Политика

Последний год вертикали

Декабрь 29
09:22 2011

Последний год вертикали


Уходящий год прошел под знаком думских и грядущих президентских выборов, а его главным итогом стал выход на политическую арену городского среднего класса. Демарш «раздраженных городских сообществ» подводит черту под целой эпохой в новейшей истории России: он свидетельствует о том, что негласный общественный договор – лояльность в обмен на стабильность – больше не действителен. По крайней мере, для наиболее активной части общества. Это делает результат президентских выборов непредсказуемым: вопрос заключается даже не в том, победит ли Путин (побеждать там особо некого, да и «волшебник Чуров» пока еще не отправлен в отставку). А вот политический капитал, который будущий глава государства заработает на этих выборах, может серьезно пострадать от инфляции, и тогда его трудно будет «растянуть» на следующие шесть лет. Вопрос в том, удастся ли организаторам выборов избежать новых скандалов и более-менее достоверно подтвердить, что «политика и кандидата в президенты Путина по-прежнему поддерживает большинство».



Еще несколько месяцев назад казалось, что альтернативы просто нет: сценарий возвращения Путина очевиден, электоральные процедуры должны стать простой формальностью. Именно так и подошли к ним организаторы думских выборов. Но откровенность, с которой ковалась победа «Единой России», вызвала оторопь у неискушенных зрителей, а их на этот раз было много. Утомленные долгим выходом страны из кризиса граждане начали смутно осознавать: на выборы следует идти, потому что нужно что-то менять – кризис существующей системы управления ставит крест на перспективах развития страны. В ходе парламентских выборов система преподала гражданам наглядный урок пресловутой стабильности, и в результате 10 декабря несколько десятков тысяч манифестантов выступили против, мягко говоря, искаженных результатов голосования. А через две недели их собралось еще больше, при этом манифестанты выступали уже не только и не столько против фальсификаций на выборах — их главным оппонентом стал лично Путин и его «вертикаль власти».


Очевидно, что настроения наиболее активной части общества вступили в конфликт с теорией и практикой «управляемой демократии» задолго до дня голосования. По данным фонда «Общественное мнение», рейтинги участников правящего тандема падают с 2009 года. Но особенно резкое снижение индекс доверия Путину начал в январе этого года. С 66% в начале года он упал на 14 пунктов по сравнению декабрем, когда было зафиксировано рекордно низкое значение индекса – 52,8%. Индекс доверия Медведеву с 64% в январе к декабрю рухнул до 48,8%.


Напомним, 24 января произошел теракт в аэропорту «Домодедово», унесший жизни 37 человек. На повестку дня – в который уже раз – оказались вынесены вопросы обеспечения безопасности россиян, то есть эффективности российской власти, спецслужб и милиции. Ответы на эти вопросы были даны невразумительные: сначала Путин сообщил о том, что теракт раскрыт, потом Медведев раздраженно отправил силовиков «работать, а не пиариться».


В феврале Медведев подписал закон о полиции. Нет милиции – нет и коррупции, по крайней мере, так считает глава ведомства Рашид Нургалиев, во всеуслышанье объявивший о победе над этом злом по окончании переаттестации. Почему он так решил – неизвестно. До реформы в органах работало более 875 тысяч человек, не прошли переаттестацию во время реформы более 174 тысяч, но остальные-то никуда не делись! Посты сохранила добрая половина генералитета МВД: из 327 генералов 143 уволились «по собственному желанию», 21 не прошел аттестацию. Впрочем, по данным «Левада-центра», граждане в большинстве своем разницу между милицией и полицией не уловили – судя по всему, она оказалась чрезвычайно тонкой.


В добавок ко всему Медведеву пришлось разнимать Следственный комитет и прокуратуру, сошедшихся в смертельном клинче над делом о крышевании игорного бизнеса подмосковными прокурорами. Сеанс борьбы с коррупцией с последующим разоблачением нанес серьезный репутационный ущерб сразу двум силовым ведомствам. Дошло до того, что прокуратура замахнулась на святое: признала незаконным участие пресс-секретаря СК Владимира Маркина в праймериз «Общероссийского народного фронта» – мол, госслужащие обязаны соблюдать нейтралитет.


Это было ошибкой ведомства: «Общероссийский народный фронт» был учрежден в мае по инициативе Владимира Путина, вступали туда целыми трудовыми коллективами, и дискредитировать процесс отбора участников праймериз не стоило. Тем более оппозиция тут же раскричалась о том, что в праймериз участвуют еще и прокуроры, и даже судьи – тоже, получается, незаконно? Тему быстро замяли, но осадок, что называется, остался.


Сам Путин объяснил появление «Народного фронта» стремлением оживить работу «за счет новых идей, новых людей», но большинство политиков и экспертов расценили появление новой организации как попытку ребрендинга «Единой России». С точки зрения оппозиции получилось не очень красиво: в то время как политики всех мастей и расцветок обивают попытки Минюста в попытках зарегистрировать партию (беспартийные самостоятельно на выборы ходить не могут), премьер создает предвыборную коалицию одним, можно сказать, усилием воли – даже движение регистрировать ему не потребовалось.


24 сентября на съезде «Единой России» было объявлено, что премьер Владимир Путин пойдет в президенты, а президент Дмитрий Медведев на парламентских выборах возглавит список «Единой России», а потом – правительство. По словам Путина, эта комбинация готовилась еще четыре года назад. Такая непосредственность вызвала оторопь у граждан, которые на протяжении многих месяцев пристально отслеживали малейшие оттенки разногласий между членами тандема. В свое время либеральная риторика Медведева породила у части российского общества надежды на возможную смену политического курса. Спустя три года пришлось констатировать: зря старались, следили и переживали. Разногласия оказались чисто стилистическими.


Если верить индексам ФОМ, именно конец сентября ознаменовался еще одним заметным снижением рейтингов участников тандема. Оно и понятно: кому понравится, когда за него решают. Отказ Медведева от борьбы за президентское кресло не просто разочаровал «продвинутую» часть электората, на которую он хотя бы теоретически мог опереться – действующего президента перестали воспринимать всерьез. Это не могло не отразиться на рейтинге «Единой России», первым номером которой стал Медведев. Теперь перспектива назначения его премьером рикошетом бьет по рейтингу самого Путина, который мог бы гораздо более убедительно выступить в роли реформатора, идя на выборы в паре с политиком-тяжеловесом в роли будущего премьера – им мог бы быть например экс-министр финансов Алексей Кудрин. Однако размен президентского кресла на премьерское, судя по всему, подразумевал и отставку Кудрина, который в итоге оказался в команде митингующих. И это очень плохо для премьера, поскольку свидетельствует: власть теряет поддержку не только масс, но и представителей элит.


Следует предположить, что свою лепту в усугубление взаимонепонимания тандема и части электората внесли кремлевские пиарщики, вынужденные «креативить» в отсутствие внятной политической и экономической программы у партии власти. Самым ярким их достижением стал августовский заплыв Путина с аквалангом: не успев нырнуть, премьер поднял со дна Черного моря две амфоры VI в. н.э., которые выглядели лучше, чем новые. Продвинутые интернет-пользователи отреагировали однозначно: «Нас держат за идиотов». Не менее эмоциональной была реакция студентов журфака МГУ, не попавших на встречу Медведева со студенчеством: места для них не было, потому что студентов изображали участники прокремлевского движения «Наши». Остается только догадываться, получил ли взыскание по службе сообразительный чиновник, выбравший в качестве декорации факультет журналистики. Может, физики не устроили бы столько шума. Историки тоже наверняка не догадались бы. Ну, а журналисты, хоть и «недоделанные», сумели навести шороху в социальных сетях – предвыборная президентская встреча обернулась скандалом национального масштаба. Игра в бадминтон и совместный сбор участниками тандема кукурузы завершили создание образа. Наконец, трудно переоценить личный вклад Путина, назвавшего протестующих бандерлогами и сравнившего их с презервативами – после этого успех митинга 24 декабря был обеспечен.


Сокращающаяся поддержка толкает власть на поиски компромисса. Политическая реформа, объявленная в президентском послании уходящего Медведева (упрощение процедуры регистрации партий, отмена необходимости собирать подписи для участия в выборах и даже почти прямые выборы губернаторов), – шаг в этом направлении. Отставка с поста замглавы администрации одного из создателей нынешней политической системы Владислава Суркова – еще один символический жест.

0 Комментариев

Нет комментариев

На данный момент нет комментариев , вы хотите добавить?

Написать комментарий

Только зарегистрированые пользователи могут комментировать.