История

РАСКРЫТИЕ ЗАГАДКИ ТРОИ – ЗАДАЧА РУССКО — СЕРБСКОЙ ИСТОРИИ

Март 07
15:21 2013
М. М. Ячимович

 

РАСКРЫТИЕ ЗАГАДКИ ТРОИ –

 

ЗАДАЧА РУССКО — СЕРБСКОЙ ИСТОРИИ

 

Перевод Савы Росич

 

Находя  культурные особенности иллирийцев дохристианского периода на широкой территории вплоть до Днепра в первые века после рождения Христа, т.е. одинаковые характеристики иллирийского и славянского культурного ареала, археологи ставят вопрос о пересмотре общей исторической картины региона Балкан в эпоху поздней античности и раннего средневековья. В связи с этим проф. Янкович предлагает:¹ «…нужна переоценка широко принятого взгляда о заселении славянами Балканского полуострова в VI – VII вв. Так, в силу общего славянского этнонима, впервые зафиксированного в V веке, навязывалось мнение, согласно которому славяне являются новым этническим образованием» (Албанцы – ложные иллирийцы).

      Бранко  Вукушич в своей книге О троянско-славянской мистерии (Пешич и сыновья, Белград, 2003) отстаивает мнение, что Троя и троянская земля находились на Балканах и относятся к славянской цивилизации, одновременно подчеркивая мнение Роберто Салинаса Прaйса, определившего точное место Tрои в Габеле, в долине реки Неретва. В 2007 году в издательстве Пешич и сыновья (Белград) на сербском языке вышла книга Роберто Салинаса Прайса Гомеровский шепот (Homeric Whispers), в которой автор придерживается своего тезиса о том, что Троя находится на Балканах, добавляя при этом, что поэмы Илиада и Одиссея были переведены со славянского языка на древнегреческий.

      Еще в 1872 году, во время раскопок Шлимана  в Гиссарлыке, выдающийся сербский историк Милош С. Милоевич в своей книге Очерки по истории сербов (Одломци историје Срба, Белград, 1872, репринт: Никола Пашич, Белград, 1996), на странице 173 утверждает, что троянцы – это сербы, а тем самым и славяне и арийцы, подразумевая под этим троянцев Малой Азии, куда их косвенно помещают Геродот и Плутарх.

      Новак Андесилич и Драголюб Андесилич выдвигают гипотезу о том, что Троя находилась на северной стороне Скадарского озера, на месте Дивош, вблизи города Подгорица.²

      Подобная идея подробно разрабатывается Любомиром Домазетовичем, который переносит местоположение Трои выше от Подгорицы, к месту слияния рек Зета и Морача, где находился античный город Диоклея (от имени которого получила свое название Дукля).3 В 1995 году в газете Новости Душан Йовович из Никшича опубликовал фельетон, в котором высказал мнение о местонахождении Трои в Скадаре, не называя, однако, крепость Скадар Троей.

      О местонахождении Трои косвенно узнаем у Геродота, пу-тешественника и одного из первых историков. В своей Истории (Матица Сербская, Новый Сад, 1966 г., стр. 450, 451) Геродот сообщает, что при походе в Европу и Афины войска персидского царя Ксеркса прошли через илийскую землю, мимо города Приама – Илиона. Геродот, как принято считать, писал Историю около 430 г., поход же в Персию датируется 480 г. до Р. Х.

      Согласно  Эллиану, Илиада и Одиссея были написаны на бригийском языке, но к концу VI века до Р.Х. были переведены на древнегреческий – ионийский (аттический) диалект. После окончания Троянской войны часть бригийцев перешла из Европы в Азию, покинув район южнее Охрида и обосновавшись около современной Анкары (средневековая Ангора), где основали город Гордион, название которого на самом деле означает Город (Градион). Греки же называли их фригийцами, то есть именем, которое также использовалось в греческой редакции Илиады, относящейся к VI в. до н. э. 

      Археологические раскопки подтвердили, что фригийцы поселились в данной области около 1000 г. до Р.Х., а это значит — спустя лет 200 после Троянской войны, что само по себе является свидетельством того, что Троя не находилась в Азии. Согласно Илиаде, союзниками Трои были фригийцы, но поскольку во время Троянской войны в Малой Азии их еще не было, Илиада, следовательно, рассказывает о европейских бригийцах (фригийцах), являющихся частью армии европейской, балканской, подлинной исторической Трои, то есть Скадара. Сам по себе этот факт достаточен для того, чтобы доказать настоящее местонахождение Трои на Балканах. Но археологи приводят более обширные сведения о происхождении и принадлежности фригийцев, которых фараон Псамметих считал древнейшим народом мира (Геродот – книга II Евтерпа, часть II). Согласно мнению археологов, фригийцы – это славяне (сербы), а Илиада и Одиссея, следовательно, – это славянские, сербские поэмы.

      Археологические исследования в Малой Азии были начаты еще в 1950 году под руководством профессора Пенсильванского университета Родни С. Юнга. В 1968 году вышла в свет его монография Гордион – путеводитель по раскопкам и музею (Gordion: A Guide to the Excavation and Museum, Ankara). Гордион был основан как фригийская столица. Свое название город получил в честь короля Гордия. Его возникновение датируется вторым тысячелетием до Р.Х. Фригийский же слой относится к первому тысчелетию до Р.Х. Фригийцы, как утверждается, были пришельцами из Фракии и с Балкан (тождественные гончарные изделия, тождественные погребальные курганы). В Гордионе говорили на «индоевропейском» языке. Наряду с балканским происхождением фригийцев, автор монографии выделяет имя короля Гордиона – Мидаса. Автор указывает на непосредственную связь этого имени со славянским языком, точнее, автор утверждает, что король Мидас не кто иной, как король Мита. Наряду с именами королей эллинизацией были также затронуты и названия городов. Гордион не что иное, как Город („Иллюстрированная Политика“ № 2153 от 22 апреля 2000 г.). Это тот самый Гордион/Градина, в котором молодой император Александр Македонский разрубил „узел Гордия“.

      Платон  в Кратиле также утвержадет, что многие слова пришли в греческий язык из фригийского (славянского/сербского, как мы уже видели). Бригийцы поселились в горных областях южнее Охрида, откуда, несомненно, был родом Гомер (Омир). Страбон в Географии сообщает, что иллирийцы, эпирцы и македоняне говорят на одном и том же языке. Учитывая, что бригийцы (позже фригийцы) населяли пограничную зону между Маке-донией, Иллирией и Эпиром, вполне логичным представляется, что их языками были одновременно иллирийский, македонский и эпирский, так как разницы между ними усматриваются на уровне отдельных диалектов одного языка. Историк XIX века Джон Кемп-бел сообщает: „К западу от Македонии жили дарданцы и иллирийцы, два названия, обозначающие один и тот же народ – сербский“.4

      Бывший  профессор Сорбоннского университета, находящийся в настоящее время на пенсии, специалист по сравнительной лингвистике Милан Ристанович в своем труде «Одиссеево золотое руно Адриатики» приводит тот факт, что проблеме Трои и Гомера посвящено свыше 5000 книг, в большинстве случаев не сообщающих ничего нового, так как основные предпосылки истины, то есть определение подлинного местонахождения троянской земли и Трои, являются ошибочными.5

      Подобно Геродоту, Плутарх сообщает, что при походе в Персию Александр Македонский посетил Илион, чтобы, следуя Ксерксу, принести жертвоприношение и поклониться перед героями.6 О Трое в Малой Азии пишут также Арриан в Походе Александра, а также Паусаний вслед за Геродотом. Один из средневековых писателей, географ Х века Стефан Византийский в своей Истории кавказских албанцев подтверждает местонахождение Илиона (Трои) в Европе, к западу от Македонии, что, как мы потом увидим, является единственно правильным. Он говорит: „При судье Абдане был покорен Илион. Это произошло следующим образом: город этот находился в земле ахеян, по соседству с Пелопоннесом, к западу от Македонии, в стране Европе“… Откуда ему стали известны данные сведения – мы не знаем, но это как раз единственно правильное указание на подлинное местонахождение Трои после Илиады. Упомянутые сочинения античных писателей являются историческими источниками, принадлежащими периоду после создания Илиады и содержащими косвенные указания на местонахождение Трои (Илиона). Профессор Ристанович полностью отрицает предполагаемую Шлиманом находку Трои в Малой Азии, подвергая его резкой критике и доказывая, что речь идет о мошеннике. Шлиман искал Трою на том месте, на которое приблизительно указывали Геродот и Плутарх в попытках найти римский город Новый Илион. Более ранние источники Илиада и Одиссея точно указывают место расположения Трои и места сражений троянской войны на берегу другого моря – Адриатического.

      Геродот писал приблизительно через 750 лет после Троянской войны и почти 100 лет после выполнения перевода и редакции Илиады и Одиссеи на древнегреческий язык, а Плутарх, Арриан и Паусаний – через 600 лет после выполнения перевода Илиады и Одиссеи. Кто-нибудь может посвидетельствовать, что тексты Геродота и Плутарха не дописывались и не перерабатывались многочисленными редакторами и переписчиками с целью присвоения троянской традиции и перенесения ее на другую почву? Подлинная рукопись (автограф) Истории Геродота не дошла до нас. Сохранились только ee переписанные копии (что подтверждает Радивой Радич в книге Сербы до Адама и после него, Стубови културе, Белград, 2005, с. 267). Точно известно, что если исходить из указанного в них географического определения, то найти Трою согласно описаниям Илиады и Одиссеи нельзя.

      Учитывая, что и после александрийской, т.е. третьей редакции, Илиада и Одиссея точно описывают территорию троянского государства и города Трои на берегах Адриатического моря, становится очевидным, что копии древних писателей фальсифицированы, как это сделано у Геродота, когда речь идет о походе на Европу и Афины миллионной персидской армии, возглавленной Ксерксом. Ни одно античное государство никогда не имело армии численностью более миллиона человек. На вершине своего могущества Римская империя, которая по территории превосходила Персидскую империю, располагала 40 легионами, т.е. около 400 000 солдат. Здесь, очевидно, налицо желание эллинов умножить свою военную славу до фантастических масштабов. То же самое было сделано и с Троей путем ее перемещения из Иллирийской земли (для них варварской) в область новых колоний в Малой Азии.

      Как мы уже видели (и еще увидим в ходе последующего анализа), иллирийцы – это сербы, сербы же – славяне, следовательно, троянцы – носители славянской цивилизации античного времени, иными словами – прасербы, праславяне. Троя – это сербская античная столица Скадар.

      Еще в марте 1991 года в тогдашнем журнале  „Комм-нистичкая искра“, редактором которой был Момчило Йокич, была опубликована моя статья „Троя – это Скадар“, в которой впервые, спустя 25 столетий после эллинской редакции Илиады и Одиссеи, местонахождение Трои определяется на территории Скадара. Тогда, будучи еще студентом и не догадываясь о масштабах научно-политического заговора против сербов и славян в области истории, я был изумлен тем, как крайне однозначно открыл мифическую столицу короля Приама, просто читая Илиаду и рассматривая географическую карту.

      Совпадение  географического ландшафта с описаниями Илиады было абсолютным, и я был удивлен тем, что до меня этого никто не заметил. Может быть, увидел и знал, но кому-то сильному, очевидно, не нужна истина о сербском народе и его тысячелетней культуре. Троя не должна была быть сербской, тем более сербской исторической столицей. Поэтому была выдумана и поддержана ложная история о Трое в Малой Азии. Поскольку сербы как носители троянской цивилизации, сербы с наследием Трои, сербы с Троей не могли бы стать дикарями, пригодными для истребления, как с ними обращались в ХХ и ХХI вв., когда они оказались на прицеле сильных мира сего, не стали бы жертвами геноцида и народом без корней!

      В пользу приведенного утверждения говорит факт, что, согласно предположениям Любомира Домазетовича, македонский лингвист Одиссей Белчевский обнаружил в Илиаде и Одиссее обилие слов, сходных или даже идентичных с теми, которые используются в современном македонском и сербском языках.7 Домазетович на той же странице констатирует: «Древнейшими дошедшими до нас письменными памятниками эллинско-иллирийской литературы являются, несомненно, Илиада и Одиссея, сложенные так называемым гекзаметром, который имеет большое сходство со стихотворным размером героических песен у сербов. Используемый язык – ионийский с примесью эолского, что указывает на иллирийскую принадлежность Гомера, равно как и этих языков и письма. Текст выполнен „иллирийско-эллинским алфавитом“. Домазетовичу неизвестно, что речь идет о переводе с подлинника, хотя даже исходя из перевода легко угадывается иллирийская принадлежность Гомера, что, по сути своей, является правильным (брежане, брджане, фригийцы – союзники троянцев-иллирийцев).

      О чем свидетельствуют слова произведений Гомера тождественные или сходные с теми, которые мы сегодня используем в сербском и македонском языках? Они свидетельствуют только об одном – о преемственности между нашим народом и иллирийским, древнемакедонским – бригийским народом, который дал миру поэта и мудреца Гомера, певца поэм, дошедших до нас в переводах и редакциях на другой (древнегреческий) язык, в котором в тот период, когда выполнялся перевод, употреблялись многие слова из нашего древнего языка или очень похожие, развитые из него слова. Кроме таблицы, выполненной македонскими лингвистами,которая указывает на языковое сходство между древнегреческим переводом произведений Гомера и сербским языковым фондом, Любомир Домазетович также сам приводит определенную информацию о историческом развитии греческого языка. 
 
      




































































ЯЗЫК ГОМЕРА*

СЕРБСКИЙ

МАКЕДОНСКИЙ

    Alala

    

     Алеле, деле

    Akman

     Камен

     Камен

    BiA, BiE

     Биј, убиј

     БиА, БиЕ, УБиЕ

    Baton

     Батоца

     Батока

    Vido, vide

     Види 

     Види, виде

    Vole, tAi, Volilo

     Воља, волети

     Воља, волети

    Vreta

     Вера

     Вера, верата

    Vidor, vudor

     Вода, кофа, ведро

     Вода, ведро

    Voulo-s

     Вуна, вунена

     Волна, волнено

    Viono, voino

     Вино

     Вино

    VestiA, Evesti

     Невеста

     Невеста

    Veido, veiden

     Видео, виђен

     Виде, виден

    Glazo

     Глас

     Гласо

    Gyrrasos

     Гласно

     Гласно

    Goiovo

     Заова

     Золва, золова

 
 
* Старогреческий ионийский аттический диалект, превод с бригийского (фригийского), родного языка Гомера.

      Следует добавить, что решающую роль в становлении современного греческого языка сыграл македонский язык эпохи Александра Македонского – койне.

      Как уже говорилось, первый перевод (т.е. редакция) Илиады на древнегреческий аттический (ионийский) диалект с „языка“ бригийцев, т.е языка иллирийцев, (пелазгов, рашан), был выполнен в эпоху македонского царя Аминты I (540-498 гг. до Р.Х.). Одним из переводчиков был Ономакрит, сделавший по приказу сыновей Писистрата, сменивших его временно на престоле в Афинах (527-511/10 гг. до Р.Х.), „переработку и подготовку“ стихотворений Орфея, а также Илиады и Одиссеи, в соответствии с религиозными и политическими интересами греков (Деретич: „История сербов“ – кн. I, Ницца, 1975, с. 242).

      Согласно  утверждениям Пола Клоше, греки ненавидели царя Аминту и при каждом удобном случае клеветали на него. Несмотря на это, сыновья Писистрата были почитателями орфизма и доверили Ономакриту редакцию орфических стихотворений и поэм Гомера (П. Клоше, Афинское просвещение – А. Колин, Париж 1927). Эти утверждения совпадают с мнением Эллиана, что подлинник Илиады был написан по-бригийски.

      Греки ненавидели царя Аминту за покровительство  и помощь, оказанные им тирану Писистрату и его сыну Гиппию и, будучи завистливыми и жадными по отношению к материальной культуре и просвещению Македонии, которые Писистрат вводил во время своего правления в Афинах (праздник Панатеней и торжество Бака-Баха – Великие Дионисии, отмечавшиеся раз в четыре года в честь верховного бога земли, их покровителя), прогнали из Афин его сыновей и стали врагами Аминты I.

      Поэтому, Илиада и Одиссея были изменены в соответствии с политическими интересами греков, так как в них приводятся этнонимы, топонимы и гидронимы, которые существовали в Малой Азии во время перевода и переработки стихов, но в большинстве случаев отсутствовали там в период Троянской войны. Доказательством этого служит тот факт, что пролив Дарданеллы (Сарданеллы) – Дарданский (Сарданский – Сербский про-лив) был назван греками „Гелеспонтом“ только после взятия Афинами Дарданелл в 555 г. до Р.Х. Тогда по обеим сторонам Дарданелл, по словам Геродота, жили рашкие, т.е. пелазгийские, т.е. древнесербские – праславянские племена. Согласно Геродоту, переселившиеся в Малую Азию фракийцы получили имя вифинов.8 Фракийцы – это всего лишь эллинизированное имя рачан, рашан, рассов – древнейшей формы имени сербов и всех славян. Это подтверждается мнением Геродота, согласно которому фракийцы, вслед за индусами, являются самым многочисленным в мире народом, и если бы они не были столь разъединенными и признавали бы над собой власть одного правителя, они были бы самым сильным в мире и непобедимым народом.

      Поскольку эллины называли Дарданеллы (т.е. Сарданеллы, Сербский пролив) своим проливом (Геллеспонтом) всего за несколько десятилетий до переработки Илиады в соответствии со своими желаниями и интересами, они могли также в текст Илиады внести это географическое название, которого в подлиннике вообще не было, с целью более подробного описания новой географии Трои, которую, однако, из подлинника Илиады не могли полностью вычеркнуть. География Трои в Илиаде осталась легко распознаваемой и она указывает на Балканы, Скадар и его близжние и дальние окрестности. Небольшой городок, который был выбран эллинскими «редакторами, переводчиками, передельщиками и переработчиками», чтобы якобы стать Троей, располагался недалеко от Дарданелл (Сарданелл), в настоящее время — Геллеспонта, и был на самом деле в то время, как и на протяжении многих веков до того, пелазгийским, рашким, т.е. древнесербским, праславянским городом. Даже поверхностный взгляд на текст Илиады показывает, что это не подлинная Троя.

      Фанула  Папазоглу считает Бригию (Фригию) граничной областью иллирийского государства, из чего ясно вытекает, что речь идет о троянском государстве.9

      Иллирийцы названы именем своей столицы, которая носила также имя Сарда, так как иллирийцы – это сарды, т.е. сарданы (дарданы), т.е. сербы. Город Сард в Малой Азии был назван именем Трои, т.е. Сарда (Сарданоса-Дарданоса), именем, полученным в честь Сардана (Дардана) – великого военноначальника и правителя Серба Макеридова, жившего в XIV веке до Р.Х.

      Троянскaя земля – это Иллирия (Иллийская – Иллирийская земля). Внутренняя территория античной Сербии называлась Сарданией (Дарданией), античная же Сербия на Адриатическом побережье – Иллирией, именем города Илия. Народ назывался троянским, одним из трех имен города (Троя), вторым названием Илия. В современном мире довольно часты случаи существования нескольких названий для одного и того же города (Ленинград, Санкт-Петербург, Петроград, Вена или, по-сербски, Беч), а также случаи образования названий народа и государства от названия города, как было принято в античном мире (Троя – троянцы; Илий – иллирийцы; Сардан, Дардан – сарданцы, дарданцы; Рим – римляне (лат. Romani); Вавилон – вавилонцы; Тунис – тунисцы; Алжир – алжирцы; Мексика – мексиканцы; Сингапур – сингапурцы). Также в античную пору были нередки случаи одного и того же названия для нескольких городов — явления, встречающиеся также и сегодня (Фива в Элладе и Мисре — Египте, Филадельфия в Малой Азии и современная Филадельфия в Америке).

      Троя  была названа именем ее правителя Троса (Троя) династии Дардана (Сардана), так же как Илион носил название в честь правителя той же династии – Ильи. Город также носил имя Сарда-Сардоник – в честь Сардана (Дардана), основоположника династии. Подобным образом вторая столица России – Санкт Петербург, Петроград, Ленинград – на протяжении своего существования несколько раз меняла свое название. Впрочем, аналогичным способом получил свое имя „вечный город“ Рим – в честь своего основателя и правителя Ромула, второй же Рим – Константинополь — был назван именем императора Константина Великого. Некоторые даже склонны к мнению, что третий Рим – Москва – носит имя своего основателя – князя Моска.

     Профессор Радивое Пешич написал слова, свидетельствующие о сербской и славянской принадлежности Трои: «Сравнительный лингвистический анализ творчества Гомера, проведенный Икономиди и Данковским, которые с совершенной точностью выявили аналогии между эллинским, латинским и славянским языками, поражает своей точностью и указывает на связь с пеластами (пелазгами), у которых находит сильный славянский компонент. Это расширяет окружение пеластов на восток, запад и север, где осуществлялось их языковое влияние, ощущаемое даже сегодня.»10 Профессор Пешич упоминает также исследования профессора Гарвардского университета Милмэна Пэрри, обнаружившего, что сербские народные певцы (гусляры) складывали песни в размере, характерном для песен Гомера, и выявившего в них картины, приемы и объекты поэзии Гомера.

     Проф. Пешич также заявляет, что эту проблему до Милмэна Пэрри исследовал сербский академик Милан Будимир и, наконец, приходит к следующему выводу: «Итак, Икономиди и Данковски, Будимир и Милмэн Пэрри указали не только на великие славянские лексические богатства, хранящиеся в поэмах Гомера, но также на подлинные источники структуры и ритма, своебразным способом усиливающие драматичность сюжета, продукт духа, зачатки традиции которого находим в непостижимо глубоком прошлом, и продолжительности которого являемся свидетелями.“11

     В Илиаде Троя определяется как „крутой и ветренный Илион“, большой город, расположенный на высоком, крутом, ветренном холме, под которым две реки сливаются рукавами. На просторном поле между реками, отдельно вливающимися в море, ведется великая битва, в которой на стороне троянцев участвует 50 000 бойцов, армия же ахеян значительно првосходящая по численности. Наряду со столкновением пехотных войск, ведутся сражения на боевых колесницах (двуколках), поэтому поле боя должно быть не менее 10 км в ширину и в длину, чтобы на нем могли передвигаться и сражаться почти  100 000 воинов.

     Существует место в Илиаде, где точно описывается местонахождение Илиона (Трои): Гера и Афина вымолили у Зевса на Олимпе разрешение помочь ахеянам в бою на берегу у брода, так как Арей (бог войны) постоянно помогал троянцам. Чтобы добраться до Трои, они летят с Олимпа в божественной карете:

      «К  Трое принесшимся им и к рекам  совокупно текущим,

      Где Симоис и Скамандр быстрокатные воды сливают,

      Там коней удержала лилейнораменная  Гера

      И, отрешив от ярма, окружила облаком  темным;

      Им  Симоис разостлал амброзию сладкую  в паству.»

      (Илиада, Песнь V, стихи 773-777)

     Единственное  место в Средиземноморье, где  реки сливаются и к морю текут так, что между ними остается широкое поле с несколькими холмами, которое упоминается в Илиаде – это Скадар.

     Брод  реки – мель между Троей и полем сражения – не раз упоминается в Илиаде:

„Но лишь трояне достигли брода реки светлоструйной, 
Ксанфа сребристопучинного, вечным рожденного Зевсом, 
Там их разрезал Пелид; и одних он погнал по долине…“

      (Илиада, Песнь XXI, стихи 1-3)

            «Но лишь примчались ко броду реки прекрасно текущей,

      Ксанфа  пучинного, богом рожденного, Зевсом бессмертным,

      Там с колесницы его положили на землю  и свежей

      Влагой  лицо оросили. Вздохнул, проглянул он очами.»

      (Илиада, Песнь XXIV, стихи 692-694)

Угри  погибают в реке Скамандр после действий бога огня Гефеста:

        «Вспыхнули окрест зеленые ивы,  мирики и вязы;

        Вспыхнули влажные трости, и лотос,  и кипер душистый,

        Кои росли изобильно у Ксанфовых  вод светлоструйных;

        Рыбы, угри затомились, и те по  глубоким пучинам

        Те по прозрачным струям и  сюда и туда заныряли,…»

      (Илиада, Песнь XXI, стихи 350-354)

      Можно было бы бесконечно приводить подобные отрывки и доказательства, но одно несомненно: нет другого места, у древней крепости которого сливались бы две реки, причем реки, изобилующие рыбой (угрями), кроме Скадара.

      «Но лишь примчались ко броду реки прекрасно  текущей,

      Ксанфа  пучинного, богом рожденного, Зевсом бессмертным,

      Там с колесницы его положили на землю  и свежей

      Влагой  лицо оросили. Вздохнул, проглянул он очами.»

      (Илиада, Песнь XIV, стихи 428-432)

      Из  этих стихов ясно видно, что для того, чтобы с поля сражения добраться  до крепости, необходимо было перейти рукав реки.

      В своей книге Троя на берегах озера Скадар, на стр. 174, Новак Андесилич подчеркивает обычаи погребения, связанные с оплакиванием мертвеца в Черногории и Герцеговине, которые тождественны обычаям в Илиаде, что является дополнительным доказательством в пользу нашего мнения о континуальности населения этих территорий с троянских времен и по сегодняшний день, что также косвенно подпверждает ту географическую область, на которой должна была находиться Троя. Среди обычаев, харак-терных для гомеровского Илиона, а позже также для иллирийцев, в Илиаде особое внимание уделено погребальным обычаям – плачу по мертвым, надеванию черной одежды, стрижке волос, узнаваемы также и другие обычаи, которые почитаются на территории Черногории и Герцеговины, а также в горных районах юго-западной Сербии и через три тысячелетия после Гомера.

      Согласно  тексту Илиады, река Скамандр находится с левой стороны от ахайских войск, нападающих с морского берега со своими 1 164 кораблями, вытащенными на огромный морской пляж. Это водный ток Бояна – озеро Скадар – Морача, а с правой стороны течет река Симоис, т.е. Дрим. Как точно указано в Илиаде, под Троей реки сливаются в мелкий рукав, который должны были перейти при выходе из крепости троянские войска, выступающие на поле сражения. Это и есть тот самый брод на Скамандре (Ксанфе).

      Сам Скамандр является быстрой и глубокой рекой и, одновременно, речным богом, властелином пучин, по той простой причине, что река является полноводной и в ней, кроме небольших воронок, есть также одна огромная воронка – озеро Скадар, которое во время Троянской войны было на несколько километров (до 5 км) уже. Однако, в результате речных наносов, особенно реки Дрим, уровень его повысился на 3-4 метра.

      В близком геологическом прошлом  озеро Скадар было морским проливом,  холм же на Троянской равнине вместе с холмом, на котором находился Илион представляли собой небольшие острова. В период Троянской войны морской берег был ближе к городу на 5 км, что составляет длину мелкой лагуны, которая и по сегодняшний день находится под водой реки Бояна (Скамандр). Сегодня берег находится на расстоянии 20 километров от города. Троянская священная гора – это ветренная гора Ида или, как она еще называется в Илиаде – холмистая Ида (Проклетие). Это горный массив, покрытый лесами и лугами, пригодными для скотоводства. С вершин Иды защитник троянцев Апулнус, Полон, Аполлон – бог Солнца и красоты (но также и бог смерти, пославший чуму ахеянам), смотрит на поле сражения, лицом к ахеянам. Он наблюдает за троянцами с вершины Гарганo, или с холма Каликолоны, возвышающегося недалеко от троянского поля на северо-востоке от Иды. Это совершенно точное определение положения летнего восходящего солнца по отношению к Скадару (Трое, Илиону). Бог Аполлон, вместе с другим иллирийским богом Посейдоном, по приказанию самого Зевса, „отца“ Сардана (Дардана), служил в свое время королю троянцев – Лаомедонту.  
 
 

Расположение  мест, упоминаемых  в Илиаде, согласно изложенной теории местонахождения  Трои Приама на месте  крепости древней сербской столицы Скадар 

      Итак, бог моря строил Священный город у священной реки Скамандр, а бог Аполлон пас королевские стада скота на холмистой Иде:

      „Я обитателям Трои высокие стены воздвигнул,

Крепкую, славную  твердь, нерушимую града защиту. 
Ты, Аполлон, у него, как наемник, волов круторогих 
Пас по долинам холмистой, дубравами венчанной Иды.“

      (Илиада, песнь XXI, стихи 446-449)

      Таким образом, дано ясное описание горы Иды. Другие Иды, которые появляются на Крите и в Малой Азии, являются всего лишь ее копиями по имени, так как имя священной горы переносил за собой народ, переселявшийся с Хелма (Балкан) задолго до Троянской войны. Интересно отметить, что в настоящее время, 32 века спустя после Троянской войны, с другуй стороны Адриатического моря, у Фоджи, существует Гарганская гора (Монте Гаргано) также, как и городок Троя. Таким же образом, намного позже, город Бари в Италии получил свое название от имени черногорского города Бар, носившего, судя по всему, в период Троянской войны название Исмар, т.е. город киконов (в переводе — горцев). Город Бар был основан примерно в тоже время, что и город Троя, а Улцинь, как увидим позже, перед Троянской войной носил название Колхидиум. При возвращении из Трои Одиссей совершил грабительский набег на киконов. 

      Ида, или Идские горы, представляют собой горный массив Проклетие, самый мощный на Балканах горный массив протяженностью 80 километров и высотой 2 694 метров. Это и есть священная гора античных сербов. Именем Проклетие ее назвал Йован Цвийич – сербский географ XIX-XX вв., опираясь на народное название „Проклятые горы“. Народ принял такое название вследствие высоты и скалистости этих гор, христиане так называли их за множество находящихся здесь античных, языческих святилищ. Здесь также располагалась старая Сербская Патриархия.

      Крепость Скадар является самой крупным и самым значительным крепостным сооружением горного типа в Средиземноморье, время строительства которой до сих пор неизвестно. Датируется вероятно II или III тысячелетием до Р.Х., а возможно и ранее.   Из-за очевидной грандиозности, ее возведение связывалось с богами. В Энциклопедии Югославии приводится факт, что крепость строилась фракийскими племенами, однако время ее возведения неизвестно. Крепостные стены окружают площадь примерно в 2 гектара, длина их соответствует приблизительно длине стен города Будва. В отличие от этого, „Троя Шлимана“ занимает площадь 60 ар, т.е. является в четыре раза меньше.

      Город расположен на достаточном удалении от моря, чтобы на широком поле с большим количеством холмов между двумя реками могло произойти описанное сражение двух великих армий. Один из холмов – тот, который возвышается между морским берегом и городом и к которому можно добраться только переправившись через мелкий рукав, связующий реки Бояна и Дрим (т.е. Скамандр и Симоис), называется Батией. Ничего из этого невозможно найти в „Трое Шлимана“. Согласно Илиаде, Батия – это холм рядом с Троей, на северо-восточной стороне, напротив крепостных ворот – Дарданских ворот.

      На  этой территории, на которой узнаваемо местонахождение Трои, находятся все описанные в Илиаде реки, а также все троянские союзники и сами троянцы, которых можно узнать в жителях Зеты:  

«В Зелии  живших мужей, при подошве холмистыя  Иды, 
Граждан богатых, пиющих Эсеповы черные воды, 
Племя троянское лучник отличнейший вел Ликаонид, 
Пандар, которого Феб одарил сокрушительным луком.»

      (Илиада, песнь II, стихи 824-828)

      Необходимо  указать, что, из-за медленного течения и присутствия водорослей, вода в реке Зете и в настоящее время темная. Илиада называет ее Эсепом, а долину, по которой течет Эсеп, – Зелией. Вполне понятно, что долина Эсепа на самом деле – это долина реки Зета, которая течет по самому низкому склону Проклятия (самому низкому склону Иды). Это является еще одним доказательством того, где следует искать Трою.

      Эней  предводит дарданцев, дарданцы находятся на востоке от Дрима (Симоиса), пеонцы с Аксии (Вардара), фракийцы – восточнее дарданцев, пелазги из плодородной Ларисе, бригийцы (фригийцы) – к югу от Охрида. Все они находятся на расстоянии всего в несколько дней пути пешком. Пеонцы подходят к Трое за одиннадцать дней. Согласно Илиаде, все они подходят к Трое по суше и тесно располагаются вокруг нее. Один только фракийский принц Рес некоторое время плывет по морю из Фракии вокруг полуострова Халкидики в Солонском заливе и оттуда сухопутным путем направляется в Илион.

      Сам же Эней, который, согласно легенде, после войны ушел с частью троянцев (сарданцев, дарданцев) в Лациум, мог это легко сделать на данной территории, но в Малой Азии этого бы ему не удалось.

      Как было установлено проф. Ристановичем, Одиссей скитался в Адриатическом море, а согласно Одиссее его скитания начинаются у троянских берегов, что является еще одним доказательством местонахождения Трои на восточном берегу Адриатического моря, чуть южнее архипелага, по которому он скитался.12 Он направился в путь из устья Скамандра (Бояна) на запад, чтобы ограбить троянский берег, но попал, как пишет проф. Ристанович, в Адриатический архипелаг, на Млет, Корчулу и Хвар, а затем, после кораблекрушения и гибели экипажа корабля, однажды (спустя много лет) на плоту, сооруженном из тополей, растущих только у небольшого пресноводного озера на полуострове Млет, попал, гонимый ветром, в окрестности острова Корф. Новая буря снова разбила его плот, но он сумел спастись и вплавь добраться на остров, где его нашла принцесса Навсикая. Позже жители Корфа (феаки) на корабле переправляют Одиссея Пенелопе и Телемаху на родной остров Итаку, которым он правил. Еще одним доказательством месторасположения Трои на Балканах является тот факт, как легко устанавливается аналогия между гомеровской и сербской народной поэзией (эпической и лирической), что является вполне логичным, если допустить, что Скадар является столицей троянцев, т.е. иллирийцев, сербов, точнее на протяжении почти трех тысячелетий является столицей одного и того же народа, которому принадлежал и сам Гомер.13 В Средиземноморье нет ни одного города, который, подобно Скадару, настолько соответствовал описаниям Илиады.

      Наряду  со сходством лексического фонда гомеровского языка и нашего современного языка, а также гомеровской и сербской народной поэзии, еще одним убедительным доказательством континуальности является национальный костюм. С античных времен национальный костюм во многих частях Балкан либо совсем не менялся, либо менялся незначительно. Это относится также к национальному костюму Черногории, Герцеговины и Далматии. В этом смысле особое значение имеет женский головной убор – «китара», которую в 1894 году недалеко от Сребреницы открыл Джуро Тухелка. О своей находке он сообщил в «Голосе Национального музея», в статье под названием «Бригийский головной убор – составная часть национального костюма Боснии». На основе анализа этого предмета одежды можно сделать вывод о том, как одевались и как вообще выглядели женщины на родине Гомера — в Бригии (Брегии) – горной области около Пинда, к западу от Олимпа.

 

      Китара  является таким же древним головным убором, как и сам сербский народ, на древнейших художественных изображениях античных сербов она представлена под тем же названием. Китара является характерным отличием троянских героев, неотъемлемым головным убором рашанского последователя Орфея, частью национального костюма и военных шлемов античной Македонии, Медии, Pасции, Иллирии и Дардании, медийских и персидских царей и самого бога Митры. Шлемы македонских фалангитов имели форму китары.

      Таким образом, мы находим китару в исторической континуальности начиная с классических греческих произведений искусства до стилизованного женского национального костюма в Боснии. Данное открытие свидетельствует о еще одном факте в ряде непрерывного культурного наследия на Хельме, которому не следует удивляться. Это является доказательством того, что сербский народ все еще хранит этнологические традиции древних бригийцев и троянцев, т.е. они все еще живут в сербском народе. Никто из якобы переселившихся славян не знал бы об этом костюме и не мог бы его изобрести, что является неоспоримым доказательством континуальности сербского населения на Балканах с троянских времен до настоящего времени.

      Национальный  костюм, язык и народная поэзия –  вот три великие сферы материальной и духовной культуры, свидетельствующие о том, что троянцы и бригийцы являются нашими предками и что великий Гомер также наш предок, наш мудрец, наш поэт.

      „Для  европейцев исследование Трои – это путь к открытию собственных корней“, — заявил Иоахим Латач, исследователь Гомера и профессор филологии Базельского университета. Это тем более применимо к сербам и славянам. Однако, этот путь к открытию собственного происхождения нам практически перекрыл известный торговый мошенник XIX века Генрих Шлиман! И не только торговый! В исторической и археологической науке он стал олицетворением обмана и фальсификации.

      В 1873 году на холме Гиссарлык, на 31-м километре пути от Чанаккале к Смирне, Шлиман открыл „свою“ малоазийскую Трою. Возможно, на этом месте римский император Август восстановил Трою под именем „Новый Илий“. Малоазийская Троя, ожившая во время правления римского императора Константина II (337-340), была разрушена сильным землетрясением и не восстановливалась более никогда.

      Шлиман  вскрыл шесть слоев из раскопанных до сих пор девяти и провозгласил Трою II городом Приама. В последний день раскопок он якобы нашел „клад Приама“ в присутствии одной своей жены Софии. Неоспоримо доказанно, что данные находки не принадлежат этому слою, и что их древность уходит хотя бы на 1000 лет в более глубокое прошлое. „Клад Приама“ сегодня хранится в Москве.

      Позже, в своем дневнике, Шлиман признался  в том, что предметы из золота привез с различных мест и якобы „открыл“ их своей супруге. Он был всего лишь купцом и коллекционером. Результатом его любительских раскопок было уничтожение других слоев предполагаемой Трои. После смерти Шлимана раскопки продолжил его сотрудник Вильгельм Дерпфельд в 1893 и 1894 гг. В период с 1932 по 1938 гг. раскопки проводились Карлом Блегеном, а с 1982 по 1988 гг. одним из величайших авторитетов в области праистории – Манфредом Кауфманом. Исследования не дали достаточно доказательств о местонахождении Трои. Напротив, все археологические находки указывают на то, что Троя не могла находиться на данном месте. Археологических подтверждений продолжительной осады города также не было найдено.

      В Илиаде есть отрывок, бесспорно подтверждающий, что Илион не находился на Гиссарлыке. Троянская гора Ида, расположенная вблизи исторической Трои (Скадара), находится северо-восточнее от города и с ее вершин открываются виды на Трою и Фракию, однако, если смотреть на Трою, то невозможно одновремкенно видеть и Фракию. Подобное описание находим в Илиаде – в сцене, когда Зевс смотрит на Трою с вершин Иды. В противоположность этому, Ида в Малой Азии находится на юго-востоке от „Трои Шлимана“, так что с ее вершин человек (или Бог) должен увидеть и „Трою“ и Фракию, если смотрит в сторону одной из них. В то же время стихи, приведенные ниже, свидетельствуют о том, где находится Троя, а где не находится:

      «Зевс и троян и Гектора к стану  ахеян приблизив,

      Их  пред судами оставил, беды и труды  боевые

      Несть беспрерывно; а сам отвратил светозарные очи

      Вдаль, созерцающий землю фракиян, наездников конных,

      Мизян, бойцов рукопашных, и дивных мужей  гиппомолгов,

Бедных, питавшихся только млеком,

справедливейших смертных. Более он на Трою очей не склонял  светозарных…»

(Илиада, песнь XIII, стихи 1-7)

      Если  Бог или человек переведут  взгляд от Скадара и моря, то в противоположной стороне, в далеке будет видна Фракия и все племена, упоминающиеся в Илиаде. Если принять к сведению, что Троя находилась на месте Скадара, нетрудно создать мозаику общей истории античных племен и народов, о чем, как я уже говорил, следовало бы написать отдельное исследование. Здесь же хочу отметить только то, что в Илиаде ахеяне описаны голубоглазыми и длинноволосыми, а Менелай и Ахил – светловолосыми. 

Милутин Ячимович,

Ул. Проте  Атанасия Буковичког, 6

34300 Аранджеловац,

Республика  Сербия

Тел. + 381 11 330 9259

Моб.тел. + 381 64 2622 318 

10.06.2010 г. 
 
 
 

 

ЛИТЕРАТУРА

      1. Круглый стол САНУ Методологические проблемы изучения корней албанцев, 21 июня 2007 г., САНУ, Белград.

Было  представлено более 15 докладов, причем вопрос происхождения албанцев был освещен междисциплинарно (с точки зрения философии истории, историографии, исторической географии, социологии, археологии, лингвистики, естественных наук и генетики). Был достигнут консенсус относительно того, что сербы являются автохтонным народом на Балканах, что албанцы ведут свое происхождение из Кавказской Албании (сегодня Дагестан) и что небольшое число их поселилось в области Рабан в XI веке. Под иллирийцами вплоть до конца XIX века всегда подразумевались сербы, теория же иллирийского происхождении албанцев является продуктом немецких историков. Научные доклады съезда были опубликованы в сборнике Албанцы – ложные иллирийцы (Албанци – лажни Илири, Пешић и синови, Београд, 2007 г. – стр.85).

      2. Новак Андесилич и Драголюб Андесилич, Троя и Атлантида, Кул.просвет. заједница, Ужице,

1994 г.

  3. Любомир Домазетович, Античная Троя, Србоштампа, Белград, 2002 г.

      4. Й. И. Деретич, Сербы и Арбанасы, Белград, 2005 г., стр. 100.

      5. Милан Ристанович, Одиссеево золотое руно Адриатики, Пешић и синови, Белград, 2006 г.

      6. Плутарх, Знаменитые герои античности, 2 книга, Матица српска, Новый Сад, 1999 г., стр. 118.

      7. Любомир Домазетович, Античная история и происхождение сербов и славян, Белград, 1995 г.,

стр. 262.

      8. Геродот, История, 7 книга, Матица српска, Новый Сад, 1966 г., стр. 461.

      9. Иллирийцы и Албанцы, Сборник САНУ, Белград, 1988 г., стр. 150.

      10. Радивое Пешич, Заговор отрицания, с. 74, Пешић и синови, Белград, 1996 г.

      11. Там же, с. 75.

      12. Милан Ристанович, Одиссеево златное руно Адриатики, Пешић и синови, Белград, 2006 г.

      13. „Как это произошло в нашей истории или как могло быть воспето сербским языком“, Драган Лакичевич, Гомеровы мысли, Дерета, Белград, 2001 г., стр. 157. 

 

 

 

 

Для решения  троянской мистерии необходимо использовать знания из различных областей науки  и прежде всего: географии, истории  литера­туры, лингвистики и археологии.

Если  принять во внимание тот факт, что археология является самой молодой из указанных областей науки, которая на самом деле только начала развиваться во время предполагаемых раскопок Трои, прово­дившихся Генрихом Шлиманом – торговцем и авантюристом, абсолютным любителем в науке, не имеющим какого-либо официального образования, – то станет очевидным, что одна археология не в состоянии предоставить доказательства для раскрытия этой загадки.

Необходимо  было дождаться развития других вспомогательных  направ­лений исторической науки и обратить внимание на саму структуру текста „Илиады“ и „Одиссеи“, чтобы придти к правильной гипотезе и теории, подтвержденной пересекающимися доказательства-ми, предоставленными всеми указанными научными направлениями. Великие исследователи античности, занимавшиеся на научной основе анализом этих старейших ев­ропейских эпосов или, как их еще называют, поэм, такие как дуб­ровницкий серб Игнат Джурджевич (Джорджич) (1675 – 1737 гг.) – поэт, историк, иезуит, монах–бенедиктинец и профессор философии, академик САНУ Милан Будимир, исследовавший в 20 веке античную историю Балкан с позиции филологии, на основании изучения эпической техники и никем не оспариваемого лингвистического анализа пришли к выводу, что „Илиада“ и „Одиссея“ были созданы в 6 веке до Рождества Христова. Однако, они оказались только частично правы, так как не знали, не владели данными античных источников, подтверждающими, что в Афинах в конце 6 века старой эры, во время правления афинского тирана Пизистрата, извест­ными переводчиками тракийской поэзии  был сделан перевод „Илиады“ и „Одиссеи“.

Аналогичным образом находились в заблуждении  и другие многочис­ле­нные исследователи, так как в результате анализа  старогречес­ко­го антич­ного диалекта, на котором выполнен перевод со старосербского бригийско­го – старомакедонского языка, можно сделать однозначный вывод, что в том виде, в котором он представлен в третьей александрийской редакции „Илиады“ и „Одиссеи“, он не старше 6 века старой эры.  

Только  один этот факт демонстрирует, насколько  тяжело было разрешить тоянскую проблему и правильно сопоставить все факты, то есть доказать способ возникновения поэм. По словам профессора Милана Ристановича, автора книги „Одиссеево золотое руно Адриатики“ и рецензента моей книги „Троя – сербская столица Скадар“, многие исследователи, написавшие тысячи книг, не могли по-другому объяснить, почему текст „Илиады“ и „Одиссеи“ совершенно очевидно относится к этому периоду, и поэтому считали, что эпосы представляют собой компиляцию старой эпической традиции антических греков, которые в то время (6 и 5 века старой эры) появились в виде новосформированного этнического элемента. В ре­зульта­те отсутствия четкой прогрессивной связи старогреческой письме­нности с более ранними письменностями  многие считали, что в течение примерно семи веков события Троянских войн передавались устно в виде эпической поэзии, чтобы именно в том периоде были воплощены в виде знаменитых эпосов.   

Таким образом росла гора мистификаций и создавался плотный занавес  туманных теорий, подстегнутых открытием Шлиманом предполагаемой Трои, которое никогда до конца не было признано официальной наукой, за исключением западных империалистических кругов, основной целью которых было сведение в границы греческой, якобы великой, культуры свего, что напоминало старословянские и сербские традиции, а уже в середине 19 века было окончательно навязано мнение геманской исторической школы о том, что старых русичей/сербов или словян не было на Балканах.    

Археологи были не в состоянии подтвердить  открытие Трои в Малой Азии с помощью своих методов, однако лингвисты и специалисты по истории литературы могли обнаружить, что описания, содержащиеся в „Илиаде“, не совпадают с конфигурацией местности, на которой согласно утверждениям располагалась Троя. Причиной того, что большинство специалистов не понимало проблемы, является тот факт, что только незначительное число людей, изучающих либо историю и археологию, либо даже литературу, за время учебы прочитало „Илиаду“ и „Одиссею“, то есть существовал ошибочный и очень поверхностный подход к проблеме, которая не могла быть разрешена без всестороннего изучения истории.

Открытие  Трои имеет крайне важное значение для реконструкции истории цивилизации  словян в тот период, когда они  носили другое имя – расы, рашаны, то есть сарданы или балканские античные сербы. Тот факт, что словянская цивилизация является рассадником троянской традиции и что эта традиция принадлежит прежде всего русско-сербской истории, пере­меща­ет изучение античной истории словян на всей территории Средиземноморья в абсолютно другую цивилизационную плоскость. Троя является прямым доказательством словянской континуальности и высокого уровня культуры на территории Средиземноморья и Хелма (Балкан). Исторически доказано, что в то время на всей территории Анадолии и Балкан вплоть до Италии и Расении (Этрурии) проживает один и тот же народ, говорящий на диалектах одного и того же языка, который некоторые, чтобы скрыть правду об этом языке, называют староев­ропейским, а письменность, существовавшая на этой территории, носит название подунавского письма.   

Этот  язык можно назвать раским (руским – рашким) или сарданским, сербским, так как речь идет об одном и  том же древнем народе, который  был двигателем и носителем средиземноморской  культуры в Южной Евро­пе неизвестно сколько тысячелетий. На территории Балкан, и прежде всего Сербии, найдено большое количество праисторических поселений, остат­ков культуры неолита. Архиологически подтврждено наличие за несколько тысячилетий до троянского периода первого металлургического произ­водства, выплавки меди и, вероятно, многих других металлов, а также развитие письменности, начиная от лепенской и винчанской культуры и до нашего времени.     

Только  в таком культурно богатом  регионе могли созреть мифология  и об­раз жизни, представленные в  „Илиаде“ и „Одиссее“, которые древние греки переняли в процессе прямого заимствования и перевода с языка старожителей Балкан (Хелма).

Первая, историческая, Троя, расположение которой на месте крепости Скадар подтверждено в моей книге путем перекрестных доказательств, была мифическим, светлым городом, воспетым в великих эпосах, чьи традиции и наименование перенимали другие города (поселения) антич­ных людей, таким образом наряду с поселением в Малой Азии, позже получившим название Новый Илий, имя Троя носили Лондон, современная Троа во Франции, итальянская Падова некогда называлась Троей, кроме того в Италии и сейчас имеется город Троя рядом с Фоджей, а в современной Албании два города носят практически одинаковые имена: Тропоя и Кроя. На исторической территории Сербии, а также на всей  территории бывшей Югославии, и сейчас существует большое количество географических названий с этим именем. В настоящее время многие сербы особенно в южной части Сербии, которая находится на территории бывшей античной Дардании, включавшей также часть современной Республики Македонии, часто носят имя Трайко.      

Одной из сушественных проблем, возникших в результате ошибочного понимания времени написания „Илиады“ и „Одиссеи“, является представление о Гомере. Ошибочное мнение о том, что эпосы написаны в 6 веке до новой эры на одном из диалектов древних греков, вместо вывода о том, что они являются переводом старорусского, старосербского, бри­гийского текста, поскольку во времена Трои Македонии как геогра­фи­ческого понятия не существовало, привело к ошибочному впечатлению, будто Гомер являлся мифической, вымышленной личностью и его на самом деле не было, а некто, собравший эпические стихи, был назван име­нем, означавшим собиратель. Древним исследователям не быдо из­вестно, что тексты эпосов, которые дошли до нас, являются переводами ори­гинала, написанного примерно шестьсот пятьдесят лет ранее, сразу после окончания Троянских войн, о чем свидетельствует апсолютно точное описание территории вокруг Трои и самой крепости, а также действия людей в течение всех событий, связанных с Троянскими войнами. Если бы автора текстов не существовало или бы им являлся не один человек, непременно были бы допущены крупные ошибки и дошло бы до полной путаницы.

Исторически доказан тот факт, что греки  как этническая группа под назва­нием эллины сформировались несколько веков позже после окончания Троянских войн и, таким образом, не являлись участниками этих войн, что успешно скрывается за счет ошибочног мнения, будто они владеют оригинальными текстами „Илиады“ и „Одиссеи“. В „Илиаде“ упоминается только ахайцы, что является синонимом данайцев – жителей более поздней античной Македонии и Греции, благодаря чему можно точно определить время Троянских войн этническую картину их участников.  

Так в  стихах „Илиады“ с 484 по 785 перечисляются составные части ахайской армии, которая состоит из войск и кораблей отдельных городов, а точнее племен, мелких государств, расположенных на описанной выше территории вплоть до Ларисы, где проходит граница потивников Трои и Троянского государства, войска которого состоят из войск городов и племен с территории Балкан (Хелма), которые позже принадлежали антич­ной Македонии и Эпиру.    

Из описания участников военных действий на стороне  Трои ясно видно, что это воины  с территории Тракии и поздней Македонии, они пере­двига­ются пешком до Трои и имеют манеры поведения, несколько отлича­ющиеся от поведения жителей приморских территорий Южных Балкан.

Гомер, имя которого и далее продолжает присутствовать в сербском язы­ке  как Омер или Омир – Момир, а его значение на самом деле может счи­таться понятием, означающим объем или совокупность чего-либо, и может использоваться для определения человека, занимающегося сбором сведений религиозного или исторического значения, как известно, имел своих предшественников. Диодир с острова Сицилия в своей «Истории» утверждает, что его учителем был Пронапид, ученик Орфея (который в свою очередь был учеником Лина) – известного тракийского (рашкого) царя, философа и поэта, самого известного певца и музыканта античного мира, чьи стихи как раз и переводили греческие переводчики во время тирана Пизистрата. Только великие и ученые представители античности могли написать такие эпосы, как „Илиада“ и „Одиссея“, заложившие фундамент всей европейской культуры.  

Подобно немецким профессорам, работавшим в царское время в российских университетах и уничтожавшим древние словянские рукописи, лишь в незначительном количестве дошедшие до нас, греческая наука и философия во время Римского царства, правившего на этой территории до середины 15 века, полностью уничтожала словянские традиции и все словянские корни. Достаточно отметить толькл тот факт, что царь Кон­стантин, по происхождению иллир, то есть серб, во время строи­тельства Второго Рима – Константинополя вывез с территории Балкан (Хелма) и Анадолии и доставил в свою новую столицу огромное количество скульп­тур, полагая, что таким образом сумеет защитить и сохранить их. Тем не менее, после падения Ромеи и перехода ее под власть западных крестоносцев в начале 13 века, а затем под власть варварской Турции в 15 веке, огромная доля этих культурных ценностей исчезла или была уничтожена.

Открытие  Трои состоялось благодаря симбиозу всех знаний и исследова­тель­ской  интуиции. Первоначальная гипотеза, которая  была развита в те­о­рию, доказана на уровне исторического анализа и структурного анализа „Илиады“ и „Одиссеи“, а также всех доспутных археологических находок и в будущем будет еще более подтверждена как точное историческое открытие.

Лично мне, как исследователю, наибольшее удовольствие доставляет, когда высокообразованные люди, профессора университетов, архиологи, историки и другие представители научной интеллигенции, а также обычные граждане могут очень легко, путем логического анализа, придти к выводу о состоявшемся открытии, начинают удивляться, изменять свои взгляды на историю и историческое сознание, приобретают новые силы и вдохновение для изучения истории своего народа и всей цивилизации, что и являлось моей конечной целью, как исследователя. Я надеялся на такой результат, что само по себе является доказательством, что люди способны распоз­нать истину.

Такая реакция на открытие исторической Трои становится обычной после прочтения  книги. Читатели понимают, что все  остальные Трои получали свое название по этой первой – городу Приама, Ахила  и Гектора, как и многие другие города в более поздние исторические эпохи. Открытие само по себе является величественным и дает возможность археологам, исто­ри­кам, лингвистам и другим исследователям однозначно и легко воссоз­давать историческую картину Балкан (Хелма) и русско – сербской (слов­янской) цивилизации, располагавшейся на этой территории, как составной части общечеловеческой культуры.   
  • Роман: Очень интересно! Спасибо! С удовольствием купил бы книгу Ячимовича. Почемуто нет в продаже