Экономика

Поверхностная «заморозка» цен только усугубит ситуацию

Июнь 09
16:07 2008
Буквально на днях рейтинговое агентство S&P снизило рейтинги крупнейших американских банков Lehman Brothers, Merrill Lynch и Morgan Stanley, в связи с чем возобновились разговоры о том, что кризис недвижимости еще пока все-таки не преодолен, что есть проблемы и так далее. В СМИ все чаще напоминают, что нынешнее состояние Lehman Brothers и поведение его руководства удивительно напоминает поведение Bear Stearns несколько месяцев назад – за пару дней до банкротства. Все это было подкреплено крайне негативными данными по состоянию дел у автопроизводителей, по долгам, накопленным потребителями на кредитных карточках и так далее и тому подобное. Кроме того, все большую и большую роль в руководстве ФРС начинают играть «ястребы» — то есть те, кто считает, что главной опасностью на сегодня является инфляция. Появились уже даже намеки на то, что те руководители ФРС и администрации США, которые говорили о конце кризиса, несколько поспешили.

И, несмотря на это, понять, что же реально происходит в США из СМИ совершенно невозможно. Снижение потребительского спроса отмечено, но как долго оно будет и насколько сократится? Удорожание кредита будет насколько? Инфляция будет какого масштаба? И есть серьезные основания считать, что это не случайно. Поэтому попытаемся, буквально в двух словах, компенсировать отсутствие этой информации.

Итак, главной тактической проблемой денежных властей США является падение совокупного спроса из-за высокой инфляции. Исследователи с американского сайта http://www.shadowstats.com/alternate_data, считают, что рост потребительских цен уже достаточно долго превышает 10% в год, и я склонен с ними согласиться. А поскольку потребительский спрос формирует ВВП США примерно на 70%, то его падение на 10% соответствует падению всего американского ВВП примерно на 7%, или около полутора триллионов долларов.

Возникает вопрос, а как же тогда последние годы, почему спад обозначился только сейчас? А дело в том, что инфляционное падение спроса компенсировалось (даже с небольшим ростом) кредитными дотациями домохозяйствам, которые позволяли не только обслуживать старые кредиты, но и наращивать потребление. Суммы этих дотаций известны: общий объем долгов домохозяйств в США составляет примерно 14 триллионов долларов и растет со скоростью около 10% в год. То есть, получаем, 1.4 триллиона в год.

Недостаточно? Есть и еще один фактор роста потребления, это сбережения. Историческая норма сбережений в США составляла около 10% от доходов. Но за последнее десятилетие она вышла «на ноль», даже стала отрицательной. Таким образом, совокупный рост спроса за эти годы составил те же самые 10%, то есть около полутора триллионов долларов по сравнению со стандартным, «естественным» состоянием экономики.

И что мы имеем на сегодня. За счет постоянного «вброса» в финансовую систему избыточных денег (скорость роста американской экономики ни разу и близко не подошла к 10% увеличения долга) стали надуваться финансовые пузыри (рынок недвижимости, в частности). При этом потребительскую инфляцию денежные власти США пытались «держать» за счет увеличения числа (виртуальных) финансовых активов. К осени прошлого года стало окончательно ясно, что это уже невозможно, что обвал «пузырей» может начаться буквально в любую минуту, и денежные власти начали реструктуризацию, из-за которой и вскрылись проблемы у банков, в частности.     

И вот вопрос: что делать дальше? Бороться с инфляцией? Но как? Поднимать ставку? То есть один в один повторять политику, которая привела к дефляционному шоку 1929 года с последующей «Великой» депрессией? Не годится.

Может быть, остановить эмиссию? Что равносильно, впрочем, резкому падению совокупного спроса, причем по минимуму – на 1.5 триллиона долларов (дотации спроса), а по максимуму – более чем на три, поскольку в условиях кризиса склонность населения к сбережению резко возрастает. А три триллиона – это, между прочим, четверть реального ВВП США. Напомним, что падение ВВП США во времена «Великой» депрессии составило примерно такую же величину. То есть получается та же картина, только с несколько иного ракурса.

Так что же, ничего нельзя сделать? Нет, почему, конечно же, можно. Нужно постепенно снижать дотации и за счет этого ослаблять инфляционные эффекты. Только нужно понимать, что, во-первых, поскольку дело зашло далеко, в любую секунду рынок все-таки может свалиться в «депрессионную спираль». А, во-вторых, по итогам этой операции, которая должна продлиться несколько лет, американская экономика должна уменьшиться на ту часть, которая была «раздута» за счет избыточного спроса, накапливающегося с 80-х годов. Именно из-за наличия такой части, американский кризис и был нами назван «структурным». Оценка масштаба этого сокращения была впервые опубликована еще в работах 2001-2002 годов и составляет примерно 30-35% от нынешнего объема американской экономики.

Еще раз повторю – этот вывод и описанный сценарий были опубликованы еще в самом начале века и пока выполняются с удивительной точностью. Беда в том, что власти США органически не способны его признать. По вполне понятным причинам: как только его реализация вступит в активную стадию, речь пойдет даже не о сохранении мирового господства, а о том, как бы не потерять социально-политическую модель в самих США. Тут уж, как говорится, не до жиру, быть бы живу. И именно по этой причине все американское (а за ним и мировое) экспертное сообщество изучает отдельные проявления текущего кризиса, обходя его реальные причины и следствия.