Экономика

Пять причин падения российской экономики

Май 24
19:28 2009

Пять причин падения российской экономики


В последнее время официальные лица России как-то странно пишут о кризисе. С одной стороны, нам говорят о том, что «дно» кризиса уже вот-вот наступит, а то и пройдено. Что начала падать безработица, что улучшается (или по крайней мере, не ухудшается) ситуация в банковской сфере. С другой – буквально на днях вышли данные по ситуации с промышленным производством за апрель месяц и результаты эти, прямо скажем, не впечатляющие: падение к апрелю прошлого года почти 17%, что представляет почти рекорд, хуже было только в 1994 году. А если учесть, что летом прошлого года был рост, то результат последнего полугодия так точно рекордный в смысле масштаба спада. И возникает естественный вопрос: как можно эти цифры друг с другом состыковать и какие из них верны в том случае, если одновременно такой картины быть не может? В случае, если верны пессимистические цифры, то еще один вопрос: доколе это все безобразие будет длиться?


Ответ на первый вопрос достаточно очевиден: разумеется, такого чуда, как колоссальный спад на фоне падения безработицы, быть не может. Потому что не может быть никогда. Как правительство получило оптимистические данные по занятости – это отдельный вопрос, тут могут быть разные предположения, от неправильного согласования в рамках смены методик, до прямой фальсификации в угоду начальству, но при спаде безработицы таких данных по промышленному производству быть не может. А сами эти данные по промышленности, скорее всего, достаточно адекватные. И потому, что их видно, что называется, «невооруженным глазом», и потому, что они соответствуют макроэкономическим данным, наконец, потому, что они предсказаны еще в конце прошлого года. Напомним, что компания «Неокон», в которой трудится автор настоящего текста, еще в конце прошлого года публиковала цифры падения промпроизводства по итогам 2009 года в 20% и пока все идет даже с опережением графика.
Так что пока получается пессимистическая картинка. Но какая базовая причина лежит под спадом, все же было так хорошо! Ответ лежит в специфике российской экономики. Дело в том, что она состоит из двух частей, достаточно слабо пересекающихся. Первая – это экспортное  производство, в основном, так называемые «сырьевые» отрасли. Второе – это та часть экономики, которая ориентирована на внутренний спрос. Вот у этой-то части и падала в последние годы рентабельность. Стремительно и бесповоротно. Связано это было с различными причинами, главными из которых было пять.


Первая – коррупция. Понимаемая во всех смыслах. И чиновная: росли ставки аренды, взятки проверяющим органам, стоимость согласования различных местных решений. И коммерческая: воровство топ-менеджеров, причем как внутри компаний, так и у компаний-поставщиков, и компаний покупателей, и, наконец, сервисных компаний.


Вторая – произвол монополий. И торговых сетей, и поставщиков, и покупателей. Есть множество примеров, например, производителей молока загнобили очень основательно, поскольку закупочная стоимость для производителей не росла, несмотря на рост цен для конечных покупателей.


Третья – рост тарифов естественных монополий. Причем закладывался этот рост еще в период экономического «бума» и почему его не «сняли» на правительственном и законодательном уровне после начала кризиса не очень понятно. Точнее, очень даже понятно, см. пункт первый настоящего перечня.


Четвертая причина: кредитно-денежная политика правительства и центробанка. Когда все страны мира снижают ставку и упрощают выдачу кредита предприятиям (при том, что у них избыток этого самого кредита в экономике), мы наоборот, ставку повышаем, а условия ужесточаем. В ситуации катастрофического недостатка рублевого кредита даже в условиях «бума».


Пятая причина: налоговая политика. Которая направлена на максимальное препятствование созданию производств с высокой долей добавленной стоимости. Создавалась эта налоговая система в 90-е годы и тогда была, может быть, как-то и оправдана, но зачем ее сохранять сегодня?


Как же такая система работала все эти годы? А очень просто: за счет сверхдоходов, которые получала экономика от внешнеэкономического сектора. Которые сложным образом — и через систему экономических связей, и через бюджет, все-таки перераспределялись и позволяли затыкать «дырки» в рентабельности. К сожалению, темпы падения рентабельности были выше темпов роста мировых цен на нефть и по этой причине все равно бы все рухнуло, не этой весной, так осенью, и мировой кризис просто несколько ускорил этот печальный момент. Но факт от этого никуда не денется: без решения перечисленных выше пяти проблем роста экономики быть не может, поскольку в нее никто не будет вкладываться, она не сможет получать прибыль и не будет развиваться. А если еще учесть, что будет продолжаться спад и в мировой экономике, то даже на небольшую компенсацию рассчитывать не приходится.


Вот только, к сожалению, именно по пяти перечисленным конкретным пунктам, особого движения у нашего правительства не заметно.