Общество

Россия накануне новой антифеодальной революции.

Апрель 01
08:27 2011

В статье предлагается новое теоретическое осмысление новейшей истории России и всего человечества. Раскрываются социальные причины крушения Советской власти, подвергаются анализу общественные отношения, существующие в современной России и делаются соответствующие выводы. Автор.


 

Россия накануне новой антифеодальной революции.

  Мы живём в обществе вопиющей социальной несправедливости. В выступлении по радио «Эхо Москвы», один из самых высших руководителей России, Миронов С.М., говоря о современной нашей жизни, заявил: «так несправедливо жить мы не можем». Только глухой не слышит: как котёл перед кипением шумит Россия, недовольная тем, что сотворили с ней за последние 20 лет. Слова Миронова свидетельствуют, что в политических верхах слышат этот шум, грозящий новым социальным взрывом. В этих условиях в высшей степени важно понять, что происходит с Россией, да и не только с Россией. До сих пор нет, сколь-нибудь  теоретически осмысленного объяснения того, как мы оказались в таком обществе, что оно собой представляет и чем его  можно и нужно заменить?


     Для того чтобы ответить на эти вопросы, недостаточно традиционных представлений об общественной жизни. Необходим  такой  концептуальный,  целостный взгляд  на социальные процессы, который не позволяет сделать ни догматизированная  марксистская,  ни современная плюралистическая философия. У нас много  лет существует  Институт философии. Однако ждать ответа на поставленные вопросы от него не приходится. Он  от методологии  догматического  монизма, советского времени, перешёл сегодня к  «шизофреническому  плюрализму». Но от этого его суть не изменилась: он, как был в прошлом, так и остался институтом философской импотенции. Вопреки этому в нашей стране с 60-х годов прошлого века  разрабатывается, рядом учёных, целостная, неомарксистская концепция, в соответствии с которой не только экономические отношения, но и  все общественные  отношения носят воспроизводственный характер. Речь идёт  о концепции « общественного воспроизводства». (Желающие могут познакомиться с ней: Ковалёв А. М.  Диалектика способа производства общественной жизни. — М.-1982. Бородин. Е.Т. Природное и общественное воспроизводство.-М.-2003. Бородин Е.Т.- В каком обществе мы живём? -М.-2009.). В соответствии с этой концепцией человеческое общество с начала его возникновения и по настоящее время находится в процессе своего становления как зрелого природного и исторического явления. Вся история этого процесса, до известных нам буржуазных революций  XVI -XX веков, представляла собой  историю поэтапного развития и разложения первичной (первобытной) формации. Первичная (первобытная) формация просуществовала  миллионы лет. Последний этап её существования — этап её полного разложения, деградации как целостной социальной структуры, был, в то же время, первым этапом человеческой цивилизации, который принято определять как рабовладельческо- феодальный.


     К концу существования сословно-феодального строя накапливаются столь глубокие противоречия, что их решение оказывается возможным лишь революционным путём, т.е. путём ломки основ отжившего общественного строя. Все известные до сих пор революции, получившие названия буржуазных, социалистических, национально-освободительных, были революциями одного типа: антифеодальными, антисословными. Нередко революции сопровождаются острой сословно-классовой борьбой в виде гражданских войн. Ответственность за эти войны лежит на господствующих сословиях, интересы которых оказываются не совместимыми с интересами абсолютного большинства народа, т.е. с интересами нации.


     Подобная революция в нашей стране вызрела к началу XX века. Она началась в 1917 году и, принято считать, что закончилась в 1922 году. Однако есть основания утверждать, что революция продолжалась до начала 50-х годов. Именно к этому времени закончились в нашей стране глубокие, революционные преобразования.


       Что собой представляла революция в нашей стране, проходившая в течение четверти века, в несколько этапов, с 1917г по 1953 год.? Только при правильном ответе на этот вопрос мы сможем понять новейшую нашу историю.


      Что революция не могла быть и не была социалистической ясно было даже для абсолютного большинства марксистов ещё до её начала. Г.В.Плеханов, у которого Ленин учился марксизму, считал, что социалистическая революция может начаться лишь в развитых странах. Теоретически он был прав, утверждая, что начавшаяся революция не является социалистической. Но фактически Плеханов предал эту неизбежную и необходимую антисословную революцию, призывая большевиков отказаться от активного участия в ней. Народ нуждался в таких вождях как Ленин, как большевики и, поэтому, пошёл за ними. Утверждать, что это не так, что большевики обманным путём пришли к власти — удел морально-интеллектуальных уродов. Заслугой  В. И. Ленина было то, что он,  взяв в марксизме идею классовой борьбы, на её основе создал идеологию начавшейся антифеодальной революции в России. Поскольку лозунги подобных революций в Западных странах были дискредитированы социальной практикой, из идеологических соображений, революция в России была провозглашена  социалистической.  Но от этого она не изменила своего антифеодального характера и не перестала быть неизбежной и необходимой.


     Причина, породившая революцию в России 1917 года, была аналогична той, которая привела к революциям страны Западной  Европы и Северной Америки в XVI-XIX  веках. Причина эта — разложение феодального строя. Все революции, несмотря на их общий антифеодальный характер, в чём-то отличались друг от друга. Что касается  революции в  нашей стране, то её заметное отличие от других обусловлено и временем её осуществления и особенностями феодального строя в нашей стране. В отличие от феодализма Западной Европы с его принципами вассально-ленных отношений, в России, в силу  особенностей её исторического развития, восторжествовало единовластие верховного феодала-государя. Второе отличие нашего феодализма от западноевропейского в том, что у нас крепостничество и общинный уклад просуществовали на  несколько веков  дольше,  чем на Западе. Иначе говоря, в отличие от вассально-ленного феодализма на Западе у неё был государственный феодализм, а это  не могло  не отложить свой отпечаток и на ход революции, и на послереволюционное развитие страны.


     Своеобразие исторического развития России, прежде всего, сказалось на том, что основной революционной силой в России была не буржуазия, как на западе, а самые широкие крестьянские массы, во главе с рабочем классом, сознание которого,  было близко к крестьянскому сознанию. Крестьянское же понимание социальной справедливости сформировалось на основе общей (общинной) собственности, как на материальные блага, так и на самих людей. Оно восходит к первобытному коммунизму. Такое понимание справедливости, в значительной степени, обусловило возникновение и существование государственного феодализма в России, при котором царь выступал как отец большой общины- русского этноса.


    Дореволюционная Россия была своеобразной «проекцией» на тот социальный строй, который был построен у нас в ходе революции. Крестьянин-общинник склонен был к отождествлению жизни этноса с жизнью общины. Такая экстраполяция общинных отношений на все общественные отношения во многом и определило характер отношений «полностью и окончательно победившего социализма». Не нужно приписывать идею огосударствления собственности и идею колхозов большевикам и лично Сталину. Эти идеи как говорится, витали в воздухе. Социальная прозорливость большевиков выразилась в том, что они следовали пониманию социальной справедливости большинством народа, и реализовали эту справедливость с хорошо известными победами и издержками. В нашей стране построено было такое справедливое общество, на какое оно было только способно и за которое проливал кровь народ в революции  и гражданской войне. Это было общество крестьянско-общинной справедливости.


     Много написано о жестокостях революции. Можно сказать, что революция сопровождается помутнением сознания нации, выразившимся  в гражданской войне и массовом терроре. Прежде всего, это, конечно, относится к привилегированным сословиям. Погрязшие в корысти они утратили способность адекватного восприятия социальной действительности и, защищая своё паразитическое существование, фактически, развязали кровавую бойню. Для народных масс революция, вместе с тем, сопровождается и просветлением сознания, ярким осознанием своих попранных прав и необходимости отстаивать их любой ценой. Наша задача, потомков, понять, а значит, в основном и главном, оправдать, поднявшийся на революцию русский народ, вынужденный в  кровавой схватке, отстаивать своё будущее и будущее нации. Народ реализовал и своё право на восстание, и своё понимание социальной справедливости. Благодаря этому сделались возможными поистине великие победы нашего народа в годы революции. Все мы вдоволь понаслышались о репрессиях 30-х годов, о ГУЛАГе. Для того чтобы правильно понять суть репрессий, суть того, что происходило в России в течение 25 лет после Октябрьского переворота в 1917г., принципиально важно уяснить себе: это были годы не обычного социального процесса, а годы революции, сначала сопровождавшейся военными действиями (до 1922г.), а затем систематическим террором. И террор этот, хотя и не всегда был оправдан, служил средством революционных, в конечном счете, необходимых преобразований.


     Итак, мы видим, что революция в нашей стране была величайшей трагедией, поскольку сопровождалась колоссальными материальными, культурными и людскими потерями. Но, в тоже время, революция решила стоявшие перед ней задачи. Она уничтожила феодальный строй — последний, завершающий этап первичной (первобытной) формации. Ценность революции не умаляется тем, что она непосредственно не привела к социализму. Она была победой на дальних подступах к этому обществу.


     В результате революции возникло навое общество-общество с новой структурой, с новыми противоречиями. Это было общество аналогичное тем, что возникали в других странах после социальных, так называемых буржуазных революций. И, вместе с тем, оно имело свои особые черты, порождённые своеобразием всего предшествующего исторического развития страны. Изменив социальную природу общества, революция решила исторические задачи, ставшие перед страной. С колоссальными жертвами, но она создала за кратчайший срок великую индустриальную державу, осуществила, невиданный в истории страны культурный подъем народа. Наконец,  разгромила фашизм — злейшего врага не только советского народа, но и всего человечества. Итак, к началу 50-х годов революция закончилась. Антагонистические противоречия революционным путём были преодолены и общество теперь было свободно от них. Однако завершение революции означает не только ликвидацию антагонистических противоречий, но и, то, что перед обществом встают новые задачи, решать которые уже невозможно прежними революционными методами и средствами. И задачи эти оказываются не менее сложными, чем те, что стояли перед обществом накануне революции.


      После революции страна нуждалась: 1. в развитии товарно-денежных отношениий, в переходе к многоукладной экономике, осуществляемой при сохранении ведущей роли государственного капитализма. 2. в освобождении значительной части общества — крестьян от государственно-крепостнической зависимости. 3.в поэтапной демократизации политических отношений. 4.в существенном пересмотре целого ряда идеологических постулатов носивших откровенно утопический характер, сохраняя при этом центральную, подлинно научную идею возможности и необходимости стремиться к созданию социалистического общества-общества социальной справедливости. Правящая советская элита, сложившаяся в условиях революции, оказалась совершенно не готова к осуществлению нужных реформ. Чувствуя потребность общества в качественных переменах, она не нашла ничего лучшего как заняться политикой «разоблачения культа личности Сталина». Эта политика, по сути, была контрреволюционной, а значит антинациональной. Вместо концентрации внимания на решении, стоящих перед обществом, проблем, она отвлекала общественное сознание субъективным обсуждением тех издержек, которыми сопровождалась революция в нашей стране и, которые, увы, были неизбежны в условиях революции.


     Те изменения, которые начинают, в это время, претерпевать правящие слои общества, делают их ещё менее способными решать исторические задачи, стоящие перед страной. Партийное и государственное чиновничество, имея в своих руках всю полноту политической, экономической, и идеологической власти, постепенно обрастает всевозможными привилегиями,  и приобретают черты неофеодального сословия. За время после смерти Сталина и до прихода к власти Горбачёва происходят существенные изменения самой социальной природы руководящего слоя общества-номенклатуры. Происходит, по сути дела, перерождение номенклатуры. Из силы,  руководящей революционными преобразованиями она превращалась, постепенно, в социальную группу, которой становится чуждым всё то, ради чего совершалась революция. Этот процесс перерождения номенклатуры в консервативную, а затем в реакционную силу ждёт своего тщательного исследования. Но и без специального исследования очевидно одно: номенклатура не только не могла, но и не хотела решать проблемы, стоявшие перед обществом. Её всё более отягощала господствовавшая в стране, марксистко-ленинская идеология. К этой идеологии у номенклатуры было двойственное отношение. Эта идеология была «путами на ногах» у номенклатурного сословия, поскольку мешала ему в полной мере реализовать власть в своих интересах и, в то же время, оно нуждалось в ней для сохранения властной монополии. Как сейчас стало совершенно очевидно: затаённой мечтой этого сословия было: сохранить монополию на власть и освободиться от любых идеологических ограничений. Для воплощения этой мечты в жизнь и начата была перестройка, а затем совершён контрреволюционный переворот в 1993 году.


     Падение Советской власти и успех контрреволюционного переворота стали возможными не только в результате трансформации революционной элиты. Низы общества претерпевали не менее существенные изменения. Сосредоточение собственности на средства производства в руках государства означало отчуждение работника от этих средств производства и превращение его в наёмного работника, продающего свою рабочую силу. Образовалась типичная государственно-капиталистическая экономика со всеми присущими ей плюсами и минусами. Большинство членов общества, став наёмными работниками, собственниками продаваемой рабочей силы, утрачивают крестьянско-общинную социальность, служившую социальной базой советского строя. У наёмного работника к общественной жизни отношение не однозначное: с одной стороны — общественная сфера для него непосредственная среда его трудовой жизни, а с другой — она — область приобретения средств его личностно-семейного бытия. Много написано сторонниками марксизма-ленинизма о прогрессивном, революционном характере пролетариата и написано правильно. Но при этом упускается этакий «пустячок», как то, что пролетарий, при всём своём классовом сознании, в повседневной жизни руководствуется, теми же принципами, что и его господин, работодатель, а именно принципами, основанными на семейно-родственных и личных интересах. И это обстоятельство служит если не главной, то одной из главных причин неспособности пролетариата к осуществлению тех социальных преобразований, на которые рассчитывали марксисты-ленинцы. У наёмного работника раздвоенная социальная природа. С одной стороны, он член семьи, ради интересов которой продаёт свою рабочую силу, и его труд, в общественном производстве, лишь средство удовлетворения потребностей семьи. Но как участник общественного производства он, так или иначе, заинтересован в существовании и развитии этого производства, а значит, заинтересован в благополучном состоянии своей страны, своего народа, с которыми у него неразрывная связь. Иначе говоря, у него неизбежно сочетается мещанская природа с гражданской, и от того какая из них возобладает у отдельной личности и у большинства представителей нации, зависит каким является всё общество. В нашей стране начиная с 50-х годов и, особенно, в годы, так называемого застоя, шёл процесс нарастания мещанского характера народных масс.


     Как говорилось выше, после завершения революции страна нуждалась в существенных реформах с тем, чтобы опираясь на завоевания революции, дальше их умножать в принципиально новых послереволюционных условиях. Но для этого почти ничего не делалось в течение тридцати лет. Однако к концу 80-х годов ещё не все возможности реформирования страны были утрачены. Об этом свидетельствует опыт социальных преобразований без контрреволюционного переворота, который мы наблюдаем в Белоруссии и в Китае. Между тем в этих странах преобразования осуществляются в худших условиях, чем в России с её природными богатствами и научно-интеллектуальным потенциалом. В России всё произошло иначе. Наиболее реакционно настроенная часть номенклатуры при поддержки и под руководством мировой реакции, совершила предательский, по отношении к России, кровавый, контрреволюционный переворот. К власти пришла наиболее циничная, беспринципная и невежественная часть номенклатуры. Она получила поддержку, в основном пассивную поддержку, со стороны мещанской массы народа. В стране была осуществлена номенклатурно-мещанская контрреволюция.


     Контрреволюция сопровождается распадом Советского Союза. Наступает, ничто иное как, феодальная раздробленность: вместо Союзных республик, образуются государства с преобладанием отношений неофеодального характера. Происходит это вопреки желаний и интересов народов, под сильнейшим давлением, заинтересованных в этом, реакционных сил современности в виде мировых, финансовых мафий, утвердивших своё господство в Западных странах (прежде всего в США и Англии). Дальнейшая феодальная раздробленность грозит многим, новообразованным государствам, в том числе Российской Федерации. (Важно, что процесс рефеодализации и периферизации старны происходит под давлением центра глобального капитализма. — Ред. сайта ДЗВОН). В последней, этот процесс лишь замедлен отменой  выборности глав субъектов федерации и укреплением, пресловутой, вертикали власти.


     Контрреволюционная власть уничтожила большую часть завоеваний революции. В результате произошла чудовищная архаизация  общества. Оно оказалось отброшенным далеко назад в феодальное прошлое и в научно-техническом, и культурно-интеллектуальном, и в экономическом отношении. То, что мы имеем в нашей экономике, капитализмом назвать нельзя. Понятие «бандитский капитализм» не раскрывает всей её сути. ( Это  колониальная версия полукапитализма и  полуфеодализма, сознательно насаждаемая Западом, чтобы блокировать развитие в покоренных странах — Ред.) Такие явления как рэкет, рейдерские захваты, крышевание «братков» и милиции, откаты, торговля государственными должностями, полулегальная коррупция — капитализму не присущи. Это явление феодального и даже раннефеодального общества. Из уст  С. Миронова мы услышали: «За последние  десять лет много  сказано о том, что зарождение рыночных отношений в 90-е годы обернулось раздачей вотчин, а процесс капитализации  активов — присвоением ренты, что рынок  или то, что называется у нас рынком, буквально напичкан у нас коррупционными схемами». (С. Миронов. Выступление на  научно-практической конференции «Социальная справедливость  в XXI веке» Москва, 2. ноября 2010 г.) Александр Айвазов в статье « Неизбежность октября» предлагает: «Поставьте на место помещичьего класса современных российских олигархов и представителей крупного капитала, а на место помещичьей собственности на землю — олигархическую собственность на «приватизированные» ими заводы, фабрики и нефтегазовые богатства страны. И вы увидите идентичную картину» (Газ, «Завтра».  Ноябрь, 2010г. №45 с. 3) Известный учёный — экономист Сергей Глазьев считает, что в нашей  стране: « Система управления предельно коррумпирована, работает по квози- феодальным принципам личной преданности и круговой поруки.. Никакой реальной модернизации в таких условиях произойти не может» ( Газ. «Завтра». Ноябрь,2010г. №46, с. 2)


      Капиталистическая экономика функционирует на основе закона прибавочной стоимости, в сочетании  его с  законом стоимости,  т.е с законном эквивалентного обмена. Где вы видели у нас эквивалентный обмен товарами, в том  числе и при купле — продаже рабочей силы? Ни о каком эквиваленте у нас  речи быть не может, ибо собственность нашего крупного «капитала»- преступно приобретенная собственность олигархов, коррупционная собственность чиновников, собственность «воров в законе»- по сути своей, есть собственность неофеодальная и доходы с неё — не что иное, как феодальная рента. Капитализм в России находится в зачаточном состоянии, он угнетён неофеодальными отношениями и влачит жалкое существование. Современный «неофеодализм» имеет ту же социальную природу, что и феодализм прошлого. Социальная несправедливость достигла сегодня того уровня, который она имела накануне Первой Мировой войны. Тогда и сейчас богатства нации оказались в руках сословий — паразитов: тогда — помещиков, сейчас — олигархов и  коррумпированных чиновников. Те и другие, в силу своей паразитической природы, добровольно не могут отказаться от собственности, которая им не принадлежит. Для социального взрыва не хватает внешнего толчка в виде военной или финансовой провокации.


     Тот материальный и моральный разгром, который учинила над Россией контрреволюция, неизбежно разбудит сознание русских людей. Мещанские интересы,  при  всей их жизненной оправданности, всё более отходят на второй план. Всё более значимыми  становятся общие интересы страны, растёт критическая масса революционно настроенных людей. При  характеристике современной России невольно вспоминаются слова великого стратега революции В. И. Ленина о революционной ситуации: «верхи» не могут управлять по — новому, «низы» не хотят жить по-старому.


     Сегодня не трудно предсказать и доказать неизбежность новой антифеодальной революции, но гораздо сложнее предвидеть какую форму она приобретёт. По всей видимости, патриотически настроенная часть правящей элиты (слабая, но она есть) склонна к проведению жёсткой государственной политики против коррупции и других проявлений неофеодализма, которая  означало бы, по сути  дела, «революцию сверху». Типичный представитель патриотической интеллигенции С. Кургинян в  своих газетных  статьях и выступлении на телевизионной передаче «Суд времени» (5 канал) запугивает олигархов и взяточников возможной гражданской войной и просто умаляет, просит их и власть перестать быть такими какими они есть. В тоже время, он сам боится гражданской войны, поскольку она может, по его словам, привести к распаду России или захвату её интервентами. В своём фундаментальном научном труде «Мировоззрение» член-корреспондент РАИ Р. Яновский приходит к выводу: «Политический класс  России должен понять,- если он не примирится со своим собственным народом, то вынужден будет уйти, или он будет ликвидирован другими силами». (Р.Яновский., «Мировоззрение». — М.- 2007.стр. 387.) Есть и другое мнение по  этому вопросу, а именно мнение писателя В.Бондаренко: «Если власть сама не сработает на опережение, её сметут решительно и быстро. И никакая Европа не решится ринуться на помощь этим властям, никакие войска НАТО не будут спешить на подмогу». (Газ. «Завтра», декабрь 2010,№49). Какой из этих «сценариев» реализуется, будет, зависеть от того, какое сложится, в ближайшее время, соотношение между реакционными  и здоровыми, антифеодальными силами.


     Что народ ждёт от революции? Какие она должна сделать решительные шаги для того, чтобы он поверил в реальную возможность торжества справедливости и правды, воспрял и принял активное участие в столь необходимой модернизации всех сторон общественной жизни?


     Для этого необходимо:


1.Предать анафеме (в том числе, желательно, и религиозной) 90-е годы. Руководителей контрреволюционного переворота признать предателями интересов России. Предать суду тех, кто отдавал приказы и непосредственно участвовал в расстреле Верховного Совета в 1993г.


2. Пересмотреть приватизацию 90-х годов и национализировать захваченную в эти годы государственную собственность.


3. Признать коррупцию изменой Родине и ввести, на определённый срок, смертную казнь за особо тяжкие коррупционные преступления.


4. Нанести решительный удар по преступному миру: а) объявить вне закона «воров в законе», б) ликвидировать, покрывшую Россию, сеть этно-мафиозных структур.


5. Сделать государство единственной силой, обеспечивающей безопасность предпринимательства.


6.Ввести контроль за предпринимательством по образцу скандинавских стран. В том числе, ввести прогрессивное налогообложение и налог на роскошь.


7.Развернуть и вести последовательную борьбу с любыми клановыми, этническими и националистическими привилегиями.


8. Создать такое соотношение государственной, коллективной и частной видов собственности, которое обеспечат наиболее эффективное функционирование экономики страны на современном этапе её развития.


9. Признать господствующей идеологией в стране — идеологию патриотизма и социальной справедливости.


10.Востановить обороноспособность страны.


     Конечно, все эти меры предлагаются для обсуждения, уточнения и дополнения. Но без них или подобных им революции не обойтись.


     Чтобы, в результате надвигающейся новой антифеодальной революции, не  наступил хаос, ведущей к  еще большей разрухе и архаизации страны, возглавить революцию должны прогрессивные силы, вооруженные достаточно четким видением того, что должно придти на  смену существующему неофеодализму. Такие силы в стране формируются, но они ещё далеки от того, чтобы быть адекватными тем задачам, которые им предстоит решать. Эти силы можно определить как «Русская партия». «Русская партия»,  если её понимать в виде русских людей  недовольных политикой, в том числе национальной политикой,  современной власти, внутренне  глубоко противоречивы. Речь идёт о противоречии между патриотами и националистами. Среди выдающих себя за лидеров патриотического движения, есть и провокаторы, идущие на союз с такими одиозными политиками, как Немцов, Касьянов, Каспаров, Рыжков и им подобные. Они, видимо считают, что в борьбе с  Путиным все союзники хороши. Но это не так. Даже Путин, не возражающий против торговли Россией в розницу, выступает против указанных политиков, которые, рвутся к власти с целью продать её оптом, т. е. сделать то, что они не успели сделать в 90-е.


     До сих пор в общественном, в том числе и в научном, сознании царит путаница в понимании того, что  такое патриотизм и национализм. Показательным,  в этом отношении, является  тот факт, что В. В. Путин, выступая по телевидению, заявил, что он русский националист, но прошло, несколько месяцев и он  выступил с самой резкой критикой русского национализма.


     Попробуем разобраться в этом вопросе. У патриотов и националистов имеется общее: и те и другие выступают против  антирусской направленности в политике современной власти Р.Ф.  и против русофобии вообще. Но, вместе с тем, между ними есть существеннейшее различие, поскольку патриотизм исходит из того, что национальные интересы можно и нужно удовлетворять за счет внутренних (собственных) национальных людских и природных ресурсов, при сотрудничестве с другими народами. Национализм же, так или иначе, нацелен на  ущемление интересов других народов. Такая позиция националистов, в конечном счете, враждебна интересам и того народа, защитниками которого они себя выдают. Эти различия свидетельствуют, что патриотизм и национализм — две во многом несовместимые идеологии. {Автор сильно преуеличивает разницу между первым и вторым. В работах В.Д.Соловья показано, что обе идеологии в главном практически идентичны, отличаясь часто лишь формой выражения, лексикона. Кроме того их разичает более высокий риск шоввинизма при национализме. — Ред.] (Подробнее см. в моей статье «Русская идея — есть идея русского  патриотизма», ж. « Социально-гуманитарные знания», 2007,№6,2008,№3.)


     Борьба патриотов неизбежна не только с космополитизмом, но и с национализмом. Советский патриотизм правильно делал, что вёл борьбу на этих «двух фронтах». Но его серьёзнейшей ошибкой было то, что он  основным злом считал « Русский шовинизм». Русский этнос к этому времени, перерос в надэтническую общность — в нацию, а нация  перерастала в  русскую цивилизацию и национализм, тем более шовинизм, был ей чужд. Что касается. так называемого «местного», кланово-этнического национализма, то на него смотрели в 50-80-е годы «сквозь пальцы». Это послужило одной из главных причин торжества национализма не только у ряда прибалтийских и кавказских народов, но и на Украине. В последней, как известно, националисты-недобитые бендеровцы во главе с Ющенко — на несколько лет захватили власть в свои руки.


     Неофеодальная власть в нашей стране, идеологически подконтрольная космополитическим центрам внутри России и за её пределами, два десятилетия проводят политику  низведения русской нации до состояния  одного из  многочисленных этносов, населяющих Россию. Эта  реакционнейшая политика превращения  нации в этнос, естественно, воспринимаются русскими как  надругательство над  русской нацией. Она является основной причиной, возникновения современного русского  национализма, чуждого русским как нации. Патриотические силы России ещё слабы и в организационном, и в идеологическом отношении. Хотя социальная база для превращения их в  основную политическую силу страны вызревает на глазах. И, не смотря на это, в случае стихийного  варианта  развития  событий, во главе освободительного движения вполне могут оказаться  националистически настроенные лидеры.


      Перед русскими патриотами стоит  задача взять инициативу в  борьбе против неофедализма в свои руки. Смею надеяться, что данная моя статья в какой-то степени поможет этому, поскольку она  направлена на идейное вооружение патриотов,  необходимое им в борьбе как с либеральным космополитизмом, так и с  национализмом всех мастей, в том числе и с  русским. Патриоты должны вырвать из рук националистов ряд их лозунгов, придав им патриотическое понимание. Взять хотя бы лозунг « Россия для русских!». Для патриотов он  вполне приемлем. Для кого же может быть Россия, если не для русских? Важно понять: кто такие сегодня русские? Русские — это сегодня не этнос. Русские в отличие от других народов бывшего Советского Союза,  давно переросли этнические рамки. Русские — это надэтническая общность людей — русская нация. Она включает в себя всех  патриотов  России, где бы они не жили, независимо от их этнической или конфессиональной принадлежности. Коренные этносы России: русские татары, русские чуваши, русские башкиры, русские якуты и т. д.- давно стали органической частью русской нации. Только народности, находящиеся на кланово- родовом уровне социальной жизни, не  определились до сих пор ни как этносы, ни как нация. Неопределённое самосознание этих народностей позволяет реакционным силам использовать их в борьбе против русской нации, против России.


      Россия многоэтническое, и в тоже время мононациональное — русское государство. Всем этносам русской нации есть основание для национальной гордости. Мы вместе создали могучее государство — Россию, мы на  бескорыстной основе, в своё время, создали союз советских республик, а  затем содружество социалистических стран. Этот наш опыт молча, без должной огласки и благодарности был использован для образования Европейского Союза. Не только общие дела, но и многовековая наша совместная борьба  против врагов России объединит все коренные народы, всех патриотов России в единую русскую нацию.


     Власть в России должна принадлежать русским патриотам, а не представителям еврейской и других этномафиозных группировок с двойным гражданством. Поскольку в составе современной правящей элиты русских патриотов катастрофически мало, то одна из важнейших задач антифеодальной революции — заменить её патриотически настроенными людьми. И такие люди всё чаще появляются на авансцене политической борьбы. Примером замечательнейших русских патриотов могут служить такие военные, как генерал Л.Я.Рохлин, полковник В.В. Квачков.


     Можно не во всем соглашаться с полковником В.В. Квачковым, но в одном и главном он, безусловно, прав: нельзя дальше терпеть русофобскую политику, осуществляемую в нашей стране. Именно за эту правду его упекли за решётку. Сейчас, для нас — русских существует серьёзнейшая опасность, отстаивая и утверждая русский патриотизм, заразиться таким национализмом, каким страдают, например, прибалтийские этносы. В связи с этим, последовательно борясь за интересы русской нации, мы должны чутко относиться к интересам и других народов. Русские патриоты, прежде всего, служат своей — русской нации. Но русская нация неотъемлемая часть человечества. Поскольку они это понимают, их служение русской нации есть служение интересам всего человечества. Перед русскими патриотами стоит задача не только объединить все коренные народы России в единое целое, но и сделать из русской нации центр единения народов мира в их борьбе за социальную справедливость, за достойное человека существование.


     Встаёт вопрос: какое развитие страны возможно после ликвидации неофеодолизма? Вопрос этот волнует русских патриотов, в том числе и религиозно мыслящих людей. Ими написана замечательная книга «Русская доктрина». В ней содержится много продуктивных идей соборного проекта по изменению существующего в стране уклада жизни. Единственным, но существенно уязвимым местом этого проекта является отсутствие должного учёта необходимости, объединения русских православных людей не только с представителями других конфессий, но и с атеистами. А без такого объединения любые проекты обречены на провал. Поэтому необходима такая программа действий, идеологическая основа, которой была бы приемлема для самых широких слоёв общества. И здесь возникает вопрос об отношении к капитализму. Можно ли покончить, с неофеодализмом, а заодно и с капитализмом, порождающим массу негативных явлений в жизни общества? Исторический опыт и построенная на нём теория, говорят: капиталистическая экономика существует не потому, что есть «плохие люди» — капиталисты. Она не может не существовать пока существует современное разделение труда, обусловленное уровнем развития не только производства материальных благ, но и производства самого человека со всеми его способностями. Иначе говоря, разделение труда обусловлено уровнем развития производства всей общественной жизни. На современном же уровне развития общества большая часть жизни людей протекает в семейно-личностной сфере и их труд в общественных сферах — лишь средство приобретения, необходимого для семейно-личностной жизни. Это с одной стороны, а с другой — при современном уровне развития общества трудовая деятельность большинства людей имеет, рутинный, не творческий характер. Она не развивает творческих способностей людей, а значит не вызывает у них, потребности в труде. В связи со всем этим труд, в современном обществе, не может осуществляться без экономического принуждения.


      Перед обществом стоит задача преодоления современного разделения труда, порождающего и капиталистическую эксплуатацию, и экономическое принуждение. Но общество не может даже приступить к решению этой задачи без ликвидации неофеодальных отношений. Только освобождение от феодальных пут открывает возможность к росту культуры, образования, приобретения трудом творческого характера и одновременно к поэтапному усилению общественного и государственного контроля за капитализмом. Преодоление мещанства и приобретение необходимых гражданских качеств народными массами неизбежно займёт целую историческую эпоху. Но это будет эпоха борьбы трудящихся за создание условий для своего саморазвития, за всё более активное и сознательное участие в общественном управлении и самоуправлении. Иными словами, перед людьми труда открывается возможность успешной борьбы за социальную справедливость, за общественное устройство, которое принято называть социализмом.


     Гениальнейшая идея социализма начинает осознаваться людьми со временем начала распада первобытного строя и зарождения цивилизации. Возникнув как религиозно-мифологическая, она затем становиться утопической, и наконец, начинает приобретать черты научности. Современный опыт социальной жизни позволяет увидеть, что социализм — это первая фаза зрелого общества, достижение которого является объективно- субъективной целью, человечества. Весь «смысл», всё историческое предназначение цивилизации, как этапа в развитии человечества, заключаются в переходе от первобытного коммунизма к коммунизму, являющемуся подлинной, зрелой социальностью.


     В нашей стране идея построения социализма, в ходе антифеодальной революции, сыграла свою положительную идеологическую роль. Она позволила вдохновить миллионы людей на свершение невиданных трудовых и воинских подвигов. Но затем, упрощённое понимание социализма, стало важнейшим идеологическим препятствием на пути решения задач, послереволюционного общества. В наше время ориентировать людей на построение социализма, тем более коммунизма, в течение нескольких десятилетий — это даже не  вредная утопия, это идеологическое преступление. Дело в том, что социализм представляет собой не  просто общество высокого материального и культурного уровня жизни людей. Социализм, не говоря уж о  коммунизме, есть общество, в котором большая часть, а, в конечном счете, абсолютное большинство людей будет жить таким высоко творческим трудом, являющимся целью их жизни, которым сегодня заняты лишь единицы людей. Такой труд, такая творческая жизнедеятельность носит ненормированный характер и по сути  своей,  бескорыстна, хотя, понятно, и  нуждается в соответствующем материальном и моральном обеспечении. Чтобы прийти к такому обществу нужен не ряд десятилетий, а целый ряд поколений людей. Насколько долог этот ряд-вопрос, на сегодня, остаётся открытым.


     То общество, которое придёт на смену  современному неофеодальному укладу,  социалистическим, конечно же, не может быть. Но это будет общество возрастающей социальной справедливости, создающие все необходимые условия для того чтобы всё большая часть людей вовлекалась в  подлинно  человеческую, высоко творческую жизнедеятельность. Его можно определить как общество социалистической направленности.


      Наше видение революционных и контрреволюционных процессов в России будет не  полным, если их не  рассматривать на фоне  подобных процессов в других странах и, в конечном счёте, во всём мире. Расставание  народов мира с феодальным строем происходит далеко не одновременно.  Антифеодальные революции сначала приходили, начиная с XVI  до XX века, в отдельных странах  Европы. В течение этого времени международные отношения сохраняли свой откровенно феодальный характер. Первый революционный удар по ним был нанесён наполеоновскими войнами. Но он, закончился поражением. Создание « Священного союза» означало восстановление старых феодальных международных отношений. И только к началу XX века борьба с феодальными отношениями  приобретает мировые масштабы.


     До первой Мировой войны, как известно, в странах Западной Европы и Северной Америке феодальный строй был сокрушён и феодальные отношения перестали быть господствующими. Однако они оставались господствующими не только в остальных странах  мира, но и в международных мировых отношениях. Это были отношения колониальной и  иной зависимости одних стран от других, порождавших неэквивалентный обмен материальными и духовными ценностями между этими странами. Отказываться от феодальных привилегий никто из стран — их обладателей — не соглашался. Поэтому, даже частичная ликвидация указанных привилегий, была невозможна без мировой антифеодальной  революции. И такая революция грянула в 1914 году, приобретя форму Первой мировой войны. Революции в России, в Турции и ряде других стран, были составляющими Первой мировой антифеодальной революции. В результате первой мировой революции феодальные международные отношения были лишь поколеблены. Была сделана робкая попытка, с помощью первой мировой  организации Лиги Наций, направить борьбу  с международными феодальными отношениями в русло реформ. Как известно эта попытка провалилась и началась Вторая мировая антифеодальная революция.


      Картина мировых антифеодальных революций усложняется тем обстоятельством, что в различных частях человечества, определяемых как нации, цивилизации, вызревание революцией происходит не одновременно и формы их реализации не одинаковы. Поэтому революции сопровождаются обострением межнациональных, межцивилизационных противоречий. Это и послужило причиной того, что и Вторая мировая антифеодальная революция приняла форму мировой войны. Эта революция включает в себя антифеодальные революции во многих странах Азии, Латинской Америки и крушение мировой колониальной системы.


     Вторая мировая революция приобрела форму мировой войны в связи с непримиримыми противоречиями между двумя реакционными силами, каждая из которых стремилась к мировому господству. Имеются в виду: немецкий фашизм-с одной стороны и еврейский и англо-саксонский финансовый капитал — с другой стороны. Вторая мировая революция завершилась расколом мира. Образовался «лагерь социализма», страны которого предпринимали попытку ликвидировать не только господство феодальных отношений, но и те из их рудиментов, которые ещё не утратили своей жизненности и нуждались в длительном их реформировании. Этому «лагерю» противостоял, так называемый «Западный мир», в котором экономическая власть, а значит и власть политическая оказалась в руках мирового англо-саксонского и еврейского финансового капитала, опирающегося на международное еврейское этно-сословие. Вспыхнувшая, между этими мировыми силами, «холодная война» закончилась поражением и распадом не только «лагеря социализма», но и Советского Союза. Создались реальные условия для мирового господства финансового капитала, со всеми его привилегиями феодального типа. Господство этой реакционной силы, не могло не закончиться мировым экономическим кризисом. На наших глазах вызревает третья мировая антифеодальная революция. Она призвана покончить с господством мирового финансового капитала, и с сохраняющимися международными феодальными отношениями в значительной части мира. Своеобразие этой революции в том, что современные мировые антифеодальные силы имеют возможность осуществить её без новой мировой войны. Для этого им нужно вырвать из рук мирового финансового капитала не только мировые финансовые институты, но и Организацию Объединённых Наций и другие международные организации. Основным лозунгом грядущей мировой революции должен стать лозунг: «Патриоты всех стран и народов объединяйтесь в борьбе за свержение господства мирового финансового капитала».


     Одна из важнейших задач, вызревающей революции в нашей стране: освобождение России от колониальной, по существу, зависимости от мирового финансового капитала. Залогом успеха революционных преобразований у нас, является то, что эти преобразования есть составляющая мировой социальной революции