Политика

Роль России в Ливии раздражает Китай

Июнь 12
07:19 2011

Роль России в Ливии раздражает Китай


Россия прибыла на саммит «большой восьмерки» в Довилле на прошлой неделе как заядлый критик «одностороннего» западного вмешательства в Ливии, уехала оттуда, с приморского французского курорта, как медиатор между Западом и ливийским диктатором Муамаром Каддафи. Соединенные Штаты записали в свой актив большую дипломатическую победу в присоединении Москвы к работе над сменой режима в Ливии.


Лишь после того, как он вернулся обратно в Москву, президент Дмитрий Медведев приказал своему спецпосланнику по Африке Михаилу Маргелову отправиться в Ливию «в самое ближайшее время». Маргелов нравится и Западу, и ливийским повстанцам. Он признал, что «будущее Каддафи – это самая деликатная, самая тонкая тема».


Западная версия заключается в том, что посреди саммита «большой восьмерки» Медведев неожиданно провозгласил, что «Каддафи утратил легитимность», и Россия планирует «помочь ему уйти». Но российский министр иностранных дел Сергей Лавров настаивал: «Это не была российская инициатива. Это был запрос, призыв со стороны президента Саркози, со стороны президента Барака Обамы, и со стороны других участников».


Кремль очевидно склонен придать свежий импульс дружелюбия российской «перезагрузке» с Соединенными Штатами. Встреча Медведева с Обамой в Довилле не смогла разрешить разногласия по поводу размещения элементов системы противоракетной обороны в Европе. Кремль нелегко относится к тому, что Запад холодно игнорирует российские протесты по поводу вмешательства в Ливии, а растущий разлад с Соединенными Штатами – это последнее, чего хочет Медведев.


Проблема доверия


Однако российский разворот вызывает недовольство Китая. Пекин чувствует, что Москва ввела его в заблуждение и оставила в одиночестве. Россия фактически отбросила проект «совместного сотрудничества» по Ближнему Востоку и Северной Африке, который Лавров и его китайский коллега Ян Цзечи выработали на своей встрече в Москве в прошлом месяце как новое измерение российско-китайского стратегического партнерства.


Комментарий из Москвы, сделанный агентством Xinhua, отображает подлинное раздражение. Он начинается с вопросительной ремарки, «почему Россия присоединилась к западным державам» в требовании ухода Каддафи. И добавляет: «эксперты и аналитики уверены, что Россия сделала этот шаг, чтобы защитить свои собственные интересы в Ливии и играть роль в определении будущего страны». «Тем не менее, они остаются скептически настроенными по вопросу о том, сможет ли Россия добиться какого-либо успеха в изменении судьбы ближневосточной страны».


В комментарии предлагается анализ, согласно которому Россия просто отсиживалась за забором, выжидая, какая сторона во внутриливийском конфликте начнет одерживать верх, и поэтому она подвергается критике как со стороны Каддафи, так и со стороны Запада. Но Москва в конце концов, возможно, увидела, что НАТО полностью привержено идее ухода Каддафи, и осознание этого «возможно помогло России занять, наконец, свою позицию» и пойти по пятам Запада.


Xinhua отметило, что за этим оппортунизмом скрываются весомые соображения:


«Более того, попытка защитить свои интересы и сохранить присутствие в пост-конфликтной Ливии — это, возможно, еще одна ключевая причина. Россия рассматривает Ливию как важного партнера в регионе, влив миллиарды долларов инвестиций в Ливию в такие сектора как разведка и добыча нефти, строительство железных дорог и продажа вооружений. Будучи ввергнутой в хаос, Ливия нанесла ущерб российским инвестициям на своей территории.


В то время как воздушные налеты НАТО (Организации Североатлантического договора) набирают новую силу, для России только естественным было начать рассматривать свою роль в этом процессе, так как она не может позволить себе оставаться вне этих событий.


Вдобавок, некоторые из обещаний и предложений западных стран на саммите «восьмерки» также убедили русских сделать разворот. На саммите западные страны пообещали поспособствовать вступлению России во Всемирную торговую организацию до конца этого года, в то время как в преддверии саммита Франция и Россия достигли договоренности, согласно которой Париж продаст четыре корабля-вертолетоносца класса «Мистраль» Москве».


Агентство Xinhua, однако, выражает сомнение в том, достигнет ли успеха Россия в своей новоявленной роли, раз «Москва имеет ограниченное влияние в Ливии, а… уход Каддафи от власти по-прежнему остается далекой перспективой».


Примечательно, что издание Peoples Daily выпустило отдельную статью, в которой подчеркнуло, что Китай неизменно проводил крайне принципиальную политику в отношении стран Ближнего Востока и Северной Африки. Подразумеваемое сравнение с непредсказуемым российским курсом напрашивается само собой. В этом комментарии подчеркивалась большая согласованность в китайской ближневосточной политике в отношении соблюдения «базовых норм взаимоуважения и невмешательства во внутренние дела друг друга, когда дело заходит о международных отношениях…».


«В отношении ожесточенных конфликтов в конкретных странах Китай призывает все заинтересованные стороны разрешать противоречия путем диалога и переговоров и избежать насилия». Peoples Daily объясняет:


«Китай сформировал свой образ как надежной и ответственной страны, исповедуя приверженность своим принципам и демонстрируя гибкость, когда приходилось иметь дело с различными проблемами, связанными с актуальными ситуациями на международных форумах, таких как ООН. Базируясь на принципах уважения национального суверенитета и невмешательства во внутренние дела друг друга, Китай не голосовал на Совете Безопасности ООН за резолюцию, давшую «зеленый свет» установлению режима бесполетной зоны над Ливией.


Однако, Китай не подал голос «против», основываясь на защите гражданских лиц и позициях разных сторон, таких как Лига арабских государств и Африканский союз.


Кстати, Китай также выступал против вмешательства во внутренние дела и санкций, одобренных Советом Безопасности ООН и другими международными институтами, которые еще более осложнили проблему».


Статья утверждает, что «мирная внешняя политика Китая окупилась» на Ближнем Восткое. Китай, судя по всему, предвидел, что имидж России мог пострадать в связи с позицией по Ливии, и стремится дистанцироваться сам от негативных последствий.


Обама – победитель


Проблема доверия неизбежно возникнет в умах китайской стороны. Китай привел свою позицию значительно ближе к российской по поводу развития событий на Ближнем Востоке, даже предположив, что он может блокировать любые продвигаемые Западом шаги против Дамаска в Совете Безопасности ООН. Китаю придется переосмыслить свою реакцию, если ливийский вопрос вновь встанет перед Советом Безопасности.


Могут быть последствия и в других областях, таких как афганская проблема. В Довилле Обама «дал России», как это назвал журнал Time, 400-миллионый (в долларах) контракт на поставки вертолетов в Афганистан.


Сделка была завершена тогда, когда остается едва ли не две недели до саммита Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Астане, где главной темой будет Афганистан. С другой стороны, ситуация, когда страна действует в своих собственных интересах при любой складывающейся обстановке — это не то, что может особо шокировать китайские чувства. Ну и кроме того, Ливия — не особо важная часть российско-китайского стратегического партнерства.


В четверг стало ясно, что крупное газовое соглашение между двумя странами, судя по всему, будет подписано 10 июня. После переговоров с приехавшим в Россию китайским заместителем премьера Госсовета страны Ван Цишанем в Москве, российский вице-премьер Игорь Сечин заявил: «Мы ожидаем, что мы подпишем серию контрактом во время визита главы Китая в Россию».


Россия в последние годы пыталась наладить более близкие отношения с Китаем по мере того, как она старается разблокировать для себя новые энергетические рынки в Азии. Таким образом, в конечном счете Ливия это лишь небольшая вспышка в связях Пекина и Москвы, по сравнению с перспективой отправки в Китай ежегодно по 70 миллиардов кубометров природного газа.


А вот что имеет значение, следовательно, так это не столько то, что Китай пострадал от российской перемены курса по Ливии, сколько то, что Обама ощутимо выиграл. Медведевский призыв к Каддафи уйти имеет для Обамы более чем символическую ценность.


Операция Организации Североатлантического договора (НАТО) на данный момент так и не смогла добиться отстранения Каддафи от власти, и он, судя по всему, преисполнен решимости продолжать сопротивляться. Затянувшаяся операция представляет трудности для Запада как в финансовом, так и в политическом плане, и если Москва сможет убедить Каддафи выбросить белый флаг, это станет прекрасной развязкой для Обамы. С другой стороны, если Россия провалится в своих «посреднических услугах», все предприятие не будет выглядеть как глупость Обамы.


Во-вторых, до последнего времени озлобленная российская реакция на вмешательство НАТО в Ливии блокировала для Запада любую возможность получить мандат Совета Безопасности ООН на смену режима в Триполи. Теперь Обама может рассчитывать на гладкое осуществление любых шагов, направленных на придание легитимности со стороны Совета Безопасности ООН режиму преемника Каддафи в Триполи. Вероятность российского вето можно исключить.


Также российский поворот кругом в ливийском вопросе имеет последствия и для стратегии Обамы в отношении Сирии, остающейся ближневосточным союзником России. США неустанно добиваются смены режима в Сирии, и вновь на пути стоит Россия. Но насколько долго это будет продолжаться?


Российская риторика по Сирии пока остается жесткой. «Попытки смены режима в Сирии с использованием силы не должны быть допущены», — заявил Лавров НАТО в четверг. Но Дамаск нелегко будет убедить. И это работает на США.


В более широком плане послание заключается в том, что политика «перезагрузки» Обамы медленно, но верно превращает Россию из обструкционистской силы в сотрудничающую. Страны от Ирана и Украины и от Казахстана до Таджикистана обязательно возьмут себе это на заметку. Российский разворот по Ливии показывает, что американо-российский дискурс становится отчетливо примирительным.


Обамовская политика «избирательного сотрудничества» по отношению к России выглядит оправданной. Россия предоставила отличное сотрудничество по Ирану и Афганистану – и теперь вот по Ливии. «Перезагрузка» выглядит историей успеха администрации Обамы и ее внешней политики – уступая по важности лишь убийству Усамы бен Ладена.



Посол М К Бхадракумар (M K Bhadrakumar) был кадровым дипломатом на индийской внешнеполитической службе. В списке его назначений фигурируют Советский Союз, Южная Корея, Шри-Ланка, Германия, Афганистан, Пакистан, Узбекистан, Кувейт и Турция.