Политика

Российской коррупции шьют политику

Август 04
14:25 2008


Борьба с коррупцией в России будет безрезультатной, если власть не примет действенных мер против «политической коррупции». К такому выводу пришли эксперты центра «Трансперенси Интернешнл-Р», презентовавшие вчера свой доклад по итогам исследований думской и президентской избирательных кампаний.


Предметом представленного вчера исследования центра антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интернешнл-Р» было распространение «политической коррупции». По утверждению гендиректора центра Елены Панфиловой, выводы в итоговом докладе сделаны экспертами на основе мониторинга СМИ и «прямых наблюдений в регионах». Мониторинг велся с мая 2007 по март 2008 года, обрабатывались материалы «93 печатных СМИ, интернет-ресурсов, телевидения и радио». Все случаи «злоупотреблений административным ресурсом» фиксировались экспертами как практическое проявление «политической коррупции». В таком контексте по результатам почти годового мониторинга самой коррумпированной партией во время думских выборов была «Единая Россия», а самым коррумпированным кандидатом на президентских выборах — Дмитрий Медведев.

Именно партия власти и ее кандидат в президенты выиграли выборы, масштабно задействовав для этого все разновидности административного ресурса: медийный ресурс, институциональный, финансовый, силовой, регуляторный и др. За четыре года, прошедшие с выборов 2003-2004 годов («Трансперенси Интернешнл-Р» также вел их мониторинг), «ничего не изменилось в лучшую сторону», заявила Елена Панфилова. Доминирование «Единой России» и кандидата-преемника в информационном пространстве усилилось (медийный ресурс). В агитацию за партию власти стали открыто включаться губернаторы, мэры городов и другие должностные лица «вплоть до чиновников ЖЭКов» (институциональный ресурс). Если раньше они, по словам госпожи Памфиловой, «очень осторожно сообщали о своих предпочтениях, то теперь просто собирались совещания и ставились задачи — «единороссы попросили — наш регион выполнит»». Даже «у высших должностных лиц», подчеркивает она, «возникло чувство вседозволенности». Кроме того, в нынешнем избирательном цикле активизировался «силовой ресурс», когда представители правоохранительных органов оказывали давление на политических противников единороссов. А также стал явным «регуляторный ресурс» — избирательные комиссии всех уровней в спорных ситуациях становились на позиции «Единой России».

По сути, эксперты «Трансперенси Интернешнл-Р» зафиксировали практически те же злоупотребления, что и активисты оппозиционных партий. Поэтому и рекомендации по исправлению ситуации у экспертов схожи с партийными: предлагается более точно и тщательно прописать в законодательстве все выборные процедуры.

У госпожи Панфиловой «есть надежда», что к следующим выборам ситуация изменится, если «начнется реальное противодействие коррупции», которое уже пообещал президент Дмитрий Медведев. Ведь «бороться с коррупцией в целом по стране», на ее взгляд, нельзя, не затрагивая «политической коррупции». Первый шагом в этой борьбе, по рекомендации «Трансперенси Интернешнл-Р», могло бы стать понятие «публичные должностные лица», которое следовало бы закрепить в законодательстве. К таким «лицам» нужно отнести всех из перечня госдолжностей, руководящих работников силовых ведомств, Центробанка и др. вплоть до местного самоуправления, предусмотрев для них единые и жесткие правила (жесткий кадровый отбор на конкурсной основе, система публичного контракта, принятие кодекса служебного поведения и проч.).

Многие из этих мер «уже заложены в российское законодательство», сообщил «Ъ» руководитель проекта по административной реформе Центра стратегических разработок Владимир Южаков. Но заложены «в мягком виде», позволяющем российской бюрократии «обходить эти ограничения». Нужно «усилить эти ограничения», как считает господин Южаков, который надеется, что среди новых людей в Кремле «найдутся силы, заинтересованные в настоящей борьбе с коррупцией». «Не найдутся»,— заявил «Ъ» президент фонда «Индем» Георгий Сатаров, по мнению которого для искоренения коррупции, в том числе и ее политической разновидности, в стране нужно «менять политическую систему», чего не станут делать те, кто эту систему создавал. Для такой борьбы «существуют другие способы», но называть их господин Сатаров отказался, сославшись на то, что «они запрещены российским законодательством».