Культура и искусство

«Поэты Русские и поэты Еврейские»

jertva-internatsionalu2
Сентябрь 19
22:53 2017

Да, вот так развивается и идёт вперёд наше с тобой, дорогой читатель, апокалиптическое Последнее время. Так. И мой «лирический герой», озаряясь в ужасе и растерянности, не успевает не только «фиксировать», но даже и отслеживать отдельные его фрагменты. А борьба между «патриотами» (русскими) и «демократами» (евреями) всё продолжает нарастать…

Впрочем, так ведь было всегда, особенно начиная с 1917-1918 годов. Вот что я писал об этой борьбе ещё в 2013 году:

«Шевелухи возмущены»

Президиум Центрального Совета РУСО выступил с Заявлением… Я, правда, не знаю, что такое «РУСО» – Русское Социалистическое Общество, что ли? Но подписано это Заявление так: «Председатель ЦС РУСО Академик РАСХН В.С. Шевелуха».

Несмотря на несколько булгаковскую фамилию уважаемого академика, его заявление звучит вполне серьёзно, и даже грозно:

«21 марта 2013 года в стенах Государственной Думы состоялось «мероприятие», которое официально называлось «круглым столом», а по оценке организаторов представляло собой МИНИ «ЗЕМСКИЙ СОБОР РУССКОГО НАРОДА» и превратившийся, по их мнению, в «народный суд над Лениным, большевиками и большевистской идеологией в целом».

Далее уважаемый академик Шевелуха, назвав «мини Земский Собор» – «Провокационным шоу», сообщает, что:

«В ЭТОМ ЗЛОВЕЩЕМ МЕРОПРИЯТИИ приняли участие НЕМНОГОЧИСЛЕННЫЕ ПРЕДСТАВИТЕЛИ МОНАРХИЧЕСКИХ СЕКТ с громким названием: Монархическая Имперская Лига, Русское Имперское Движение И ДРУГИХ ОТКРОВЕННО НАЦИСТСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ: – Славянского Союза Дёмушкина, общества «Память» –и . ЛОЖНОПРАВОСЛАВНЫХ . МИКРОСЕКТ . ТИПА: «Сестричество во имя святителя Игнатия Ставропольского (Брянчанинова)» – «Союза Православных Хоругвеносцев» –представителей Яицкого Казачества – и две политические партии – «Воля» и «Великая Россия». »

А дальше вдруг идёт классический коммунистический текст 20-х годов ХХ-го века:

«Переполненные ненавистью и злобой к коммунистам и Советской власти, участники указанного с б о р и щ а повторяли НАБИВШИЙ ОСКОМИНУ НАБОР СТАНДАРТНОЙ КЛЕВЕТЫ в адрес большевиков, в получении денег на революцию от Запада (а разве этого не было? – Л.Д.С-Н), в попытке уничтожить русскую духовность (а разве большевики не уничтожали Православие? – Л.Д.С-Н), разрушении крепких крестьянских хозяйств (вместе с их носителями, которых травили газом, – Л.Д.С-Н), истреблении людей в лагерях (да не только в лагерях, и на баржах топили, – Л.Д.С-Н), и массовых казнях, в том числе женщин, стариков и детей (такое именно и было по отношению, например, к заложникам, – Л.Д.С-Н ). На «круглом столе» был поставлен вопрос о необходимости расследования «преступлений» Ленина и большевиков (а почему, собственно, в кавычках? – Л.Д.С-Н), о необходимости переименования улиц и городов, названных в честь героев гражданской войны и Советской власти, об оценке большевистского периода, КАК «ГЕНОЦИДА РУССКОГО НАРОДА» …»

Вообще странные вещи пишут товарищи коммунисты. Выражают «решительный протест», демонстрируют «крайнее возмущение». А чем? Разве не было всего этого? Разве за всего 5-ть лет своего нахождения у власти Ленин со товарищи не убили от 18-ти до 20-ти миллионов русских? Разве не было тотального истребления русских офицеров в Крыму? Разве не зверствовали, не лютовали там венгерский жид Бела Кун (Коган), и «русская» жидовка Розалия Землячка (Залкинд)? Разве Окуджава не посвятил её памяти свой «шансон» «Комсомольская богиня», где тонкие пальцы этой самой «богини» привычно тянутся к кобуре маузера?

Комсомольская богиня

Я смотрю на фотокарточку:

две косички, строгий взгляд,

и мальчишеская курточка,

и друзья кругом стоят.

.

За окном все дождик тенькает:

там ненастье во дворе.

Но привычно пальцы тонкие

прикоснулись к кобуре…

.

Вот скоро дом она покинет,

вот скоро вспыхнет бой кругом,

но комсомольская богиня…

Ах, это, братцы, о другом!

 

На углу у старой булочной,

Там, где лето пыль метёт,

В синей маечке-футболочке

Комсомолочка идёт.

.

А,  ее  коса  острижена,

в  парикмахерской  лежит.

Лишь  одно  колечко  рыжее

на  виске  ее  дрожит.

.

И  никаких  богов  в  помине,

лишь  только  дело  —  бой  кругом.

Но  комсомольская  богиня,

ах,  это  братцы,  о  другом.

1958

Не слабо, правда? Особенно и вдруг: « Но привычно пальцы тонкие прикоснулись к кобуре». Это, наверное, песенка про известную «фурию революцию» Розалию Землячку – Залкинд… Так-то время, и тех героев видит еврейский поэт Булат Окуджава.

Кстати, этому «шансону» радикально противостоит совершенно русское по духу стихотворение Ярослава Смелякова «Жидовка», где та же самая «богиня» дана не в столь романтически-божественном образе:. . . . .

Прокламация и забастовка,

Пересылки огромной страны.

В девятнадцатом стала жидовка

Комиссаркой гражданской войны.

.

Ни стирать, ни рожать не умела,

Никакая не мать, не жена —

Лишь одной революции дело

Понимала и знала она.

.

Брызжет кляксы чекистская ручка,

Светит месяц в морозном окне,

И молчит огнестрельная штучка

На оттянутом сбоку ремне.

.

Неопрятна, как истинный гений,

И бледна, как пророк взаперти, —

Никому никаких снисхождений

Никогда у нее не найти.

.

Только мысли, подобные стали,

Пронизали ее житие.

Все враги перед ней трепетали,

И свои опасались ее …

.

В неподкупном своем кабинете,

В неприкаянной келье своей,

Простодушно, как малые дети,

Ты допрашивать станешь людей.

.

Но начальники нового духа,

Веселясь и по-свойски грубя,

Безнадежно отсталой старухой

Сообща посчитают тебя.

.

Все мы стоим того, что мы стоим,

Будет сделан по-скорому суд —

И тебя самое под конвоем

По советской земле повезут …

.

Февраль 1963, Переделкино

Я не смог удержаться, чтобы не дописать окончание этого диалога еврейского барда и русского поэта: 

Так закончила, братцы, «богиня»,

Только «бог» их – «Картавящий бес», –

Всё никак Зиккурат не покинет, –

Тот, в который поспать он залез.

 

А за ним, во стене во кремлёвской,

В древних урнах богини лежат,

Чуть прикрытые серой извёсткой,

Пробужденье Руси сторожат…

 

Вот, скоро склеп они покинут,

Вот снова даст мандат партком,

И комсомольские богини…

Да, это, братцы, всё о том.

 

Им расскажет их «бог» на «летучке»

Мы восстанем из тьмы – дайте срок!

Снова пальцы коснуться той «штучки»,

Так привычно нажав на курок…

Впрочем, таких противостояний «Красной» и «Белой» поэзии можно привести море. Достаточной взять, например, стихи Гумилёва, или Ахматовой, или Бехтеева, и противопоставить им шабесгоя Маяковского и Багрицкого, или же Джека Алтаузена и Михаила Кольцова с его знаменитой «Гренадой»…

Недавно один наш хоругвеносец, случайно взглянув на печальное лицо какого-то юного ближневосточного клерка, в метро, улыбнулся и сказал:

– А действительно: «Откуда у парня испанская грусть»?

– И все хоругвеносцы засмеялись…..

А «грусть» вот откуда. Они, и Окуджава, и Вознесенский, и этот молодой клерк, и академик РА СХН В.С. Шевелуха – прекрасно понимают, что всё, о чём говорилось на Круглом столе в Госдуме, как сейчас говорят, «имело место быть». Были и «преступления» Ленина и большевиков, были и «геноцид русского народа», были и «преступления против человечности», было и «получение денег на революцию от Запада», и «попытка уничтожения русской духовности», и, конечно же, «истребление людей в лагерях» и «массовые казни», и многое, многое другое. И наши современные коммунисты всё это прекрасно знают. И зная это, пишут:

– Мы выражаем свое возмущение организаторам и участникам проведения провокационного сборища в виде указанного круглого стола в Государственной Думе!»

Далее следует подпись совершенно в духе безсмертного творения Булгакова: «Председатель ЦС РУСО Академик РРСХИ В.С. Шевелуха, Москва, 4 апреля 2013 года «.

То ли у таких товарищей как покойные Вознесенский, Окуджава, и Варенуха, и ныне здравствующий академик Шевелуха, – совсем запорошило мозги, то ли лежащий в мавзолее «anded» (бессмертный) вампир продолжает оказывать на них НЕКРОТИЧЕСКИЙ ГИПНОЗ, но все эти люди никак не хотят понять, что их время безвозвратно ушло.

Однако, ушло-то оно ушло, но сначала оно «произошло». Почему же произошло?

Вот, на этот главный и основной вопрос всей мировой философии – «почему», – мы и пытаемся ответить всем нашим исследованием Ленинско-большевистской темы.

Итак, это было в 2013 году. Но ярче всего – духовно идеологическая война проявляется, конечно же, в поэзии. Вот ещё одно стихотворение Русского поэта Ярослава Смелякова, как говорится, «почувствуйте разницу»:

Когда встречаются этапы

Вдоль по дороге снеговой,

Овчарки рвутся с жарким храпом

И злее бегает конвой.

 

Мы прямо лезем, словно танки,

Неотвратимо, будто рок.

На нас — бушлаты и ушанки,

Уже прошедшие свой срок.

 

И на ходу колонне встречной,

Идущей в свой тюремный дом,

Один вопрос, тот самый, вечный,

Сорвавши голос, задаём.

 

Он прозвучал нестройным гулом

В краю морозной синевы:

«Кто из Смоленска?  Кто из Тулы?

Кто из Орла?  Кто из Москвы?»

 

И слышим выкрик деревенский,

И ловим отклик городской,

Что есть и тульский, и смоленский,

Есть из посёлка под Москвой.

 

Ах, вот и счастья выше нету —

Сквозь индевелые штыки

Услышать хриплые ответы,

Что есть и будут земляки.

 

Шагай, этап, быстрее, шибко,

Забыв о жизненном конце,

С полублаженною улыбкой

На успокоенном лице.

 

<Ноябрь 1964>,

Переделкино

А вот современный вариант. Еврейский поэт Дмитрий Быков (Зильбертруд) «Послание к евреям»:

В душном трамвае — тряска и жар, как в танке, — 
В давке, после полудня, вблизи Таганки,
В гвалте таком, что сознание затмевалось,
Ехала пара, которая целовалась.

Были они горбоносы, бледны, костлявы,
Как искони бывают Мотлы и Хавы,
Вечно гонимы, бездомны, нищи, всемирны —
Семя семитское, проклятое семижды.

В разных концах трамвая шипели хором:
«Ишь ведь жиды! Плодятся, иудин корень!
Ишь ведь две спирохеты — смотреть противно.
Мало их давят — сосутся демонстративно!»

Что вы хотите в нашем Гиперборее?
Крепче целуйтесь, милые! Мы — евреи!
Сколько нас давят — а все не достигли цели.
Как ни сживали со света, а мы все целы.

Как ни топтали, как ни тянули жилы,
Что ни творили с нами — а мы всё живы.
Свечи горят в семисвечном нашем шандале!
Нашему Бродскому Нобелевскую дали!

Радуйся, радуйся, грейся убогой лаской,
О мой народ богоизбранный — вечный лакмус!
Празднуй, сметая в ладонь последние крохи.
Мы — индикаторы свинства любой эпохи.

Как наши скрипки плачут в тоске предсмертной!
Каждая гадина нас выбирает жертвой
Газа, погрома ли, проволоки колючей —
Ибо мы всех беззащитней — и всех живучей!

Участь избранника — травля, как ни печально.
Нам же она предназначена изначально:
В этой стране, где телами друг друга греем,
Быть человеком — значит уже евреем.

А уж кому не дано — хоть кричи, хоть сдохни, —
Тот поступает с досады в черные сотни:
Видишь, рычит, рыгает, с ломиком ходит —
Хочется быть евреем, а не выходит.

Знаю, мое обращение против правил,
Ибо известно, что я не апостол Павел,
Но, не дождавшись совета, — право поэта, —
Я — таки да! — себе позволяю это,

Ибо во дни сокрушенья и поношенья
Нам не дано ни надежды, ни утешенья.
Вот моя Родина — Медной горы хозяйка.
Банда, баланда, блядь, балалайка, лайка.

То-то до гроба помню твою закалку,
То-то люблю тебя, как собака палку!
Крепче целуйтесь, ребята! Хава нагила!
Наша кругом Отчизна. Наша могила.

Дышишь, пока целуешь уста и руки
Саре своей, Эсфири, Юдифи, Руфи.
Вот он, мой символ веры, двигавшей горы,
Тоненький стебель последней моей опоры,
Мой стебелек прозрачный, черноволосый,
Девушка милая, ангел мой горбоносый».

А вот мой ответ Дмитрию Быкову – «Послание к Зильбертруду»:

Не унывай!

Садись в трамвай!

Осип Мандельштам

На Таганке трамваи не ходят,

Но евреи залезут в трамвай,

И трамвай по дождливой погоде,

Повезёт их в израильский рай…

 

Чтобы делал он без Холокоста,

Наш великий поэт Зильбертруд,

Как любил повторять Маяковский:

«Нас свободными делает труд!»

 

Чтобы делал без Чёрной он сотни,

Что таится во тьме за углом,

Без начертанного в подворотне

Древнерусского слова «погром»…

 

Дайте Дмитрию Быкову Шнобеля

За трамвайный Блистательный стих.

Ведь почтиж-таки тянет на Нобеля

Тот еврейский трамвай на двоих.

 

В тесноте, в духотище, меж быдлами,

В параксизмах еврейской любви,

Вёл наш Дима любовные игрища,

И рыдали навзрыд фонари…

 

Было тесно в вагоне и муторно,

Но наш Дима её целовал,

Гладил отблеск волос перламутровых,

И на русское было плевал.

 

А народ автохтонный презрительно,

Ненавидя на пару глядел,

Про сосанье «жидов омерзительных»

Весь народ озверело шипел.

 

Был трамвай тот бараком Освенцима,

И в ушах всё стояло, как гром,

Из посланий Вал Шема и Герцеля

Это страшное слово «погром».

 

А кругом всё одни черносотенцы,

Банда, ломик, баланда, блины,

Были двое еврейских невротиков

На заклание осуждены.

 

Димин ангел худой, горбоносенький

Всё таращил на быдло глаза,

А по стёклам дождливою осенью

Холокоста бежала слеза…

 

Шёл трамвай, как всегда, переполненный,

Омываемый сильным дождём,

Ехал Дима за премией Нобеля

С горбоносеньким ангелом в нём…

 

Дайте Диме как Бродскому Нобеля

За великую ненвисть к нам,

За любовь к горбоносеньким шнобелям,

За симпатию к Вечным Жидам…

Впрочем, не всегда еврейские поэты ругали Россию. Иногда они её и восхваляли. Например, вот что писал знаменитый еврейский поэт о Вожде Мiрового пролетариата. Знаменитый поэт Пастернак писал:

Он был как выпад на рапире,
Гонясь за высказанным вслед,
Он гнул свое, пиджак топыря,
И пяля передки штиблет…

И эта голая картавость
Отчитывалась вслух во всем,
Что кровью былей начерталось:
Он был их звуковым лицом…

Столетий завистью завистлив,
Ревнив их ревностью одной,
Он управлял теченьем мыслей
И только потому — страной.

Тут Борис Леонидович написал не совсем точно. Вместо «Что кровью былей начерталось» надо бы «Что кровью русской начерталось», а вместо: «Он был их звуковым лицом» — «Её впитавшим кумачём»… Тогда было бы правильно.

Пастернак пишет:

Тогда его увидев вьяве,
Я думал, думал без конца
Об авторстве его и праве
Дерзать от первого лица

Тут тоже надо несколько изменить одну строчку. «Об авторстве его и праве» надо заменить на «Как может воплощение нави» (навь – существа мёртвого, Преисподнего мира – Л.Д.С.-Н.).

И дальше у Пастернака:

Из ряда многих поколений
Выходит кто-нибудь вперёд…

А дальше я дописал за Бориса Леонидовича, используя слова о Ленине Игоря Талькова:

Убийца лучших поколений,

Картавый лысенький урод.

Вот он ушёл – «Великий гений»,
Нам кровью мстя за свой уход…

Нам мстит морями русской крови,
Незахороненный мертвец,
А вдруг настанет час неровен
И он восстанет наконец…

Он вдруг проснётся и восстанет,

Осуществлённою мечтой,

Запляшет снова Смерти танец,

И поведёт нас на убой.

 

И восхищённые поэты,

И Зильбергруд и Пастернак,

Напишут снова нам сонеты,

Про Ленина и Красный Мрак.

 

Как он велик – Бессмертный Гений,

Как ненавидит быдло он,

Веди нас в бой Великий Ленин,

В последний наш Армагеддон.

 

И пусть умрём в бою последнем,

Пусть все поляжем в битве, пусть,

 За плач еврейских поколений,

За их печаль, тоску и грусть.

 

Чтоб перебить сто миллионов

Тупого русского быдлА,

Чтоб вновь на север зак-вагоны

Мечта бессмертная вела…

 

Это я уже написал, потому что вижу «реальность» по-русски. И эти «видения» сильно отличаются от «видения» Дмитрия Быкова и Бориса Пастернака. Зато оно очень близко к русскому поэту Ярославу Смелякову.

 

 

Глава Союза Православных Хоругвеносцев,

Председатель Союза Православных Братств,

Предводитель Сербско-Черногорского

 Савеза Православних Барjяктара

Леонид  Донатович Симонович-Никшич

Тэги
Страны

Об авторе