Политика

Россия: политика олигархии, версия 2.0

Июль 12
09:13 2012

Россия: политика олигархии, версия 2.0


Восхождение «Группы Сумма» Заявудина Магомедова — от малоизвестного производителя труб для нефтяной промышленности до совладельца крупнейшей портовой сети России — является свидетельством появления нового поколения олигархов, на этот раз обладающих близкими связями с бывшим президентом Дмитрием Медведевым, ныне занимающим пост премьер-министра.


Ожидается, что «Сумма» окажется в привилегированном положении во время проведения нового этапа продажи государственной собственности, инициированной Медведевым, и которая в какой-то момент приведет к крупнейшему переделу собственности с начала проведения приватизации в начале 1990-х годов.


«Сумма» присматривается к контрольному пакету акций в «Трансконтейнер», дочерней компании ОАО «Российские железные дороги», которая в настоящий момент контролирует больше половины контейнерных перевозок по России, и к 20-процентному пакету акций «Новороссийского морского порта», которым он уже владеет вместе с государственной монополией «Транснефть».


Группа уже приобрела 50-процентный пакет минус одну акцию государственной агропромышленной компании «Объединенная зерновая компания» во время первого этапа приватизации, прошедшего в этом году. Цель «Суммы» — создать гиганта со своим портом и логистикой, способного конкурировать с компанией Maersk, обладающей возможностью перевозить грузы с континента на континент при помощи единой платформы.


На продажу так же выставлены пакеты акций национального авиаперевозчика «Аэрофлот – российские авиалинии», государственной алмазной монополии «АЛРОСА» и других активов «Российских железных дорог». Новая волна приватизации станет проверкой — сможет ли новое правительство дистанцироваться от грязной приватизации 1990-х годов, в ходе которой определенные активы почти даром попали в руки предпринимателей с хорошими связями.


Многие банкиры и предприниматели уверены, что, как и в случае олигархов 1990-х годов, успех Магомедова и позиции «Группы Сумма» в процессе продажи следующих активов могут зависеть от его близости к власти.


Но сравнивая с тем, что было 20 лет назад, новое поколение олигархов находятся в гораздо более уязвимом положении. Быстрое аккумулирование состояний в 1990-х годах позволило Борису Березовскому, Михаилу Ходорковскому, Михаилу Фридману и Владимиру Потанину руководить гораздо более слабым государством.


Их способность генерировать миллионы долларов, занимаясь государственными активами и экспортом сырья во времена гиперинфляции, позволяла им диктовать условия правительству, страдавшему от потери средств.


Данный дисбаланс власти привел к созданию печально известной схемы залоговых аукционов середины 1990-х годов, когда незначительная группа могущественных предпринимателей завладела лучшими активами советской промышленности за бесценок.


Это была олигархия версии 1.0. Олигархия версии 2.0 началась после прихода Владимира Путина на пост президента в 2000 году и утвердила силу государства. Он приструнил олигархов в 2003 году, арестовав Ходорковского по обвинению в уклонении от уплаты налогов. Тогда Ходорковский был самым богатым и могущественным человеком в России. Позже, во время финансового кризиса 2008 года, олигархи, включая алюминиевого магната Олега Дерипаску, были вынуждены обратиться к государственным банкам за финансированием после того, как они проели кредиты западных банков, что еще больше подорвало их позиции.


Тем временем, появилось новое поколение миллиардеров. Большая часть – это верные союзники Путина, которые завладели ключевыми активами в секторах, близких к правительству – например, владелец нефтяного трейдера «Gunvor» Геннадий Тимченко или директор Государственной корпорации «Ростехнологии» Сергей Чемезов.


Другие пытались вести более изощренную игру, балансируя в отношениях с Путиным и другими сильными фигурами (например, бывшим президентом Медведевым).


Сулейман Керимов — тому пример. Он увеличил свое состояние, получая огромные займы от государственных банков, которые использовал для инвестиций в крупные государственные компании, включая «Сбербанк», крупнейший государственный банк, который его кредитовал. Его считают одним из лучших управленцев, известным своим умением сотрудничать с властями, осторожно делающим ставки, и удачно балансирующим между Медведевым и Путиным.


Магомедов является еще одним человеком с необъяснимой способностью договариваться с правящим тандемом. Он обладает близкими отношениями с Николаем Токаревым, нынешним главой «Транснефти» и союзником Путина по службе в КГБ в Дрездене.


Но Магомедов также обладает хорошими отношениями с союзниками Медведева, включая вице-премьера Аркадия Дворковича, с которым он учился в университете. «Группа Сумма» заявила, что не имела преферентного отношения со стороны властей, а Дворкович подчеркнул, что не помогал группе.


Сильнейшие – и самые счастливые – олигархи 1990-х годов выжили и даже процветают, адаптировавшись к новому балансу сил, при котором они — больше не господа, а пусть и очень богатые, но слуги. Фридман и Дерипаска пережили несколько неспокойные политические времена, отчасти из-за сближения с Медведевым во время его четырехлетнего правления, хотя Путина они тоже не забывали.


От олигархов теперь требуется гораздо больший набор сложных и искусных умений. В начале 1990-х годов хорошие телохранители были важны также, как и все остальное. Сегодня необходимо обладать изысканной смесью политических и финансовых талантов. Деньги важны также, как и всегда, но для того, чтобы обладать настоящим влиянием в Москве, миллиардов уже недостаточно. Необходимы десятки миллиардов долларов.


Иностранные инвесторы и либеральные реформаторы надеются, что когда-нибудь распространение олигархов различного происхождения и поколений и битвы, которые они ведут, приведут к настоящей конкуренции в российской экономике.


Но пока государство остается могущественным, оно будет доминировать над этими отношениями.