Политика

Прививка от несвободы

Декабрь 26
08:58 2011

Прививка от несвободы


Все озабочены количеством пришедших на субботний митинг. Ленты сетевых новостей забиты ошеломительными панорамными снимками, тогда как официальные телеинформаторы стараются выбирать такие ракурсы, чтоб не очень бросались в глаза антипутинские лозунги. Правоохранительные источники говорят о 29 тысячах, оппозиционные лидеры прибавляют к этой цифре еще сотню; истина, как обычно, где-то посредине.



Но не так важно, сколько именно человек вышло на площадь; важно, сколько среди них пассионариев – тех, кто может управлять людьми. И кто они. Вот об этом стоит задуматься. Если среди нацистов их много, а среди творческой интеллигенции мало – плохо. И наоборот.


Итак, первый нависший вопрос: почему мы так долго ждали и чего? Вроде и в 2004-м выборы под руководством «волшебника» ничем, кроме массовых фальсификаций, не порадовали. Однако ж проглотили и не поморщились. Ответ обычно таков: мол, надеялись на нынешнего президента, что он сместит всех мошенников и учинит настоящую, а не «нано», модернизацию.


Я всегда считал это рассуждение, мягко говоря, наивным. С первого дня было ясно, кем и почему был выдвинут Дмитрий Медведев и как его задвинут.


Никто, кроме самых оголтелых «несистемщиков», не жаловался на политический оксюморон под названием «правящий тандем». Вопрос с третьим сроком Путина был решен не вчера, а четыре года назад, в день, когда он возглавил правительство.


Так что же только сегодня проснулись? Отвечаю: а не было пассионарного лидера. Теперь он есть, его зовут Алексей Навальный. Если ничего не случится со здоровьем, именно он будет реальным претендентом на главный пост в стране в ближайшем будущем.


Правда, это лишь в том случае, если страна не ввергнется в бездну тоталитаризма, чему есть определенные признаки. Ведь пока главным ответом на поствыборный протест стали перестановки в высшем эшелоне власти: на ключевые посты были назначены Нарышкин, Иванов, Рогозин. Думаю, это только начало официального выхода из тени гэбешной элиты, де-факто управляющей страной последние 15 лет.


Но их проблема в том, что среди чекистов нет ни одного пассионария, это люди, привыкшие работать под глубоким прикрытием. На площади Сахарова, да любой площадке тот же Навальный оставит от них мокрое место. В любом невооруженном противостоянии. Поэтому и возник политический цугцванг: пока органы не решились стрелять по толпе, шансов погасить конфликт никаких нет. А коли пальнут – горячая революция не за горами. Истинного пассионария можно только убить, его не подкупишь, не запугаешь, не дискредитируешь. Но когда его убивают – начинается гражданская война, а тут прогнозы для правящих классов самые негативные.


Второй, не менее важный вопрос: чего хотят митингующие, которые надели парламентерские ленточки и не желают (пока) идти брать Кремль приступом? Их на несколько порядков больше, их сами пассионарии любовно именуют «баранами» и «пингвинами», но именно на этих ребятах держится вся протестная активность. При том, что в процентном отношении к населению Москвы «протестантов» исчезающе мало, в целом их все же следует признать пассионарной массой. Это люди, которых достало хамское отношение к себе «путинского режима».


Так вот, эти массы хотят всего лишь вылезти, как выразился на митинге главред «Новой газеты» Дмитрий Муратов, «из ж…пы в Европу». Проще говоря, средний класс постепенно осознал, что без гражданского общества он рискует в любой момент, сколько бы кто ни зарабатывал и чем, оказаться на нарах. А то и на кладбище – по любому мановению ока питона.


И вот, наконец, среди милых и образованных людей до 35 лет, то есть унаследовавших лишь рецессивный ген тоталитарного страха, проснулся инстинкт самосохранения. По большому счету, им всем плевать, кто конкретно будет у власти, главное, чтобы не навсегда, а на положенные 4, максимум – 8 лет.


Вступив в конфликт с идеей сменяемости власти, характерной для любого неавторитарного государства, нынешняя политическая элита рискует разом потерять все моральные, а как следствие, и материальные выгоды от собственного существования в режиме неприкосновенности.


Как и почему в голове ближайшего помощника одного из главных постсоветских проводников либеральных ценностей Анатолия Собчака родилась идея откатиться к брежневскому безвременью, остается только гадать. Видимо, хорошо в школе КГБ учился.


Но факт в том, что надежда на поступательное движение была полностью перечеркнута всем развитием событий последних нескольких лет. А для воплощения идеи возврата к совку в первую очередь было необходимо зачистить поляну гражданской активности. Но, как выясняется, не до конца получилось.


Я не испытываю никакой победной эйфории, как некоторые записные «борцы с режимом», но совершенно очевидно, что вышедшие на площадь продемонстрировали зарождение того самого гражданского общества, которое все годы правления Путина подвергалось жестоким гонениям.


И, наконец, третье, что постоянно мучает большую часть тех, кто пока не определил своего отношения к митингам, сомневается в пассионариях, не верит в возможность построения в России цивилизованного (гражданского) общества и проч. Вопрос звучит так: вы выступаете против (Путина, партии жуликов и воров, чиновничьего беспредела, коррупции, власти криминала, зажравшихся госкапиталистов и т.п.), а надо «за». Вот за что идти под возможные дубинки ОМОНА, когда к власти могут прийти такие же упыри, рвущиеся к кормушке?


Эта нехитрая подмена лозунгов подкрепляется постоянной дискредитацией несистемных оппозиционеров, дескать – дождетесь, придут фашисты. Так вот, этому, пока еще молчащему, большинству ответить просто. Не придут. Любая «негативная программа», программа отрицания и сопротивления – заложена в саму суть всякого процесса выживания. Это не что иное, как борьба иммунитета с агрессивной внешней средой, ответ организма на любое смертельное заражение. За что борется фагоцит, уничтожающий вирус? Да, он сопротивляется и уничтожает, он агрессор по отношению к болезни. Но его «против» и есть «за»!


Дело не в «долой Чурова» и «давайте пересчитаем». Дело в сопротивлении важнейшей, «иммунной» части общества смертельному вирусу советизма, спаянного с извращенной формой капиталистического рабства, этой чумы, поразившей нашу страну в последние два десятилетия.


То, что все клетки общественного организма не могут, да и не должны быть иммунными – абсолютно закономерно. Такова природа живых организмов.


Поражает лишь, что в стране, где, казалось бы, с помощью нефтяных подачек, потемкинских деревень, перманентного оголтелого телевранья, репрессий неугодных и независимых политиков, бизнесменов и т.п. был полностью подавлен иммунитет, он оказался еще достаточно силен.


И, вот поди ж ты, еще и набирает мощь, как выясняется, без помощи госпожи Клинтон! Это всегдашняя ошибка любой тирании – думать, что иммунные клетки не восстанавливаются или их можно купить за деньги. Именно этот просчет отличает деспотию от гражданского общества, он является лакмусовой бумажкой демократии, как бы ни старались дискредитировать это понятие тираны и узурпаторы.


И можно с гордостью за наш народ сказать, что в его недрах на сегодня нашлись многие составляющие процесса выздоровления и превращения из вялого полутрупа в нормальный социальный организм. Дальнейшее будет зависеть от того, насколько силен вирус несвободы и какое лекарство нами будет предложено.

0 Комментариев

Нет комментариев

На данный момент нет комментариев , вы хотите добавить?

Написать комментарий

Только зарегистрированые пользователи могут комментировать.