Армия и оборона

Причины глубокой реорганизации российских Вооружённых Сил. Часть 1

Март 15
08:25 2012

Причины глубокой реорганизации российских Вооружённых Сил. Часть 1: Уроки победоносного конфликта 


Не секрет, что радикальные изменения в российских Вооружённых Силах были начаты по итогам скоротечной войны с Грузией в 2008 году. Несмотря на безоговорочную победу, ход боевых действий заставил задуматься о цене этой победы и эффективности российской армии в современных условиях.


Боевые действия показали, что воевать мы не разучились. Однако, высокий уровень потерь (прежде всего в авиации) и лучшее техническое оснащение даже не самой передовой грузинской армии были отмечены всеми наблюдателями. Стала очевидной необходимость изменений. Кроме самого очевидного вывода о потребности в новых образцах техники и вооружения, возникло много вопросов к управлению, которое не смогло обеспечить координацию между подразделениями и своевременной реакции на меняющуюся обстановку.


Эта война вызвала и пристальный интерес иностранных специалистов. Например, сотрудница немецкого Института международной политики и безопасности Маргарет Клейн по итогам осетинского конфликта опубликовала аналитическую работу «Военный потенциал России. Амбиции великой державы и реальность». Анализ, в общем-то констатирует известные факты: а именно, что российской армии не хватало систем дальнего радиолокационного обнаружения и управления (ДРЛОиУ), беспилотных летательных аппаратов (БЛА) и средств разведки типа американской объединённой радиолокационной разведывательной системы J-STARS. Как подчеркивает автор, в распоряжении ВС РФ имелись либо технически и морально устаревшие комплексы, либо трудно перенацеливаемые средства без возможности быстрой передачи собранной разведывательной информации. Это, по словам Маргарет Клейн, и стало причиной несвоевременного вскрытия системы ПВО Грузии, и как следствие — потери семи боевых самолётов в такой непродолжительной войне.


В средствах поражения, по мнению немецкого аналитика, Россия добилась больших успехов. В её распоряжении были оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер», корректируемые бомбы КАБ-500 и крылатые ракеты авиационного базирования Х-555 и Х-101. Тем не менее, всё это вооружение, не имея своевременного информационного обеспечения для целеуказаний, оказалось менее эффективно, чем следовало ожидать. Успехом компании Россия целиком обязана русскому солдату, а совсем не современному российскому вооружению. Это наблюдение тем более обидно, что автор констатирует высокий потенциал российского оружия, выхолащиваемый отсутствием необходимых для его применения информационных систем.


Существенные проблемы имелись с системами связи и передачи данных, что привело к невозможности эффективного управления подчиненными формированиями. Известно, что российским офицерам приходилось прибегать к помощи журналистов, имевших сотовые и спутниковые телефоны. Более того, подразделения ВВС и СВ действовали без какой-либо координации и взаимодействия, что не позволило сформировать действительно объединённую группировку, хотя это одно из неотъемлемых условий проведения операции, соответствующей современным представлением о боевых действиях.


Итак, вскрылось несоответствие современным реалиям теории оперативного искусства, которая в ВС РФ базировалось на старых взглядах проведения традиционных крупномасштабных наземных операций, требующих от частей, соединений и объединений создавать соответствующую плотность на узком участке фронта. Тогда как современные концепции оперируют массированным применением высокоточного оружия, заменяющего концентрацию сил для обеспечения огневой мощи, и изменяющую тактику действия формирований на рассредоточенные боевые порядки. Тем более, что при современном уровне средств разведки, сосредоточенные силы скорее станут мишенью высокоточного оружия, чем рассредоточенные и мобильные.


Хотя с 1990 г. в Российской армии официально начался новый этап развития оперативного искусства, практически не учитывались изменения, происходящие в новых видах вооружения, которые повышают возможности и средства вооруженной борьбы. Так что же представляет собой современная война и почему она требует изменения структуры Вооруженных сил? Здесь нам придётся рассмотреть эволюцию оперативного искусства, произошедшую буквально на наших глазах.


Модное словосочетание «сетецентрическая война» пришло к нам с Запада. Однако возникло оно в результате анализа советского опыта и советской военной науки, преподнесшей сюрприз западной военной школе в конце 70-х, начале 80-х годов прошлого века. Этот сюрприз, отцом и вдохновителем которого стал маршал Николай Васильевич Огарков, подробно описан в одной из прошлых статей. Главная идея маршала заключалась в повышении эффективности действий войск за счёт внедрения автоматизированных систем управления, интегрированных со средствами разведки и связи. Они позволяли сократить время стандартного боевого цикла, состоящего из разведки, ориентации, принятия решения и действия. Сокращение времени передачи разведданных и информации о собственных силах, обеспечивало быстроту принятия решения. А сокращение времени на доведение приказов, обеспечивало высокую скорость управления, необходимую для мобильных, ведущих активные действия сил. Всё это позволяло увеличить интенсивность боевых действий и как следствие, всегда иметь инициативу и преимущество над всегда опаздывающим за событиями противником. Одновременно обеспечивалась лучшая координация между подразделениями и видами войск, способных оказывать оперативную поддержку друг другу.


Итак, в конце прошлого века мы оказались, страшно сказать, впереди западных стран на том направлении, на котором они традиционно считаются законодателями – в информационных технологиях! Не стоит забывать, что элементы отечественной АСУВ «Манёвр», доставшиеся американцам после объединения Германии и подробно изученные западными специалистами, стали образцом для разработок в этой области, воплотившихся в теперешних системах.