Политика

Против нас воевала вся Европа, и мы не должны никогда этого забывать!

Май 20
09:44 2011

Против нас воевала вся Европа, и мы не должны никогда этого забывать!


«История как гвоздик: на нее можно повесить все, что угодно!», — говорил Александр Дюма. Дискуссии о пересмотре итогов войны сами по себе не новы. Они начались чуть ли не сразу после победных залпов Второй мировой. Но нынешние баталии вокруг «военного наследия» имеют международно-политическую направленность. Современный мировой порядок функционирует на основе институтов Ялтинско-Потсдамской системы. Поэтому дискуссии о пересмотре Второй мировой войны означают потрясение основ всей нынешней мировой системы.
Они ведут к эрозии понятия «державы-победительницы». И что удивительно, — особенно усердствуют многие страны Восточной Европы. При активной поддержке «общеевропейских» институтов и заокеанских покровителей они внедряют тезис об «одинаковой ответственности Германии и СССР». Итогом станет размывание грани между победителями и побежденными во Второй мировой войне. Это, на самом деле, ни что иное, как оправдание фашизма.
 
Прежде, чем поливать грязью, не мешало бы на себя в зеркало посмотреть…
 
В позорном «авангарде» «ревизоров» Второй мировой войне идут Польша и Румыния. Нынешняя польская политическая элита, как, собственно, и подавляющая часть интеллигенции, любят «смаковать» прегрешения «кровавого режима» Сталина. Но, вот начисто отшибло им память — не любят они вспоминать его подарок — значительное приращение территории польского государства на западной границе!



Давайте напомним. 31 декабря 1944 года созданное на основе Польского Комитета Национального Освобождения (ПКНО) временное правительство Польши обратилось к Москве с предложением возместить польские территориальные потери (в сентябре 1939 года СССР присоединил к себе Западную Белоруссию и Западную Украину). Временное польское правительство предложило включить в состав Польши принадлежавшие Германии, но имевшие славянское прошлое, территории Силезии и Поморья (Балтийского побережья). В Москве это предложение поддержали.



На Ялтинской конференции (4 — 11 февраля 1945 года), где участвовали лидеры стран антигитлеровской коалиции СССР, США и Великобритания и обсуждались вопросы послевоенного устройства, Сталин внес это предложение. У. Черчилль и Ф. Рузвельт положительно отнеслись к восстановлению Москвой своей западной границы, передаче оккупированных в 1918‑1920 гг. поляками земель. Но вот увеличение Польши за счет Германии вызвало протест. Черчилль стал доказывать, что, отрывая такие огромные территории от Германии, союзники вызовут рост реваншистских настроений у немцев. Вспомнил о Версальском договоре, когда после Первой мировой войны Германию сильно урезали, что вызвало рост протестных, националистических настроений у немцев и привело к власти нацистов во главе с Гитлером.
Но 21‑го апреля 1945 года СССР и Польша подписали договор о дружбе. СССР не стал ждать «благословения» Лондона и Вашингтона. Воспользовавшись тем, что эти территории и так были под контролем Красной Армии, СССР отдал полякам в управление принадлежавшие Германии территории в Поморье и Силезии площадью в 100 тысяч квадратных километров.



На Потсдамской конференции (с 17 июля по 2 августа 1945 года) предложения Сталина по Польше были утверждены. Это было для Германии большим ударом. По оценкам немецких экономистов, за послевоенный период польский бюджет получил только от залежей полезных ископаемых в этих областях более 130 млрд. долларов, что примерно вдвое больше всех выплаченных Германией в пользу Польши репараций и компенсаций. Польша получила месторождения каменного и бурого угля, медных руд, цинка и олова, что поставило ее в один ряд с крупными мировыми добытчиками этих ресурсов.



Еще большим значением обладало получение Варшавой побережья Балтийского моря. Если в 1939 году у Польши было 71 км морского побережья, то после Потсдама — 526 км! Помогли Польше и другим способом: немцев (примерно 4 миллиона человек) с этой территории… просто выселили.
Всеми этими богатствами поляки и Польша обязаны лично Сталину и СССР. И если уж начинать пересмотр итогов Второй мировой войны, то, наверное, Польша должна первой вернуть Германии треть своей территории, а заодно и покаяться, что именно Польша была самым активным… поджигателем Второй мировой и согласовывала свои планы расчленения СССР как раз с Гитлером. На сей счет существует столько убедительных документов, что от правды просто некуда деться…
А теперь несколько слов об еще одном «ревизоре» итогов Второй мировой войны. Речь идет о Румынии. Но без предисловий тут не обойтись. С событиями Первой мировой войны связан один исторический анекдот: «Кайзер Вильгельм спросил начальника немецкого Генерального штаба Мольтке, как он готовится к потенциальному выступлению Румынии. Ответ был таков: «Нам все равно, ваше Величество, на чьей стороне вступит в войну Румыния. Если она вступит на нашей, нам потребуется десять дивизий, чтобы спасти ее от разгрома, если против нас, то потребуются те же десять дивизий, чтобы ее разгромить. Поэтому нет никакой разницы».



Румыния вступила в ту войну на стороне Антанты 27 (14) августа 1916 года. А затем события развивались по сценарию Мольтке: 11 ноября (29.10.) 1916 года германские войска под командованием генерала Маккензена начали наступление. За считанные дни румынская армия потеряла 120 тыс. человек убитыми и пленными и фактически перестала существовать. Румынию нужно было срочно спасать. Кому? Разумеется, России.
Вот интереснейшая стенограмма допросов Колчака, которая была издана еще в СССР. Адмирал приводит слова императора Николая II, сказанные ему лично: «Я совершенно не сочувствую при настоящем положении выступлению Румынии: я боюсь, что это будет невыгодное предприятие, которое только удлинит наш фронт, но на этом настаивает французское союзное командование; оно требует, чтобы Румыния, во что бы то ни стало, выступила. Они послали в Румынию специальную миссию, боевые припасы, и приходится уступать давлению союзного командования».
А далее «верный» союзник России, королевская Румыния, подписавшая точно


 такой же сепаратный мир с немцами, оккупировала русскую провинцию Бессарабия и присоединила ее к себе. Справедливость восстановил СССР в 1940 году, вернувший Бессарабию (Молдавию) в состав СССР.
И последний, немаловажный штрих к румынскому портрету: во Второй мировой войне Румыния воевала против СССР, пока союз с Гитлером обещал дивиденды и приобретения. А когда Рейху замаячил конец, доблестные румыны совершили поистине цирковой трюк. В августе 1944 года они за один день договорились о перемирии с СССР и союзниками и тут же объявили войну Германии.
Собственно, такой же «фортель» выкинули и Финляндия, и Болгария. Но, в отличие от них, румыны реально ударили в спину немцам, с которыми еще накануне были союзниками…
 
Наши прибалтийские и другие северные «друзья»
 
Картина желающих пересмотреть итоги Второй мировой была бы неполной без стран Прибалтики. Наверное, стоит напомнить, что во время войны в Латвии и Эстонии были сформированы дивизии СС, воевавшие на советско-германском фронте. А всего были сформированы 41 латвийский, 26 эстонских и 23 литовских полицейских батальонов. Чем же занимались эти подразделения? Боролись с коммунистическим подпольем и партизанским движением в Прибалтике, использовались для карательных акций на территории Белоруссии и России, а после освобождения красной Армией Литвы, Латвии и Эстонии, на их территории развернулось активное антисоветское партизанское движение, которое было окончательно подавлено лишь к середине 50‑х годов.


А что же было с этими странами накануне Второй мировой войны? Рассуждающие о «горе», постигшем в 1940 году несчастных прибалтов, обычно подразумевают, что накануне прихода советских войск эти страны представляли собой сплошные демократии европейского типа. Однако при ближайшем рассмотрении картина оказывается прямо противоположной. Так, в Литве правил пришедший к власти в результате государственного переворота 17 декабря 1926 года профашистский режим партии «Таутининкай саюнга» (Союз националистов) во главе с Антанасом Сметоной. 12 апреля 1927 года Сметона объявил себя «вождем нации» и окончательно распустил парламент. Вплоть до 1 ноября 1938 года в стране действовало военное положение (отмененное по требованию гитлеровской Германии в связи с событиями в Клайпеде).



В Эстонии диктатура была установлена лидером Аграрной партии Константином Пятсом, совершившим переворот 12 марта 1934 года при поддержке главнокомандующего вооруженными силами генерала Йохана Лайдонера. Парламент был распущен, в марте 1935 года в стране были запрещены все политические партии, а 28 июля 1937 года принята конституция, согласно которой в Эстонии устанавливался режим, опиравшийся на единственную разрешенную общественно-политическую организацию «Изамаалийт» («Отечественный союз») и военизированную организацию самообороны — «Кайтселийт» («Союз защиты»).
Последним к веселой компании прибалтийских диктаторов присоединился возглавлявший латвийский «Крестьянский союз» Карл Ульманис, захвативший власть в ночь на 16 мая 1934 года при помощи отрядов «айзсаргов» и отдельных воинских частей, объявив военное положение, разогнав сейм и арестовав свыше 2000 человек.
Весьма своеобразным было и представление прибалтийских политиков о том, что такое независимость. Похоже, главным для них было не оказаться в одном государстве с русскими. А вот под немцев они были готовы лечь с большим удовольствием, что и доказали со временем.



Не отставали от своих южных соседей и некоторые их северные соседи, истинные скандинавы. Так, глава норвежского марионеточного правительства Видкунд Квислинг после нападения Германии на Советский Союз 22 июня 1941 года не сомневался, что дни «колосса на глиняных ногах» сочтены, и уже 24 июня обратился к Гитлеру с личным письмом, в котором просил уступить ему Кольский полуостров, «являющийся исконно норвежской территорией». При этом Квислинг ссылался на союзницу Германии Финляндию, которая, «сражаясь на востоке, близка к воплощению своей давней мечты о создании Великой Финляндии, включающей восточную Карелию, а также земли вокруг Ладожского и Онежского озер».



Квислинг напоминал фюреру, что на Восточном фронте воюет норвежский полк «Нордланд», и в скором времени появятся дополнительные части норвежских добровольцев на севере. Неизвестно, как отреагировал Гитлер на просьбу союзника, но сам ход войны сделал невозможной колонизацию Кольского полуострова. К весне 1943 года Квислинг понял, что советский Север сдан не будет. Тогда он написал фюреру второе послание, в котором просил выделить Норвегии колонии в Белоруссии и на Украине и, возможно, в районе Урала. Свои притязания на столь отдаленные территории Квислинг подкреплял общими рассуждениями о превосходстве «нордической» расы, а также лингвистическими доводами. По его мнению, слово «Русь» — нордического происхождения, что свидетельствует о давнем заселении территорий на востоке варяжскими племенами, которые называли эти земли «Гардарикой» — царством городов, или царством, «богатым городами».


* * *

Итоги Второй мировой не подлежат пересмотру. И эта позиция, безусловно, разделяется большинством граждан бывшего СССР, нашей страны. Патриарх Московский и всея Руси Алексий II заявил на конференции, посвященной 60‑летию Нюрнбергского процесса: «Его решения особенно актуальны сегодня, когда все чаще предпринимаются попытки пересмотра итогов Второй мировой войны, отмечается стремление возложить вину за разжигание всемирного военного пожара на страны и народы, подвергшиеся вероломному нападению гитлеровской военной машины и понесшие в результате наибольшие жертвы». Патриарх отметил, что «Великая Отечественная война унесла жизни бесчисленного множества наших соотечественников, вошла болью и страданием в каждую семью, опустошила тысячи городов и весей. Память о погибших братьях и сестрах должна вечно жить в сердцах людей».



Для России и Украины пересмотр итогов Второй мировой войны — это, в первую очередь, обессмысливание жертв наших народов. Ведь в 1941‑1945 годах мы воевали не только с Германией, а со всей Европой. Покорившиеся немцам страны обеспечивали армии Гитлера всем необходимым — от оружия до продуктов питания и медикаментов.



На восточном фронте против нас воевали все: румыны и венгры, хорваты и болгары, итальянцы и испанцы, словаки и чехи, голландцы и французы, норвежцы и бельгийцы. А в тылу не покладая рук, ковали оружие для Вермахта чехи, французы, нейтральная Швеция.
Но мы выстояли и победили! И потому 9 Мая я поднял поминальный стакан за своего деда, участника трех войн, за своего отца, комиссара партизанского отряда, за всех тех, кто завоевал Великую Победу!
 

0 Комментариев

Нет комментариев

На данный момент нет комментариев , вы хотите добавить?

Написать комментарий

Только зарегистрированые пользователи могут комментировать.