Армия и оборона

ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО РУИНАМ

Декабрь 03
17:04 2010

ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО РУИНАМ


Места, где проходили учения «Восток-2010», мне, как коренному забайкальцу, хорошо известны, довелось и самому принимать участие в таких широкомасштабных учениях ещё в советское время, в том числе и в районе села Цугол, что на левом берегу реки Онон. Тогда учения «Восток» проходили в обстановке необходимой секретности, без пропагандистской шумихи и «пиара», но мощь советского оружия они демонстрировали миру воочию.


Сейчас иные времена, и ход учений «Восток-2010» средства массовой информации широко освещали, стремясь таким путём продемонстрировать миру нашу военную мощь и неприступность наших южных рубежей. Но как в действительности обстоит дело, можно оценить, проделав путь от Цугола до пограничного Забайкальска.


С правобережья Онона, от автомобильного моста, который называют ещё «правительственным», открывается прямая дорога на Китай. Расстояние до границы, по нынешним меркам, невелико, чуть более двухсот километров. Когда-то на этих двухстах километрах располагался мощный оборонительный комплекс, где были сосредоточены крупные воинские соединения, представленные всеми родами наземных войск и авиацией. Инженерные сооружения из прочного железобетона, строительством которых ещё в 30-е годы прошлого столетия руководил легендарный Д.М. Карбышев, составляли основу укрепрайонов, сосредоточенных вдоль границы с Китаем.


Наземные части располагались в военных городках, большей частью вдоль линии железной дороги Чита—Забайкальск, обеспечивающей прямой выход в соседний Китай, соответственно и из Китая в Россию. Всё было продумано, обустроено, содержалось в полной боевой готовности. И совсем не страшно было жить в 70-е-80-е годы прошлого столетия за этим щитом, хотя южный сосед и бряцал оружием, именуя Советский Союз «врагом номер один». А на китайских географических картах территория Забайкалья изображалась не иначе как китайская. А что сейчас?


Неподалёку от Цугола располагается станция Степь, где ещё недавно дислоцировалась военная авиация, сегодня её здесь нет; и брошенные ангары с распахнутыми настежь воротами как будто, подчёркивают, что грозные боевые машины сюда уже никогда не вернутся. Причиной экстренной эвакуации самолётов под Читу, расположенную более чем в пятистах километрах от границы, послужила авария на котельной в декабре 2009 года, когда в лютые морозы без тепла остался военный городок со всеми многоэтажными домами офицерского состава. И дабы не загружать себя дальнейшими заботами о содержании жилого фонда и котельной, из высших, так сказать, политических соображений, высокое командование взяло и передислоцировало воинскую часть подальше от этих «гиблых мест».


В пятидесяти километрах от «правительственного» моста лежит станция Мирная. В 60-е-80-е годы здесь располагались многочисленные воинские подразделения: мотострелковые, танковые, артиллерийские. Трёх-пятиэтажные казармы, автопарки, складские помещения, стрельбища и полигоны для тактических учений, более десятка пятиэтажных жилых домов (ДОСов) для офицеров и их семей. В 90-е годы военные ушли, бросив здания и сооружения на произвол судьбы. Военный городок стал превращаться в руины. И теперь взору открываются остовы полуразрушенных казарм и ДОСов. Будто враг лихим набегом поверг всё в развалины, на фоне которых можно снимать фильмы о войне. Только не враг порушил здесь всё, а те, кто бросил военный городок на произвол судьбы, кто свои оборонительные рубежи своими же руками и уничтожил, сделав это за неприятеля.


Далее на юг, в десятке километров, станция Безречная — мощный гарнизон, которой был представлен артиллеристами, танкистами, мотострелками, военными лётчиками. Сердце кровью обливается у тех, кто бывал здесь раньше, кто проходил здесь воинскую службу. На месте военного городка — груды битого кирпича, куски бетона, бурьян. На протяжении полутора десятков лет разрушались пятиэтажные казармы, штабные помещения, артиллерийские склады, автопарки, котельные. Миллионы весомых советских рублей, вложенных в их строительство, повержены в прах. Лишь остатки бетонного забора указывают на то, что когда-то здесь дислоцировались защитники Родины, мощи которых боялись наши нынешние друзья.


И дальше, по обе стороны дороги, на всём обозримом пространстве степи, вплоть до границы остовы зданий и армейских сооружений, брошенные доты и целые укрепрайоны, разрушенные и никому уже не нужные. А когда-то были они «не по зубам» любому противнику и, зная об этом, в самые тяжкие дни Великой Отечественной войны самураи не осмелились напасть на Советский Союз, предпочитая хранить нейтралитет. И после войны эта мощь и сила охлаждали пыл и агрессивные амбиции супротивной стороны, обеспечивая мирный труд страны. Без всякой рекламы и широкомасштабной пропагандистской шумихи, так как истинная сила в «пиаре» и «бряцании оружием» не нуждается.


Безусловно, забайкальцы хорошо знают дружественное отношение к нашей стране южного соседа; самые доброжелательные отношения сложились между народами наших стран, где нет никакой агрессивности и амбициозности. Но, как говорится, «порох всегда надо держать сухим», только так нас будут уважать, только так будут укрепляться наши равноправные, добрососедские отношения.


А теперь южные ворота страны, если и защищены, то только номинально. Более того, на сегодняшний день упразднён Сибирский военный округ, его штаб, находившийся в городе Чите, переносится в Хабаровск, что ещё в большей мере ослабляет Забайкальское направление. А если уповать на ядерное оружие, как главный аргумент в защите наших рубежей, то «долбануть» этим оружием придётся по собственной территории, так как сдержать противника, ринувшегося через границу, будет просто некому. Одной армии, оставшейся в Забайкалье, на территорию, равную крупной европейской стране, мягко говоря, явно недостаточно.


Рассчитывать на то, что население с оружием в руках выступит на защиту своей малой родины, как это было в годы гражданской войны, весьма сомнительно. Убогие сёла и посёлки юга Забайкалья за последние 20 лет обезлюдели. Кто-то уехал подальше от этих мест, кто-то умер. Многие спились и деградировали. Да и о каком патриотизме, любви к Родине можно говорить, когда за последние два десятилетия люди здесь лишились всего. С развалом колхозов и совхозов они потеряли работу и уверенность в завтрашнем дне. Их дети лишены возможности получить качественное образование, а сами они — нормальное медицинское обслуживание и зачастую средства для существования. А главное, потерян смысл жизни, и не чувствуют они отеческую заботу государства о себе. Поэтому и защищать-то им и нечего. Собственное убогое жильё, развалины животноводческих ферм, зернохранилищ, ремонтных мастерских, пашни, заросшие сорной травой и кустарником, особых патриотических чувств не вызывают.


… В одной советской песне о гражданской войне были такие слова: «… мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит на запасном пути!», но, видимо, такие слова нашему высшему военному руководству неизвестны, а если и известны, то смысл их непонятен.


    


г.Чита