Политика

Прохоров, Сурков и безумие

Сентябрь 17
07:48 2011
Прохоров, Сурков и безумие

 

 

Политическая жизнь России по-прежнему оставляет желать лучшего, коли ее оживляют лишь скандалы и пересуды о том, кто кого больнее



История с «Правым делом», не предвещавшая вроде бы ничего интересного, оказалась не столь уныла, как казалось ещё пару месяцев назад, и даже внесла некоторый драйв в мутное российское внутриполитическое болотце. «Наверное, кто-то наверху, да не кто-то, а Владислав Юрьевич [Сурков — ред.] сошел с ума», — заявила 15 сентября 2011 года — в день, когда олигарх Михаил Прохоров был скандально изгнан из этой политструктуры, главный монстр отечественной эстрады прима Алла Пугачёва. С ней солидарен и Эдуард Лимонов, написавший в своей колонке на портале «Грани.Ру», что руководители страны «нездоровы». «Болезнь явно прогрессировала. Вероятнее всего, доктор Сурков получил carte blanche и может теперь воплощать все свои фантазии», — уверен он. Лимонов в «дурке» бывал, человек, как говорится, «лежалый» — знает, что говорит.


Поглядим, как они будут меряться душевными недугами — кто кого, как говорится, куда отправит. Медицина нынче более гуманна, чем при Леониде Ильиче, но зато и более эффективна, вылечат «на раз».

«Ясно, что и Прохорова, и Охлобыстина разрешила власть. Я уверен, что они — и Прохоров, и Охлобыстин — сами себя придумали, но разрешала их власть. С какой же целью? Говорят, что с целью возбудить интерес к выборам. А я вот что думаю: а не шизофрения ли это?» — пишет Лимонов.


Насчёт психо-диагностической компетентности Пугачёвой, биография которой, как это ни странно, имеет немало «тёмных пятен», такой уверенности нет, она просто персонаж ума весьма недалёкого, но разве не «иванушки-дурачки-international» частенько выступают в качестве трансляторов если не истины, то идей, приближающих нас к ней?


Другие фигуранты праводельного скандала, в общем-то, с примой-Аллой и не спорят: ни гонимый Прохоров, ни борец с наркотой Евгений Ройзман, видавший на своём веку немало реальных психов, ни тем более Георгий Бовт и Борис Надеждин, которых соратники по партии теперь обвиняют в том, что они якобы продали своего вождя «безумцу от политики». При этом Прохоров объявил Суркову войну: «Я приложу все силы, чтобы отправить Суркова в отставку. Вот тогда и начнется большая политика». Идея, конечно, интересная, но тоже в духе высказываний этого исторического дня. Безумству храбрых поём мы песню, что называется.


А что же Кремль? Надо сказать, официально комментировать подобные вещи Кремль не любит. Однако, если верить «Интерфаксу», некий источник в Кремле назвал слова Прохорова «странными» и связал их с «душевными переживаниями», которые возникли после ошибок и промахов, допущенных политиком. Видимо, за высокими кирпичными стенами завёлся специалист по душевным недугам… Или это сам «виновник торжества» в кои-то веки снизошёл до прессы? Поглядим, как они будут меряться душевными недугами — кто кого, как говорится, куда отправит. Медицина нынче куда более гуманная, чем при Леониде Ильиче, но зато и более эффективная, вылечат «на раз».


Вообще же безумцы во власти – явление не уникальное и само по себе это неплохо. Можно даже сказать, что налёт сумасшествия для людей, сопричастных власти, скорее не болезнь, а свойство, их естественное проявление. Так же, как и безумцы в политике. В той или иной степени безумны были и Ленин, и Гитлер, уже не говоря о прилюдно снимавшем ботинок Хрущёве. Вся мировая история пестрит безумными деятелями — за многими яркими биографиями из энциклопедий всё чаще обнаруживаются факты, заставляющие краснеть потомков. О наших первых лицах мы мало что знаем, но, думается, это лишь вопрос времени, которое идёт всё быстрее.


«Безумие — не вполне корректный термин, — заявил корреспонденту портала «Евразия» известный блоггер-психиатр, автор книги «Записки психиатра» Максим Малявин. — Ведь речь вряд ли идёт о слабоумии, хотя в истории были и такие примеры. А что касается других психических расстройств — не мне решать, насколько они уместны, но возьмите хотя бы Черчилля с его биполярным аффективным расстройством».


Что же до Владислава Юрьевича, то пусть его биография и достаточно скандальна, но странностями не пестрит, хотя интересные пункты в ней имеются. Это и первая жена-кукольница, и такой несколько маргинальный ход, как относительно недавнее участие в музыкальном проекте «Полуострова» в качестве автора текстов песен, исполненных Вадимом Самойловым из группы «Агата Кристи». По слухам, в одну из композиций Сурков исполнил сам… И это – ещё не самые странные слухи о нём. Главный «серый кардинал» российской политики – действительно, личность более чем многогранная. Сурков и не отпирается, не так давно сам признался, что время от времени балуется стишатами прямо на рабочем месте. Об этом даже анекдот появился:


Как ни крути, миром правят безумцы, выделяющиеся из общей массы личности, представляющие из себя перверсию по сравнению с ней (массой).

Приезжает как-то Владимир Путин в Крым. Везут его на экскурсию в Коктебель: «Это — могила поэта Волошина». Путин, оживленно: «А могилы поэта Суркова тут случайно нет?» Не на пустом месте пошутил неизвестный народный гений — творчество Владислава Юрьевича тоже особо светлым при всём желании не назовёшь:


«Время угрюмое, кончились праздники,


Мир и покой, мир и покой.


Ломятся в дверь, это чёрные всадники,


Это за мной, это за мной».


Но это не страшно. Конечно, среднестатистический россиянин в рекламной паузе телевизионного сна тревожно вскинет бровь: «Власть? Безумие?». Да, земляк. Только с несколько иной пунктуацией: «власть = безумие». Если приглядеться, то нормальный человек, то есть нормальный с точки зрения общества, на высоком посту вряд ли окажется. Норма сама по себе не стремится к власти, а если и стремится, то поднимается недалеко. Вот заведующий овощебазой – как раз то, что нужно. Глава государства? «Серый кардинал»? Это несколько другие человеческие типы, как раз из тех, кого «заносит», за которыми то ломятся чёрные всадники, то белые санитары. А что, многие умнейшие личности не избежали психиатрической клиники и сколько ещё не избегнут. В эпоху советской «карательной психиатрии» дурки были своего рода клубами, в которых возникали свои закрытые кружки, каждый из которых лелеял свой заговор. Творчество Суркова наш эксперт комментировать не стал: «А вот тут я не могу ничего сказать до тех пор, пока он сам меня об этом не попросит — это закон».


Но настоящее, ничем не замутненное безумие от политики на злобу дня мы находим в романе Натана Дубовицкого «Околоноля»: «Имена не пахли, не толкались, не чавкали. Бытовое оборудование жизни — плотное нагромождение жести, плоти, жилистое, жиром пузырящееся, железное на вкус, полуразмороженное мясо дикой москвы, которым питались его силы, из которого он был сделан, вернее, его повседневная поверхность, обыденная оболочка…» Чем не иллюстрация к происходящему? А может и сценарий… 


Как ни крути, миром правят безумцы, выделяющиеся из общей массы личности, представляющие из себя перверсию по сравнению с ней (массой). Раньше о правителях народ чего только не рассказывал — что те то ли с ангелами общаются, то ли с чортом договор кровью подписали. А может так оно и было… Глядя на современных российских политических лидеров нет-нет, да заподозришь нечто подобное.


Историю делают люди, способные решиться на то, что массы, возможно, в начале не понимают. Другой вопрос – на что именно может решиться тот или иной «безумец». Одни действия делают страну великой, другие — ставят на грань распада. Или за эту грань… Но из таких событий, в конечном счёте, и состоит история.