в православной богословской семинарии. Сейчас я прежде всего «начинающий православный христианин» и изучаю богослужебную практику.

— Ваша жена и дети живут в России. Не думаете перебраться к ним?

— Мы с семьей живем и в России, и в Финляндии, в зависимости от ситуации. Я бы жил в России больше времени, если бы имел здесь постоянную работу, а доход моей семьи был стабильным. Из соображений безопасности, очень хорошо, что моя семья живет в некотором отдалении от меня. Сегодня важно, чтобы бандиты не знали, где проживаю я и моя семья. Они уже были у моего дома и отправили мне сообщение по электронной почте, в котором заявили, что знают мой адрес и нашли мою машину.

— Раньше Вы неоднократно получали угрозы со стороны чеченских боевиков. Почему, на Ваш взгляд, полиция и прокуратура не предприняли никаких действий?

— Как мне официально заявили в полиции, они не верят в то, что Доку Умаров — глава сепаратистского правительства — и его союзники вообще меня знают.

Финская политическая элита связана дружескими отношениями с администрацией сайта «Кавказ-Центр». Несколько недель назад господин Пекка Хаависто, кандидат в президенты Финляндии, в дружеской атмосфере обедал с Микаэлем Стурше (обед происходил дома у Стурше), а он является администратором и владельцем финской версии «Кавказ-Центра». Действующий министр международного развития Хейди Хаутала, Микаэль Стурше, администратор «Кавказ-Центра» в Швеции Иса Джабраилов встречались с экс-президентом Финляндии Марти Ахтисаари в 2007 году. Специальный советник министра иностранных дел Финляндии Тарья Кантола проводила конференцию в парламенте вместе с Исламом Мациевым, который является вебмастером «Кавказ-Центра» в Финляндии и принимал участие в боевых действиях на Северном Кавказе.

— Сейчас Вы чувствуете себя в безопасности в Финляндии?

— На самом деле я не могу чего-либо бояться, поскольку нахожу новые возможности в любой ситуации. К сожалению, я получаю угрозы каждую неделю, причем приходят они и частным образом, и даже через финские сайты, но я не говорю об этом своим друзьям и семье, чтобы не беспокоить их без надобности.

— Как бы Вы могли охарактеризовать современное отношение Финляндии к России на бытовом и политическом уровне?

— На самом деле, Финляндия должна быть заинтересована в хороших отношениях с Россией. Соседство с такой большой страной, как Россия может быть очень выгодно для финской экономики. Это очень важно ввиду сегодняшней неясной ситуации в Евросоюзе. К сожалению, финские СМИ не склонны транслировать эту идею, скорее наоборот, редакторы пытаются пропагандировать вступление в НАТО, описывая угрожающие сценарии и прибегая к русофобии. И очень многие люди верят в эти угрозы. Приведу пример из жизни обычных людей: 9 ноября 2011 года два финна из Керавы (небольшой городок недалеко от Хельсинки), известные как приверженцы второй по величине финской партии под названием «Финны» помочились на капот машины русского бизнесмена. Эти люди известны своими антироссийскими высказываниями. Я не говорю, что все жители Финляндии готовы мочиться на капоты автомобилей русских, однако те финны дали волю эмоциям, которые витают в воздухе. Трудно сказать, удалось ли им снять таким образом внутреннее напряжение, но после этого они отправились в ближайший бар праздновать свой «день победы».

— Как Вы думаете, почему Финляндия не мешает деятельности «Кавказ-Центра» на своей территории?

— По двум причинам. Я уже сказал, что слишком многих высокопоставленных политиков связывает дружба (с чеченскими сепаратистами — «ИФ»). Во-вторых, в Финляндии нет информации о реальном положении дел в этой сфере, поскольку финские СМИ хранят практически полное молчание по поводу этой проблемы. Думаю, что российские силовики могут помочь в этом смысле и раскрыть больше имен так называемых журналистов и администраторов «Кавказ-Центра». В настоящее время все анонимно, и эти нечестные люди могут оставаться в безопасности. Более того, важно напомнить о случаях, когда журналисты «Кавказ-Центра» участвовали даже в финансировании террористов.

Я совершил «смелый поступок» в апреле 2011-го. Я обратился в МВД и в ФСБ в Санкт-Петербурге. Я спросил, могу ли получить консультацию по делу «Кавказ-Центра», чтобы иметь больше представления о таких структурах. К сожалению, месяц спустя я получил ответ, что мои познания в этой области должны остаться на уровне рядовой журналистики.

— С чем связана Ваши пророссийская позиция, в частности, критика антироссийской организации «Pro Karelia» и сайта «Кавказ-Центр»?

— Не думаю, что мое отношение можно назвать пророссийским, скорее, я финн и европеец, который хочет большего мира и процветания современному миру. Поэтому я уверенно говорю «нет» экстремизму сепаратистов. Кроме того, это еще и вопрос христианской совести.

«Кавказ-центр» опубликовал более двухсот лживых статей обо мне. В этих статьях они объявили меня душевнобольным террористом, который проходил психиатрическое лечение в Санкт-Петербурге. Писали, что я получаю высокую зарплату как агент и так далее. Ложь «Кавказ-Центра» может быть опасной в некоторых случаях, когда простые люди могут принять их «информацию» всерьез и, основываясь на ней, совершить неверные поступки.

Определенную роль в том, что я стал интересоваться «Кавказ-Центром», сыграл случай. Я поехал служить священником в небольшую деревушку, в которой родился финский администратор «Кавказ-Центра». Люди из «Кавказ-Центра» показали себя, когда стали организовывать нелегальные и легальные демонстрации против меня. Так я получил возможность «бесплатно» фотографировать людей (финнов и чеченцев), которые работали на «Кавказ-Центр». Тогда «Кавказ-центр» рассердился еще больше. С «Pro Karelia» я тоже познакомился случайно, когда юрист этой организации был моим адвокатом в 2001-2004 годах.