Экономика

Правительство «притормозило» налоговую революцию

Сентябрь 08
12:25 2008

Премьер-министр Владимир Путин, выступая в Ташкенте, предложил не торопиться со снижением налога на добавленную стоимость (НДС). Идею Минфина с отъемом дополнительных 3% с зарплат в пользу Пенсионного фонда РФ (ПФР) Путин вообще не стал обсуждать. «Нет такого решения», — сказал премьер. Иными словами, глава Минфина Алексей Кудрин, как ярый защитник НДС, может пить шампанское — его тактика «стойкого оловянного солдатика» пока побеждает стратегию «Жанны д?Арк» (как теперь окрестили ее журналисты) российского бизнеса Эльвиры Набиуллиной. Но, с другой стороны, вариант пенсионной реформы от Кудрина провалился — 3% от зарплаты у нас не отберут.


Напомним, что дискуссия по поводу ставки НДС (налога на добавленную стоимость) велась в российском правительстве не первый год. МЭР в начале августа внесло в правительство предложение по снижению НДС с 18% до 12% с 2010 года. Однако против уменьшения ставки налога неоднократно выступал Минфин, считая, что это сделает бюджет страны более зависимым от цен на нефть. Кроме того, возражения Минфина касаются собираемости НДС. В расчетах МЭР заложен рост собираемости налога через 4 года с нынешних 66% до 78%. Однако в Минфине считают, что если ставка НДС будет снижена, бюджет недополучит средства (около 2% ВВП), сопоставимые с расходами на национальную оборону России.


Иными словами, дилемма перед Путиным стояла следующая. Либо бизнес, получив налоговое послабление (а значит, доверие со стороны правительства), повышает свою финансовую дисциплину, то есть компенсирует снижение НДС честной уплатой других налогов, либо правительство не рискует, оставляет все как есть, для того, чтобы не терять бюджетных доходов. Премьер, видимо, все-таки выбрал второй вариант.


— Дело не только во влиянии на бюджет, дело — в настройке всей экономики, — постарался объяснить смену ориентиров Путин. — Нужно понять, насколько эффективно для экономики и отдельных отраслей будет снижение НДС: возрастет ли инвестиционная активность участников рынка, или просто это приведет к росту накоплений.


Похоже, что все объяснения МЭР насчет эффективности снижения ставки НДС на 6% для бизнеса и экономики в целом, записанные в «Концепции-2020», премьера не убедили. А вот многочисленные контраргументы главы Минфина показались ему более вразумительными. Некоторые из них Путин прямо цитировал:


— Если посмотреть на структуру налогообложения, то оно у нас выше, чем в Европе, но если убрать налогообложение нефтегазовой сферы, то оно даже чуть ниже, — отметил глава правительства.


— Еще предстоит выяснить, что нужно сделать, может быть, в других сферах налогообложения, чтобы эта система давала заметную отдачу, — добавил Путин, наверняка припомнив призыв Минфина не зацикливаться на одном только НДС, а попробовать расширить список налогов, которые можно снизить.


Правда, идею Минфина с «налогом на молодых» (дополнительные 3% от зарплаты планировали брать с лиц, имеющих право на накопительную часть пенсии — 1967 года рождения и младше) правительство не поддержало.


— У нас много людей — 145 миллионов. Одни считают, что это справедливо, другие говорят, что нет. Суета в сфере налогообложения неприемлема, и если мы будем принимать решение, то сделаем это, семь раз отмерив и лишь потом отрезав, — заметил по этому поводу Путин.