Общество

Последние кочевья либеральной орды

Май 19
11:25 2012

Последние кочевья либеральной орды


Оранжевая (белая) революция в России


 Фантазия иерея Сергия Карамышева на тему «Лето Свободы» …


 Либеральная орда вандалов, пытающаяся поработить Третий Рим с декабря прошлого года и окопавшаяся на Болоте, где стоят ею почитаемые бронзовые истуканы-олицетворения страстей и грехов, перешла от слов к делу. Крики о свободе и справедливости, о законности и порядке, о цивилизованных формах протеста — оказались на поверку коварной ложью, часто присущей кочевым племенам. Вандальская сущность протестантов вылилась наружу дикими выходками: в виде характерного для кочевников сиденья посреди улицы (точно в диком поле), в виде призывов к погромам, в виде метаемых против стражей порядка камней, бутылок и прочих предметов. Вожди вандалов, которые традиционно являются и жрецами, выдвигают странные претензии встать во главе государства. Их соплеменники в 1905 и 1917 годах достаточно хорошо показали, к чему ведет как претензия на господство, так и само господство над Римом.


 Не преуспев в обольщении римлян, как сто лет назад, они сбиваются в кочующие толпы, спят на стогнах города, наполняя их своими зловонными испражнениями и прочими остатками жизнедеятельности, вытаптывают, точно дикие табуны, газоны и клумбы, наполняют спящий город гортанными криками и воем.


 Ранним утром 16 мая римляне вытеснили основное кочевье вандалов с Чистопрудного бульвара, который впору после их нашествия было называть «Грязнопрудным». Римские вести сообщили: «Коммунальные службы рассчитывают полностью навести порядок в сквере на Чистопрудном бульваре в Москве в течение двух суток. В частности, рабочие приступили к рекультивации газонов, которые сильно вытоптаны, часть их площади озеленителям придется засеивать заново». Сказано: «по плодам их узнаете их». Каковы же плоды новоявленных варваров, почитающих себя цветом общества, на каких-то загадочных и никому, кроме их круга, непонятных основаниях? Два камаза мусора плюс граффити на двух монументах, которые, если и представляют интерес, то скорее для психиатров, чем для истории.


 Но вандалы не унимаются. Один из вождей, вкравшийся в доверие к римлянам, по фамилии Гудков, чем-то напоминающий одного из прежних варварских вождей — Гучкова — заявил (как сообщает «Интерфакс»): «Представители полиции пообещали мне, что если никто не будет лежать на газонах, разбивать палатки, скандировать лозунги, жарить и варить еду, если будет соблюдаться общественный порядок, никого задерживать не будут».


 Вождь вандалов, взявший на себя неблагодарную миссию их окультуривания, взобравшись на импровизированную трибуну, взывал: «Нас призывают уйти с площади, но я прекрасно понимаю, что многие захотят здесь остаться, поэтому я вел переговоры и нам пообещали, что при выполнении условий с нашей стороны, никто задерживаться не будет». Подруга товарища Дмитрия товарищ Ксения Собчак подхватила: «Эти люди считают, что если кто-то из публичных людей скажет расходиться, то вы разойдетесь. Мы пытались объяснить, что здесь нет таких людей, нет одного лидера».


 Вот и всплыла на поверхность горькая правда: кочевники не подчиняются даже «публичным людям». Неужели они будут подчиняться ненавистным римлянам, которым столетиями завидовали?


 Корреспондент «Интерфакса» замечает: «Парламентарий при произнесении речи не пользовался звукоусиливающей аппаратурой, ввиду ее отсутствия. Для того, чтобы его услышали все собравшиеся, оппозиционеры использовали принцип «живого микрофона»: каждую фразу Д.Гудкова хором повторяли несколько десятков человек». Это древний обычай кочевников: передавать слова вождей гортанными криками — как неписанный закон. Одна беда: вандалы не чтут не только законы — они даже своих вождей, как заявила товарищ Ксения, ни во что не ставят.


 Когда одна из орд кочевников, подобно проворной саранче, захватила Кудринскую площадь, ордынцы стали требовать, чтобы один из их вождей по фамилии Кудрин был посажен в фонтан, в котором ему можно было бы то ли всегда быть образцово чистым (что уже будет окультуривать прочих кочевников), то ли в фонтане удобнее совершать обычные жертвоприношения, то ли он станет в священном круге чистой воды всеримским оракулом. Идея была, пожалуй, и неплохая, но увы, тов. Кудрин остался нем к призывам соплеменников.


 Благоприятный момент был безвозвратно потерян, и преторианцы вытеснили Кудринскую орду с площади. Тогда Кудринская орда сгруппировалась на Баррикадной улице. При этом вандалы с яростью истых дикарей набросились на преторианские колесницы: пытались отломать от них некоторые части, прокалывали колеса, с жутким воем отчаяния бросались на мужественных стражей римского спокойствия.


 Между тем, на подходе новые орды, по слухам, наиболее неистовых вандальских племен — неких музыкантов и художников. Во что тогда превратятся священные стогны Рима, какая мерзость будет на них намалевана и какая какофония наполнит зубовным скрежетом весенний воздух, можно только догадываться. Вожди этих племен, бия в грудь кулаками и потрясая в воздухе белыми тряпками, приманивая ими полчища бесов, уже наготове. Потому перед римлянами стоит непростой выбор: что делать с анархическими кочующими толпами, рассадниками психозов и антисанитарии? Садить их в тюрьму опасно — они саму тюрьму развратят своей дикостью. Остается, по-видимому, одно — бить рублем. Всякий варвар жаден до денег. Если ему их дать и попросить успокоиться — он обязательно обманет. А вот если отнять, пусть даже не миллион, а хотя бы сто тысяч, тогда он должен успокоиться и с поспешностью мелкого грызуна покинуть священный город.


Иерей Сергий Карамышев, настоятель храма Св. Троицы пос. Каменники Рыбинской епархии