Экономика

Разрушение современной финансовой модели не за горами

Июнь 10
15:46 2011

Разрушение современной финансовой модели не за горами


«Спусковым крючком» ее краха может стать проблема накопившихся долгов


Арест в Нью-Йорке директора-распорядителя Международного валютного фонда Стросс-Кана еще долго будет будоражить широкую общественность. Много будет и спекуляций, как на тему «было – не было», так и по вопросу, «за что». Первый вопрос интереса для экономиста не представляет, второй мной частично уже рассмотрен, но, как мне кажется, и он не является чем-то особо принципиальным. Дело в том, что куда большее значение (разумеется, с моей личной точки зрения), имеет то, что нанесен удар по авторитету МВФ как таковому. Он неминуемо потерял в глазах людей статус «небожителя», имеющего априорное право на истину, – а все остальное бледнеет перед этим, прямо скажем, эпохальным событием.


Но одну из версий ареста главы МВФ (разумеется, в случае, если мы принимаем конспирологическую версию событий) я бы обсудить хотел. Дело в том, что Стросс-Кан летел в Европу не просто так, а на встречу с канцлером Германии Ангелой Меркель, на которой должны были обсуждаться долги Греции. А точнее, то, как их гасить. И якобы для предотвращения этой встречи и была организована «провокация» в Нью-Йорке…


Тут я не согласен категорически: не тянет это на серьезный повод, да и официальные лица уже сообщили, что произошедшие события не отразятся на переговорах МВФ и Евросоюза относительно Греции. Но вот сама проблема Греции представляется мне важной. И связано это с тем, что выплатить все накопленные долги Греция точно не сможет.


Я уже писал про это много раз, но это – тот случай, когда не грех и повторить. Все долги, которые делались странами (и корпорациями, и домохозяйствами) в период 1981-2008 гг., не предназначались к возврату за счет тех доходов, которые реально получают кредиторы. Этими деньгами их предполагалось только обслуживать, а возврат должен был осуществляться путем рефинансирования долга, т. е., фактически, его постоянного увеличения.


Сама такая схема могла существовать только за счет постоянного снижения стоимости кредита (который у кредитора последней инстанции, Федеральной резервной системы США, к концу 2008 года упал фактически до нуля), сегодня это уже невозможно. Но и возврат всего накопленного долга невозможен, поскольку современная экономика просто не генерит финансовые потоки необходимого масштаба. Но если весь долг вернуть нельзя, то часть – можно, за счет его рефинансирования другими участниками процесса.


И главный вопрос, который стоит сегодня перед мировой финансовой элитой, – когда и как признавать этот самый кризис долгов. Грубо говоря, разрешишь одному сделать дефолт, отказавшись от выплаты долгов, – и это станет примером для всех. Не разрешишь – значит, нужно искать источники покрытия тех долгов, срок по которым подошел (в этом смысле Греция просто стала первой из многих), а также заставлять должников идти на крайне непопулярные меры. В случае с Грецией это уже приводит к разным неприятностям вроде массовых актов протестов и всеобщих забастовок; что касается первого (источников), то тут пока готовы предоставить средства Евросоюз (т. е. на самом деле Германия) и МВФ. И в некотором смысле это – плата за (временное) сохранение статус-кво, поскольку и тому, и другому сейчас разрушение современной финансовой модели совершенно не с руки, хотя и по несколько разным причинам.


Отметим, что тот же Стросс-Кан как глава МВФ около месяца тому назад говорил о том, что «система» уже не соответствует реалиям, но одно дело – констатировать абстрактный факт, а совсем другое – принимать на себя последствия за конкретные решения. Я подозреваю, что именно по этой причине МВФ и выделяет деньги на спасение Греции (еще раз повторю: временное), и делать это будет независимо от персоналий в своем руководстве, но суть проблемы это не меняет. А суть состоит в том, что вернуть эти деньги полностью Греция не сможет никогда.


Ей могут дать очень много денег под очень низкий процент, однако если он будет не нулевой (а это практически невозможно), общая сумма долга будет только нарастать. Но и это выделение денег серьезно бьет по кредиторам, потому что создает прецедент: «уж раз дали одним, то давайте и другим», а желающих тут же появится целая куча. По Греции, судя по всему, на этот раз решение принято, но что будет завтра (даже с той же Грецией) – большой вопрос.


А это значит, что и ЕС, и МВФ, и многим другим участникам процесса (в т. ч. тем, кому должны, и тем, кто должен) рано или поздно придется принимать реальные решения. А именно: что часть долга не будет возвращена никогда, часть должна быть сильно реструктурирована и только часть должна остаться в рамках оперативного обслуживания. И выбор критериев отнесения долгов к первой, второй или третьей категории для тех или иных должников не может быть осуществлен в рамках старой финансово-экономической модели.


Я не знаю, понимал ли это Стросс-Кан, когда произносил в начале апреля свою речь в Вашингтоне. Скорее всего, да, но вот в какой форме и в каком масштабе – вопрос. Но вот то, что многие сильно недовольны перспективой изменения модели и тем, что многие долги не будут возвращены, – это факт. Другое дело, что от их желания или нежелания мало что зависит. В любом случае, именно этот вопрос – вопрос накопившегося долга – скорее всего, и станет тем камешком, который вызовет лавину последствий.