Экономика

Пропаганда вместо реальной статистики

Март 20
08:07 2012
Пропаганда вместо реальной статистики 

 

 Положение в экономике США будет все хуже и и хуже, а цифры народу будут показывать «правильные»

 

«В действительности все совсем не так, как на самом деле!». Это меткое выражение, которое придумал замечательный польский сатирик Станислав Ежи Лец, как никогда хорошо отображает ситуацию в мировой экономике вообще и экономике США в частности. Поскольку данные по разным секторам экономики противоречат друг другу, то делать сколько-нибудь долгосрочные выводы представляется крайне сложным, и в результате чисто пропагандистские моменты выходят на первый план. А ведь иногда появляются и реальные данные, очень и очень интересные.

 

 Ну, например, вышла статистика по промышленному производству США в феврале, данные которой традиционные комментаторы, в последнее время демонстрирующие жуткий оптимизм, скромно назвали «вялыми». Формальные причины – продолжающийся спад в горнодобывающей промышленности, который, по их мнению, компенсировал скромное расширение производства. Общий объем по итогам февраля не изменился, цифры январского производства были пересмотрены до +0,4% с первоначальной оценки «без изменений».

 

 Но вот дальше начинается самое интересное. Коэффициент использования производственных мощностей немного снизился до 78,7% по сравнению с 78,8% в предыдущем месяце. Операционные показатели по-прежнему немного ниже среднего значения 1972-2011 гг. – «чуть выше 80%». Экономисты прогнозировали рост производства на 0,4%, коэффициента использования мощностей – до 78,8%. Первоначально январские данные были 78,5%.

 

 А теперь давайте разбираться. Ну, во-первых, сегодня нулевой рост на самом деле означает спад – в связи с серьезным занижением инфляции. Во-вторых, снижение загрузки мощностей тоже означает спад. В-третьих, если загрузка снижается, то это означает сокращение рабочей силы, поскольку никто не будет нанимать новых сотрудников на фоне снижения объемов. Ну и, наконец, спад в горнодобывающей промышленности, которая стоит в самом начале производственной цепочки, означает, что конечный потребитель транслирует негативные сигналы…

 

 Разумеется, тут много о чем можно поспорить. И о том, что промышленность в США сегодня – совершенно не доминирующая отрасль, и о том, что спад сегодня вовсе не означает спад в следующем месяце, многие показатели довольно волатильны, что многие цифры запаздывают; что, наконец, внутреннее производство может замещаться импортом… И т. д., и т. п. Однако можно отметить и еще некоторые обстоятельства.

 

 Прежде всего – именно производство было основной движущей силой экономического «восстановления» последних лет, но многие экономисты ожидают замедления его темпов роста, а также экономики в целом в первой половине этого года. При этом за год промышленное производство выросло всего на 4%, а это, скорее всего, на грани «спрятанной» инфляции. Кроме того, производственная активность замедляется. Производственный индекс ISM снизился до 52,4 в прошлом месяце с 54,1 в январе. И хотя любые показания выше 50 сигнализируют о расширении активности, не исключено, что очень скоро индекс перейдет критическую отметку – что, впрочем, будет соответствовать другим показателям, которые я привел выше.

 

 При этом большинство отраслей зафиксировали рост в прошлом месяце на 0,3% после скачка на 1,1% в январе, однако это, скорее всего, последствия негативного конца года. А производство в горнодобывающем секторе упало на 1,2% в феврале, «т. к. добыча природного газа снизилась второй месяц подряд, и добыча угля упала», говорится в сообщении ФРС. Производство транспортных средств и запчастей также уменьшилось на 1,1% в феврале после скачка на 8,6% в предыдущем месяце. Без автомобилей производство зарегистрировало прирост на 0,4%.

 

 Последние данные, впрочем, – это уже игра цифрами. Я их привел не столько потому, что они информативны, сколько для того, чтобы показать, что даже небольшое изменение «точки отсчета» позволяет демонстрировать рост – и по этой причине смотреть нужно на фундаментальные показатели, которые трудно фальсифицировать, вроде загрузки мощностей. Ну, на худой конец, на объем совокупных продаж, хотя уже здесь есть проблемы, связанные, например, с «сезонной очисткой». А это, кстати, дело довольно сложное: например, многие искажения статистики этой зимой связаны с чрезвычайно мягкой погодой в США, примерно на 6 градусов выше нормы.

 

 Но, в любом случае, можно отметить, что производство все равно играет крайне важную роль в экономике. В конце концов, роль услуг во многом связана с тем, что обслуживание предметов обихода выведено в аутсорсинг, но все равно оно привязано к материальным продуктам. А это значит, что падение производства рано или поздно почти неминуемо приведет и к падению сектора услуг, если, разумеется, падение производства будет продолжаться.

 

 И вот здесь мы снова возвращаемся к фундаментальным проблемам американской и мировой экономик. Разрыв между спросом и реальными доходами никуда не делся, а это значит, что, так или иначе, он будет оказывать негативное влияние на происходящие процессы. Либо спрос будет падать, либо его будут стимулировать (что, например, сегодня происходит в США), но тогда свое негативное влияние будут оказывать последствия стимуляционных мер – например, рост инфляции.

 

 А цифры народу будут показывать «правильные»: статистику производства «без автомобилей», или цены «без учета волатильных компонентов», или еще что… Ничто не должно сбивать оптимистическое настроение потребителей, поскольку, по большому счету, сегодня только их желание влезть во все большие долги поддерживает мировую экономику на плаву. Но поскольку мы – все-таки материалисты, то нельзя не отметить, что процесс этот крайне ограничен во времени, так что кризис будет продолжаться.