Политика

Политическая безопасность России — государства русских

Март 11
08:28 2012
Государствообразующий характер русского народа не означает ассимиляцию других населяющих Россию народностей, но говорит о том, что русскость должна стать элементом идентичности народов
Анализ истории свидетельствует, что потребность обеспечения безопасности относится к числу первостепенных основных мотивов деятельности людей и сообществ. Стремление к безопасности обусловило объединение людей в сообщества, государства, предопределило образование многих международных организаций и, в конечном счете, привело к созданию ООН, призванной обеспечивать безопасность всего населения Земли.
Политические интересы основываются на политических ценностях субъектов политики, т. к. именно они определяют степень важности политических интересов, приоритетность их реализации политическими институтами и органами власти.

Крупные изменения в мире, прошедшие в различных областях жизни общества в 90-х годах XX века, оказали на Россию самое прямое и кардинальное воздействие. Они сказались на всех сторонах ее международного и внутреннего положения. Все это выдвигает на первое место проблему обеспечения безопасности, в которой по существу, фокусируется вся сложность процесса преобразования в России, являясь и условием, и целью реформирования страны.

Создания в стране сильной, дееспособной государственности, опирающейся на устойчивую политическую систему, требует изучения вопросов обеспечения комплексной политической безопасности на строго научной основе с учетом всех аспектов этой многофакторной проблемы.
Стратегия укрепления вертикали власти, строящаяся на признании определяющей роли власти, государства, политики в обеспечении благополучия, социально-экономического и культурного развития народов, населяющих страну, поддержании внутреннего порядка, управлении страной, осуществлении взаимодействия с другими государствами, направлена, прежде всего, на укрепление политической безопасности России.
Проблема обеспечения политической безопасности особо актуальна на Юге России, т. к. большая часть вызовов и угроз региону сосредоточена в политической сфере. Поэтому обеспечение политической безопасности в данном регионе является для федеральных властей приоритетным. Безусловно, это обсуждается в обществе и в силу этого возникло множество вариантов решения этой задачи. Однако единого и целостного понимания путей ее решения к настоящему времени не достигнуто в силу различного видения как роли и места России в геополитическом раскладе мировых сил, так и путей ее дальнейшего развития.

Под политической безопасностью мы понимаем совокупность мер по выявлению, предупреждению и устранению тех факторов, которые могут нанести ущерб политическим интересам страны, народа, общества, граждан, обусловить политический регресс и даже гибель государства, а также превратить политику из созидательно-конструктивной в разрушительную, источник бед и несчастий для людей, страны. Политическая безопасность весьма часто рассматривается как способность объекта, явления, процесса сохранить свою сущность и основную характеристику в условиях целенаправленного, разрушающего воздействия извне или в самом объекте, явлении, процессе. Политическая безопасность является гарантом жизнедеятельности личности, общества, государства, что позволяет им сохранять и умножать их материальные и духовные ценности. В силу этого политическая безопасность взаимоувязана с таким свойством политической системы как «политическая стабильность».

В основе политической безопасности лежат политические интересы и ценности, т. к. именно они направляют политическую активность субъектов политики, формируя цели политической деятельности. Они определяются не какими-то прирожденными качествами, а особенностями геополитического положения страны, ее обеспеченностью ресурсами, населением и его национальной и расовой структурой, уровнем социально-экономического развития, наличием внешних и внутренних угроз, государственным устройством, уровнем ее социально-экономического развития, политической культурой, в которой сублимирован и спрессован весь ее опыт. Специфика политических интересов России заключается в том, что они формировались на гетерогенной этнической основе как синтетическое выражение потребностей и устремлений многочисленных этносов, населявших обширное евразийское пространство, выполнявшее одновременно функции барьера и моста между Европой и Азией.

Политические интересы российского общества в соответствии с «Концепцией национальной безопасности» состоят в незыблемости конституционного строя, институтов государственной власти, в обеспечении гражданского мира и национального согласия, суверенитета и территориальной целостности России, в политической стабильности, в единстве правового пространства, обеспечении законности и поддержании правопорядка и в завершении процесса становления демократического общества, а также в нейтрализации причин и условий, способствующих возникновению политического и религиозного экстремизма, этносепаратизма и их последствий — социальных, межэтнических и религиозных конфликтов, терроризма, в развитии равноправного и взаимовыгодного международного сотрудничества.

Политические интересы основываются на политических ценностях субъектов политики, т. к. именно они определяют степень важности политических интересов, приоритетность их реализации соответствующими политическими институтами и органами государственной власти.

Система политических ценностей образует внутренний стержень политической культуры, духовную квинтэссенцию потребностей и интересов тех или иных политических общностей, выступает одним из важнейших стимулов политического действия, поведения индивидов.

В основу политических ценностей России должна лечь «Русская идея». Основными элементами ее являются:

государственно-патриотические державные начала;

социальная справедливость, соборность и коллективизм, как главные исторические традиции державаобразующего русского народа;

приоритет духовных ценностей над материальными, принцип разумной достаточности как мотив трудовой деятельности.

Это связано с тем, что русский народ является государствообразующим — об этом, в частности, говорит и Владимир Путин в своей статье «Россия: национальный вопрос».

Впрочем, это обстоятельство, разумеется не означает, что в основе построения российского государства должен лежать лозунг «Россия для русских», не означает ассимиляцию других народностей населяющих Россию. Это означает, что русскость должна стать элементом идентичности народов. Какова должна быть рамочная идентичность России, что может сохранить Россию единой, если активизируются находящиеся внутри нее религиозные, языковые, этнические идентичности, выходящие за культурно-территориальное пространство страны?

Советская идентичность позволяла это сделать. А когда советский набор идентичностей рухнул, новую систему идентичности предложить не удалось. Поэтому люди стали искать другие точки опоры — религиозные, этнополитические, корпоративные, групповые.

Безопасность достигается кооптацией элит и взаимной ассимиляцией культурных кодов — механизм, который исторически применяла Россия. Он был ключевым для страны на всех этапах ее развития. На современном этапе это позволило бы пробудить русскую идентичность.

По нашему мнению, угрозами политической безопасности на современном этапе развития российского общества являются:

явное преобладание в государственной политике корпоративных интересов господствующих элитарных групп. Эти интересы часто (если не всегда) далеки от того, чтобы стать обобщающим вектором интересов большинства населения, и их реализация возможна в этом случае только радикальными средствами, применение которых дестабилизирует социально-политическую ситуацию;

— межнациональные и межрегиональные противоречия, вызванные историко-культурными, конфессиональными причинами, неравномерностью в развитии отдельных регионов и т. п.;

— противоречия между модернизацией в технологической и культурной сферах и традиционной социокультурной средой;

— доктринерство в политике партий, отрыв от реальности;

— утрата официальной властью значительной части контроля над ситуацией в стране в целом или над экономической ситуацией и т. п.;

— неумение или нежелание властей добиться конструктивного диалога с оппозицией, обеспечить ее участие в политическом процессе в рамках правового поля;

— внешнеполитический авантюризм высших эшелонов власти;

— полнота и достоверность информированности, как государственных органов, так и населения о реальной ситуации. Искаженное информирование нередко порождается не только потребностями стратегии и тактики политической и социальной борьбы отдельных социальных слоев и групп, но и социальной безответственности средств массовой информации, вызванной отсутствием профессионализма, непониманием социальной действительности, нарушением этических норм информационной деятельности;

— проблема кадров. Опасения вызывает как качественный уровень лиц, вовлеченных в политические отношения, так и формирование «пятой колоны». Игнорирование данного фактора в конечном итоге может привести к распаду, подчинению иностранному государству;

— борьба за власть между конкурирующими группировками правящей элиты;

— асимметричность государственно-правового устройства, а также процесс этнизации общественной жизни, влекущий за собой как сепаратизм, так и ущемление прав отдельных национальностей, проживающих в субъектах федерации с титульным этносом;

— этноэгоизм, этноцентризм и шовинизм, проявляющиеся в деятельности ряда национальных общественных формирований, способствующие усилению национального сепаратизма, создающие благоприятные условия для возникновения конфликтов на этой почве;

— размывание единого правового пространства страны, в силу принятия субъектами Российской Федерации нормативных, правовых актов и решений, противоречащих Конституции Российской Федерации, федеральному законодательству;

враждебная деятельность иностранных государств, как явная, так и скрытая.

Угрозой является, региональность всех структур общества России, отсутствие скрепляющих основ государства и общества, будь то политические партии (существующие сегодняшние проекты, носят как правило номинальный, маргинальный характер, не воспринимаются населением как общее, национальное начало), общественные и частных структуры, касающееся населения большинства регионов. Это превращает Россию в колосс на глиняных ногах: внешняя смена руководства и расчленение страны не приведет жителей к потере чего-то основополагающего для их жизни.

 

 

Представляется, что угрозу безопасности таят в себе два крайних подхода правящей элиты к проблеме политической безопасности: первый — «жесткая» безопасность, т. е. «безопасность любой ценой», второй — явная недооценка безопасности.

 

 

Для Юга России все или практически все угрозы являются реальностью, либо потенциально возможными. Поэтому обеспечение политической безопасности в данном регионе является для федеральных властей приоритетным. Приоритетными направлениями обеспечения политической безопасности России на юге страны является сохранение государственной и территориальной целостности Российской Федерации, политическая стабильность и недопущение вооруженных конфликтов, эффективное функционирование системы управления, политических институтов в регионе.

 

 

Территория южно-российского региона складывалась практически три столетия, последовательно охватывая низовья Волги и Дона, левобережье Терека, Кабарду, Дагестан, степи западного Предкавказья и, наконец горные территории Кавказа и его черноморское побережье. Этот процесс сопровождался интеграцией кавказских народов в систему российской государственности. Произошедшие после распада СССР перемены существенно отразились на региональном статусе и рейтинге Юга России. Будучи ранее внутренним регионом страны, Юг России теперь стал ее приграничной территорией, приобретя стратегическую функцию представления и защиты геополитических интересов России на Кавказе, Ближнем Востоке и на Балканах.

 

 

Юг России не случайно ученые и политики называют «солнечным сплетением Евразии» или «мягким подбрюшьем России» — это жизненно важный для существования целостности Российской Федерации и в то же время один из наиболее уязвимых сегментов российского геополитического пространства. Еще более полутора столетий назад большинство европейских политиков пришли к заключению, что Кавказ является для России «ахиллесовой пятой». Утверждалось, что именно туда следует наносить прицельный удар, чтобы свалить Великую Россию.

 

 

В силу этого, по оценкам экспертов, происходящие на Юге страны процессы в основном обусловлены геополитическими факторами, связанными, прежде всего со стремлением мировых держав обеспечить господство на историческом плацдарме между Западом и Востоком, установить контроль над природными ресурсами региона, а также прогнозировать ход развития процессов, имеющих выраженные исламистские и сепаратистские тенденции.

 

 

Кроме геополитических, определяющее значение для обеспечения политической ситуации имеют внутренние факторы, которые должны учитываться системой политической власти. К ним относятся:

 

 

— исторически сложившаяся полиэтничность Северного Кавказа, наличие многочисленных языковых групп народов, обладающих самостоятельными национальными интересами в различных сферах общественной жизни;

 

 

— влияние на политические институты традиционных родовых структур, таких как тейпы, тукхумы, вирды и т. д.;

 

 

— историческая память этносов как элемент национального самосознания и основа консолидации национальных интересов;

 

 

— высокий уровень политизации в обществе, наличие в нем множества национальных, религиозных партий и движений, которые стремятся конкурировать с органами государственной власти за выбор приоритетов национально-государственного развития, обращаются к тенденциям местного объединения;

 

 

— разностатусность различных национальных групп, проявляющаяся, прежде всего, в структуре занятости, политических позициях в полиэтничных обществах;

 

 

— повышенная значимость этнической идентификации в самосознании кавказских этносов по сравнению с другими типами социальной идентификации;

 

 

— последствия многочисленных национально-территориальных переделов, осуществляемых в виде изменения как границ, так и статуса национально-территориальных образований. За годы Советской власти в регионе осуществлено свыше 50 крупных территориально-статусных изменений.

 

 

Отличительной особенностью политической жизни Северного Кавказа в 1992-98 годов явились открытые вооруженные конфликты (осетино-ингушский, грузино-осетинский, грузино-абхазский, чеченский).

 

Особенность современной ситуации состоит в том, что прежние схемы обеспечения политической безопасности уже не работают, а новые подходы и методы еще невозможно полностью использовать в переходных политических условиях.

 

 

Важным фактором России как государства, на наш взгляд, является территориальная целостность. По мнению экспертов, сущность данной проблемы лежит в национально-государственном устройстве России. Асимметричность, разностатусность, наличие суверенитета порождает конфликты, угрозы в политической сфере для обеспечения политической безопасности России на Юге России требуется ее политическое единство, дисперсность же населения в его этнических составляющих, а главное при существующих в субъектах федерации этнократических тенденциях разрушают ее пространственное единство.

 

 

Результатом реализации этой опасности будет одно — превращение России в аморфное государство с ориентацией ее отдельных конфедеративных частей на другие геополитические субъекты, с разрушением в соответствии с этим единого геополитического и этнополитического пространства с возможными необратимыми последствиями.

 

 

Негативным результатом снижения уровня безопасности может быть исчезновение государства, либо его частичный распад за счет выхода из его состава отдельных частей. При этом снижение уровня политической безопасности может проходить постепенно и к тому же латентно. В силу этого особенно важно слежение за уровнем политической безопасности для России как федеративного государства, в силу ее полиэтничности, поскольку ее субъекты уже обладают некоторыми атрибутами государственности, которые при их увеличении могут привести к фактической, а затем и юридической самостоятельности.

 

 

В качестве наиболее значимых угроз политической безопасности на Юге России, в настоящее время, являются проявления сепаратистских тенденций, а также этноэгоизм, этноцентризм и шовинизм, проявляющиеся в деятельности ряда национальных общественных формирований, способствующие усилению национального сепаратизма, создающие благоприятные условия для возникновения конфликтов на этой почве.

 

 

Угрозу политической безопасности на южных рубежах России представляют проблема оттока русского населения из республик Северо-Кавказского региона. Он достиг недопустимых с точки зрения стратегических геополитических интересов России размеров.

 

 

Сегодня русские ещё по-прежнему являются интегрирующим звеном, позволяющим сдерживать дальнейшее обострение межнациональных отношений. Однако это уже привело к нарушению этнополитического баланса в республиках Северного Кавказа, формированию угроз безопасности, т. к. интеграция Северного Кавказа в российское политическое пространство осуществлялось через постепенное наращивание русского населения, которое способствовало формированию в регионе общих государственно-правовых и ценностных ориентаций, созданию многоукладной модернизующейся экономики. Важной была интегративная роль русских в процессах формирования северокавказских этнонаций, поэтому и отток привел, вопреки прогнозам радикальных энонационалистов, к архаизации и частичной дезинтеграции местных этносоциумов.

 

 

Одной из основных угроз политической безопасности является политизация ислама в регионе. Эксперты отмечают, исламский фактор надо рассматривать в первую очередь как политический. И от четкого понимания его структуры и свойств, а также от осуществляемой на этой основе политики по отношению к исламу и исламскому миру будет зависеть состояние безопасности России: будет ли она иметь нормальные, конструктивные отношения с исламским миром или мусульманский мир будет наращивать экстремистский потенциал, неизбежным следствием чего на практике явится активизация террористической деятельности под исламскими знаменами и лозунгами.

 

 

Политизированный исламский фундаментализм сегодня представляет для интересов России серьезную идеологическую и политическую угрозу, поскольку для достижения своих целей использует вооруженную борьбу и терроризм.

 

 

Эксперты считают, что наиболее опасной угрозой политической безопасности в регионе является размывание единого правового пространства страны, принятие субъектами Российской Федерации нормативных правовых актов и решений, противоречащих Конституции Российской Федерации, федеральному законодательству, т. к. это разрушает единое правовое и политическое пространство и правовую культуру России, дискредитирует власть, разлагает государственность, институты гражданского общества, т. е. основы Российского государства.

 

 

В силу вышесказанного, угрозы политической безопасности на Юге России требуют политического управления учитывающего специфику региона как некоей сложной целостности и обеспечивающего эффективность политических решений, не достижимую при реализации иных подходов.

 

 

Цель системы обеспечения политической безопасности в Южном федеральном округе состоит в том, чтобы создать механизм, позволяющий вырабатывать политику и стратегию российского государства и общества в области обеспечения политической безопасности в южном регионе России и реализовывать ее через определение конкретных функций властных структур, отдельных органов и лиц. Основу системы обеспечения политической безопасности на Юге России составляют федеральные органы власти, осуществляющие свою деятельность в регионе.

 

 

Уже неоднократно замечалось, что многих политических угроз и конфликтов в регионе удалось бы избежать, если бы эффективно действовали система мониторинга политической ситуации в регионе, институт федерального вмешательства и проявление государственной воли российского государства. Система мониторинга является как бы «системой нервных окончаний» в обеспечении политической безопасности России; «предвидеть — значит предупредить».

 

 

Федеральное вмешательство — одна из наиболее активных и результативных форм предусмотренных Конституциями и законами, практически используемая в ряде зарубежных федераций (Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Мексика, Индия, Пакистан, США и др.) для восстановления конституционной законности в субъекте (субъектах) федерации в чрезвычайных условиях. В мировой практике мерами федерального вмешательства являются:

 

 

объявление режима чрезвычайного положения;

 

 

введение прямого президентского правления;

 

 

перераспределение полномочий между федеральными органами власти и органами власти субъектов федерации;

 

 

импичмент, снятие с должности руководителей субъектов Федерации;

 

 

роспуск законодательных (представительных) органов власти;

 

 

меры финансового воздействия;

 

 

отмена незаконных решений органов законодательной (представительной) и исполнительной ветвей власти субъектов Федерации;

 

 

ликвидация субъекта Федерации как самостоятельного образования;

 

 

перевод под непосредственное подчинение федерального правительства подразделений милиции, внутренних войск, иных силовых ведомств субъектов Федерации.

 

 

Особенность современной ситуации состоит в том, что прежние схемы обеспечения политической безопасности уже не работают, а новые подходы и методы еще невозможно полностью использовать в переходных политических условиях. Этим обусловлена необходимость в концептуальном осмыслении проблем обеспечения политической безопасности в условиях становления новой системы государственной власти в современном российском обществе.
Страны