Происшествия

ПОЛКОВНИКА В.В. КВАЧКОВА И ИВАНА МИРОНОВА ОБЪЕДИНЕНЫ

Октябрь 17
03:37 2008

ПОЛКОВНИКА В.В. КВАЧКОВА И ИВАНА МИРОНОВА ОБЪЕДИНЕНЫ


   Мособлсуд 13 октября 2008 года вернул в Генеральную прокуратуру РФ дело отставного полковника ГРУ Владимира Квачкова и бывших десантников Александра Найдёнова и Роберта Яшина. Их обвиняют в покушении на Анатолия Чубайса в 2005 году. Дело возвращено для объединения его в одно производство с делом другого фигуранта — Ивана Миронова.
   В ходе судебных слушаний и сторона обвинения, и сторона защиты высказались за целесообразность соединения этих дел в одно производство.
   В тот же день в Мособлсуде состоялись слушания по делу Ивана Миронова, где суд также принял решение о возвращении и его дела в прокуратуру. При этом суд, в нарушении всяких законов, продлил И. Миронову содержание под стражей еще на полгода.
   Как известно, в день празднования Донской иконе Божией Матери (1 сентября 2008 г.) в Верховном суде РФ рассматривалось обжалование приговора Мособлсуда, по которому Квачков, Яшин и Найденов были оправданы за непричастностью в совершении преступления. Прокурор Светлана Артемьева обжаловала оправдательный вердикт в Верховный суд, который счел доводы прокурора убедительными.
   29 сентября начался четвертый судебный процесс над группой офицеров ГРУ и ВДВ. Перед возобновлением процесса Владимир Васильевич Квачков побывал в Пскове на 60-летии 104-го гвардейского десантно-штурмового Краснознамённого полка. Вместе с другими гостями он возложил цветы к подножию памятника 6-й роте этого подразделения. Командир полка Герой России гвардии полковник Геннадий Анашкин доложил боевой путь гвардейцев, которые несколько дней назад вернулись из Южной Осетии, где принимали участие в операциях принуждения агрессора к миру. Разведчики полка добыли боевую карту грузинских военных, где были намечены пути захвата территории Южной Осетии и Абхазии. На торжественном собрании отличившимся воинам были вручены государственные награды.
   Полковник Квачков, который в свое время проходил службу в бригаде спецназа ГРУ в Пскове, кратко рассказал о своем аресте и трехлетнем содержании в тюрьме, о том, как в суде были разрушены обвинения из-за недостаточности доказательной базы. С этого и начался наш разговор.
   — Есть очень четкие математические выкладки, какая была мощность взрывного устройства в тротиловом эквиваленте, заложенном в канаву, мимо которой проезжал Чубайс. Если бы взрыв произошел в 10 метрах, то его мощность равнялась бы 3,4 килограмма, а если бы в 15 метрах, тогда бы мощность была 11,5 килограмма. Но совершенно точно установлено, что расстояние между машинами Чубайса и впереди идущей «девяткой» было около 4-5 метров. Взрыв произошел между ними, поэтому расстояние до «девятки» было максимально около 3 метров, а это означает, что заряд был мощностью 250-500 граммов в тротиловом эквиваленте. 500 граммов тротила для бронированной БМВ ничто, потому что на официальном сайте БМВ сказано, что бронированный БМВ в непосредственной близости выдерживает подрыв 15 кг тротила. Это главный показатель того, что была инсценировка.
   Второе доказательство — сразу после покушения «внедорожник» БМВ Чубайса был отремонтирован и продан. Единственный факт доказательства, что это была инсценировка, был ликвидирован. И сейчас не установить многие вещи, есть только фотографии, описания и так далее.
   И плюс к данным фактам совершенно точно установлено, что после того, как старший охранник доложил Чубайсу о нападении, он получил команду «ответный огонь не открывать». Что еще надо?! Какое там покушение?! Почему для обвинения выбрали меня? У меня представление такое: эта история тянется с 1997 года, когда мы с начальником разведки ВДВ Павлом Поповских впервые подошли к важному рубежу в развитии теории спецопераций. Поповских вскоре был арестован, а меня выгнали из армии. В течение 5-7 лет эта идея развивалась в Генеральном штабе Вооруженных сил при негласной поддержке Юрия Николаевича Балуевского. Она была почти готова к реализации, а меня арестовали и посадили в тюрьму. Сам генерал-полковник Балуевский в этом году был уволен из Вооруженных сил с должности начальника Генерального штаба.
   …Возвращаясь к нашему процессу, хотел бы заметить, что нас выпустили из тюрьмы 5 июня. А на следующий день проходит судебное заседание о продлении содержания под стражей Ивана Борисовича Миронова. Я специально надел форму и пришел в суд. Прокурор читает, что необходимо продлить содержание под стражей И.Б. Миронова, поскольку он в составе организованной террористической группы, возглавляемой Квачковым, участвовал вместе с Найденовым и Яшиным в покушении на Чубайса. Иван говорит: «Ваша честь, вот Квачков сидит. Его вчера освободил суд из-под стражи. Я историк, автомата в жизни ни разу не держал. Если освободили этих, как вы считаете, террористов, то отпустите меня под подписку о невыезде, под что угодно». Выслушали, ушли на совещание. Выходят и… продлевают заключение! Это не вписывается в нормальное восприятие. Я, по мнению прокуратуры и истцов, главный террорист, сижу в зале освобожденный, а Ивана оставляют в тюрьме. Он сидит там уже два года без всякого обвинения!
   Начинается четвертый процесс против нас. Подали обжалование приговора суда охранники Чубайса и Генеральная прокуратура. Генеральная прокуратура пишет, что была ограничена в предоставлении доказательств в суде! Пока шел процесс, никаких заявлений, что судья ограничивает право прокуратуры на предоставление доказательств, не было. Тем не менее обжалование принимают. Следствие попытается доказать, что к нападению на главу РАО «ЕЭС России» причастны мой старший сын Александр Квачков (он до сих пор находится в розыске), а также сын бывшего министра печати Бориса Миронова Иван, дело которого выделено в отдельное производство.
   Мы требуем открытого суда и ведения аудиозаписи процесса. За закрытыми дверьми суда на нашем процессе творились жуткие беззакония. Надеюсь, что сейчас этого не произойдет.


(По материалам ИТАР-ТАСС и «Советской России»)


rv.ru

Страны