Политика

Почему в Белоруссии провалился “оранжевый” путч

Декабрь 24
07:36 2010

Почему в Белоруссии провалился «оранжевый» путч


«Оранжевый» путч в Белоруссии провалился. Вернее, был своевременно подавлен решительными и, что особенно важно, грамотными действиями государственных властей и силовых структур. Механизм захвата власти, отработанный в Югославии, Грузии, Украине и Киргизии, который в начале «нулевых» повергал в состояние шока практически всех (начиная от политиков и политических экспертов и заканчивая рядовыми обывателями) и который некоторые поспешили окрестить даже “политическим ядерным оружием”, на этот раз дал сбой. Свержения Александра Лукашенко не произошло, оппозиция была образцово-показательно разгромлена.


Предвосхищая возможные вопросы читателей, отвечу сразу: в Белоруссии я был, негазетное и нетэвэшное представление о стране имею. Причём, был я там не так давно, весной этого года. И не только в Минске, но и в провинции, на самом западе страны, в Бресте, где за Бугом лежит уже извечно враждебная русскому миру Польша.


Опытом общения с местной оппозицией также располагаю. При этом оголтелым фанатом “батьки” не являюсь, прекрасно осознаю все реальные недостатки созданной им системы. Но при этом ещё более я осознаю всю тяжесть необратимых последствий, к которым неизбежно приведёт слом этой системы под знаменами “цветных”, какими бы высокопарными рассуждениями о “свободе слова” и протесте против “тоталитаризма” они не завлекали.


Сейчас, по горячим следам произошедших в Минске в ночь после президентских выборов событий можно с уверенностью сказать: это не было попыткой оспорить их результаты как таковые – это была именно попытка государственного переворота. Который, помимо прочего, включал в себя важный элемент — создание видимости народного недовольства итогами этих выборов. Под шумовую завесу которой, собственно, и планировалось взять власть.


К сожалению, складывается такое впечатление, что даже сейчас, по прошествии ряда лет, многие политологи и публицисты так до конца и не осмыслили сам феномен так называемых “цветных” революций, ещё не так давно с лёгкостью сметавших политические режимы на постсоветском пространстве и восточноевропейском пространстве. В обществе о них до сих пор существует два расхожих мнения: сколь противоположных друг другу по оценке, столь же и неверных.


Согласно первому из них, которого по большей части придерживаются представители патриотической общественности, “цветные” революции – это результат борьбы за власть двух чиновничье-олигархических группировок, одна из которых опирается на политическую и информационную помощь Запада и задействует на улицах толпу в качестве массовки. Выразители этой точки зрения вообще отказываются признавать “цветные” революции именно как революции – мол, всё равно никаких глубинных противоречий в обществе они не разрешают.


Всё верно: ни югославские, ни грузинские, ни украинские, ни киргизские оранжисты их не разрешили. Наоборот, почти повсеместно усугубили. Но кто сказал, что всякая революция, то есть насильственный слом существующей общественно-политической системы, должна обязательно приводить к разрешению социальных противоречий?


Согласно второму, которое без конца вот уже многие годы ретранслируют либералы и примкнувшие к ним политические деятели, “цветная” революция – это сметающее “коррумпированные” и “прогнившие” режимы стихийное и массовое движение народа под руководством современно ориентированных политиков к политическим ценностям Запада: демократии, гражданскому обществу, свободе СМИ и т.д. Вернее, даже не столько к глубинному смыслу этих ценностей (наоборот, организаторы подобных революций их истинный смысл от народа как раз-таки скрывают), а к той завлекательно сверкающей оболочке-мишуре, в которых их вот уже двадцать лет подряд нам преподносят.


Однако, как я уже говорил выше, оба эти представления о природе “цветных” революций неверны. Ибо не отвечают на главный вопрос: в чём конкретно заключается их глубинная суть? Каковы истинные цели тех, кто выводит на улицы толпы людей, которые сами иной раз едва могут сказать, за что конкретно они вышли бороться?


На мой взгляд, предельно чёткий ответ на этот вопрос сформулирован в книге Сергея Кара-мурзы “Оранжевая мина”, написанной и вышедшей в свет в 2005 году, по горячим следам “помаранчевой” революции на Украине.


“Цветные” революции – это, прежде всего, не дворцовые перевороты и не номенклатурные склоки, а именно революции, в прямом, подлинном значении этого слова. Они разрушают привычные до той поры системы ценностно-мировоззренческих и политических координат, заменяя их другими, зачастую прямо противоположными. В этом заключается их истинный смысл.


Однако это ещё и революции эпохи постмодерна, ценностные и смысловые ориентиры которого во многом расходятся с теми представлениями о мире, на которых выросло многие поколения наших сограждан. Именно в этом феномене потсмодерна, ускользающим от столь большого числа как политиков, так и политических публицистов, и кроются столь ошеломляющие успехи “цветных” революций. Далеко не все способны воспринять именно как революцию то действо, которое на первый взгляд оформлено под карнавал. Со всеми их оранжевыми шарфами и шариками, уличными рок-концертами и криками “геть!” на майдане. Попросту говоря, большинство из них просто толком не понимали, с чем конкретно они имеют дело.


Суть “цветных” революций хоть и включает захват власти при помощи задействования фактора уличной толпы, к одному лишь этому не сводится. Их глубинная цель предполагает иное: установление в странах Восточной Европы и бывших союзных республиках такой власти и такой общественно-политической системы, которая была бы основана на общественно-политических ценностях современного Запада, навязана при непосредственной помощи Запада и легитимизирована Западом.


При этом, наряду с остальными приёмами манипуляции общественным сознанием, важным фактором успеха подобной революции является фактор эксплуатации стихийного национализма. Причём, зачастую в вульгарно агрессивной форме, с созданием подлинного образа врага (на киевском майдане таковым сделали Россию) и нагнетанием массовой истерии.


Однако такой национализм, который по сути своей является лишь блестящей оболочкой агрессивного и оголтелого либерализма, предназначенной для оболванивания толп и игры на их естественных национальных чувствах, следует, конечно же, брать в кавычки.


Напомню, что национализм в своей изначальной сути – это любовь к своей нации, стремление всегда и везде отстаивать её коллективные интересы. Коллективные – то есть относящиеся к абсолютному большинству народа. Так разве эти интересы сводятся к тому, чтобы установить в своей стране режим откровенных прозападных холуев, втягивающих государство и народ в орбиту изначально чуждой им цивилизации? И какова оказывается цена подобного втягивания: для Югославии, которую вскоре цинично расчленили, для Грузии, которая проиграла ещё одну войну и окончательно потеряла даже призрачные надежды на возвращение Абхазии и Южной Осетии, для Киргизии, погрузившееся в пучину межэтнической резни?


Увы, осознание всей тяжести содеянного зачастую приходит много позже. Я ведь как сейчас помню глупо восторженные лица молодых ребят, ещё вчера заявлявших о приверженности русскому патриотизму и национализму, которые в ноябре-декабре 2004 года искренне болели за Ющенко с Тимошенко.


“Ух ты,, там реальная движуха началась”! – радовались они.


И не нашлось в стране практически никого, кто бы мог внятно объяснить, что “реальная движуха” для государства – это когда оно неуклонно и поступательно развивается в политическом, экономическом, социальном, военном отношении, а не когда депутаты без конца скандалят и выясняют отношения в парламенте.


К сожалению, попытки поставить национализм на службу врагам страны имеют место и в России. Уже существуют организации, которые под маской радетелей за интересы русского народа, проповедуют совершенно чудовищные идеи. Такие, как, например, немедленное отторжение от страны всего Северного Кавказа и даже расчленение всего государства.


Или вот ещё характерный пример. Недавно созданный Русский гражданский союз, позиционирующий себя как движение национал-демократической ориентации, в своём программном манифесте, в разделе касающемся экономической политики, пишет буквально следующее: “Частная собственность и свобода предпринимательской деятельности лежат в основе как политических свобод, так и стабильного развития экономики. Вмешательство государства в экономическую деятельность должно быть ограничено необходимым минимумом”.


Да какой здесь, к чёрту, национализм? Это же неприкрытая гайдаровщина в чистом виде, воинствующий монетаризм с его людоедской проповедью свободного предпринимательства и “невидимой руки” рынка! Или идеологи РГС полагают, что продолжение грабительских ультралиберальных реформ, из-за которых с 1992 года и по сей день в России вымерло уже свыше 13 миллионов (!) наших сограждан (а именно таковы официальные показатели “естественной убыли населения” в стране за годы реформ) – это есть действия в интересах русского народа?!


Впрочем, вернёмся к теме статьи.


Итак, уличные толпы, активная роль молодёжных организаций наподобие сербского “Отпора”, грузинской “Кмары” и украинской “Поры” – это уже механизмы, посредством задействования которых реализуется один общий стратегический замысел. Который при этом использует в своих целях все объективно имеющиеся в обществе противоречия, все факторы народного недовольства. На Украине и в Киргизии таковыми, к примеру, являлись массовая бедность большей части населения, в Югославии и Грузии – чувство национального унижения в результате проигранных войн.


Кстати, кто-нибудь обратил внимание на то, что роднит все эти организации, явно свидетельствуя об их общей природе и общем идейном руководстве? Роднит их не только направленность, но даже и символика. Так вот, символ всех этих организаций, созданных специально на короткий промежуток времени и под конкретную цель – захват власти – сжатый кулак. Что характерно, даже основанная в России на базе молодёжного отделения партии “Яблоко” движение “Оборона” – и та использовала на официальном флаге этот символ. Ничуть не стесняясь того, что, скажем, грузинские “кмаровцы” и украинские “пористы”, взятые за образец, выступали под подчёркнуто антироссийскими и антирусскими лозунгами.


Однако, как показывает новейшая история, технология “цветных” революций – отнюдь не универсальная. И срабатывает лишь против тех режимов, которые не просто являются рыхлыми, но и сами стремятся так или иначе интегрироваться в западную систему “нового мирового порядка”, признавая a priori все его ценности. Только при этом не понимают, что для подобной интеграции им необходима “системная перезагрузка”. После которой эти страны будут интегрированы в систему “нового мирового порядка” (на самые низшие её ступени, разумеется), но уже с другими лидерами и с иной системой общественно-политических координат.


Верхушка свергнутых режимов при этом действительно коррумпирована, действительно несостоятельна в роли политических управленцев и, что особенно важно, накрепко связана с Западом финансовыми и политическими узами. Это, скажем, лидера КНДР Ким Чен Ира или отца кубинской революции Фиделя Кастро не устрашат угрозы арестовать счета в швейцарских банках, отобрать находящуюся на Лазурном берегу недвижимость и сделать персоной нон-грата в странах Евросоюза – нет у них там ни счетов, ни недвижимости, да и сам Запад не является для них вожделенным. А вот для всех тех, кто был сметён волной “цветных” революций – Шеварднадзе, Акаева, да и Милошевича – подобная угроза была одной из самых стращных. И стремление в решительный момент трусливо слиться и капитулировать без серьёзной борьбы выглядело для них вполне естественным – ведь, в самом деле, не ради же торжества великой идеи правили они своими государствами. Потому-то “цветные” революции протекают практически бескровно, ибо не за что кровь проливать. На Украине вон не то, что майдан, даже ни один “оранжевый” митинг не разогнали, сколько ни запугивали Ющенко с Тимошенко народ “донецкими уголовниками” и “российским спецназом”.


Почему Запад не устраивали именно эти политики в роли правителей своих стран, которые при этом и так нему льнули всеми фибрами души? Потому что они – либо представители старой номенклатуры времён социализма (как, скажем, Милошевич или Шеварднадзе), а потому для западной системы мироустройства заведомо чуждые, либо политики, сформировавшиеся в историческую эпоху слома социализма (как Аскар Акаев). И всех их при этом роднило одно – их право на власть не было получено из рук Запада и не было им “освещено”.


А теперь вернёмся к Белоруссии. Излишне говорить, что фигура президента страны Александра Лукашенко, построившего в своей стране государство с почти социалистической системой экономических отношений (правда, без внятной идеологии социализма) для западных политиков не может рассматриваться как приемлемая. В первую очередь, потому, что он абсолютно не стремиться к интеграции в западное общество ни политически, ни экономически, проводя в жизнь собственную линию в международных отношениях. И, кстати, режим подобной “автаркии” уберёг страну от тяжёлого экономического и, как следствие, общественно-политического кризиса, который в 2008-2010 годах потряс до основания большую часть стран-лимитрофов бывшего СССР и Восточной Европы.


Демонизированный образ Лукашенко именно как “последнего диктатора Европы” – продукт труда не только западных СМИ, которым радостно помогают российские либералы, но западных политических институтов. К которым в последнее время, по всей видимости, готовы примкнуть и российские. Кремлёвскую верхушку явно не устраивает самостоятельность белорусского президента, не отдающего свою страну, её промышленность и сельское хозяйство на откуп своре хищных российских олигархов. А, как мы уже усвоили за последние годы, коммерческие интересы у этих господ практически всегда превалируют над политическими. Поэтому стоит ли удивляться тому потоку грязи, который лился на Лукашенко весь год по российским телеканалам.


Хорош, однако, “последний диктатор”, в чьей стране вплоть до последних дней напрочь отсутствовала такая категория граждан как “политические заключённые”. И это в беседе со мной был вынужден признать даже лидер БНФ Алексей Янукевич – безусловный противник действующего президента. Такой вот Александр Григорьевич диктатор без диктатуры.


Сами президентские выборы несвободными и недемократичными тоже никак не назовёшь. Для участия в выборах белорусским ЦИК, помимо самого Лукашенко, были зарегистрированы ещё девять кандидатов. Никто из них не был снят с дистанции. В канун выборов в Минске свободно разрешались антилукашенковские агитпикеты.


Массовый митинг и погромы в центре, силовое столкновение с милицией, штурм Дома правительства – всё это был заранее подготовленный сценарий. Всерьёз ли оппозиционеры рассчитывали захватить власть или просто опасались, что в случае непредоставления западным телеканалам соответствующей картинки массовых беспорядков, заметно иссякнет поток получаемых ими грантов – пока в точности неизвестно.


Здесь важно другое. Оппозиция собиралась протестовать и громить правительственные здания не в знак протеста против результатов выборов, а независимо от их результата. Ибо, как уже говорилось выше, при реализации “оранжевого” сценария уличные протесты по итогам выборов – это лишь один из этапов операции по захвату власти.


Сколько там в действительности собралось людей на Октябрьской площади – сказать пока сложно. Но, судя по ТВ-картинке, тысяч десять-пятнадцать было точно. При условии непротивления руководства свергаемого режима “цветным” революционерам такого количества протестующих может оказаться вполне достаточно, чтобы захватить правительственные учреждения.


Однако в Белоруссии объективные предпосылки для “оранжевой” революции отсутствовали. И дело здесь даже не в том, что Александр Лукашенко в действительности пользуется поддержкой большей части своего народа, и набранные им на выборах 79,67% голосов видятся вполне правдоподобными цифрами, скорее всего, отображающими реальную расстановку в обществе политических сил.


Дело в другом. Он, будучи законным правителем своей страны, беря на себя всю степень ответственности за её судьбы, не заключал ни с оппозицией, ни с западными политиками, никаких закулисных и негласных договоров о праве на “почётную капитуляцию”. Он был готов решительно отстаивать суверенитет страны и пресекать любые попытки силового захвата власти. Более того, он был обязан это делать. И он продемонстрировал подобную готовность в ночь на 20 декабря.


Кстати, вы заметили, что протестующий собрались на своё майдан задолго до официального оглашения итогов президентских выборов? Едва только вечером 19 декабря закрылся последний избирательный участок, как они были тут как тут – на улицах. И в количестве уже нескольких тысяч человек.


В начавшемся примерно в 21:00 по местному времени митинге на проспекте Независимости поучаствовал и глава российской партии “Правое дело” Леонид Гозман. Отечественный либерал приехал благословлять белорусских. “Не все в России любят Лукашенко”,- ободрил он “цветных”.


А выступавший здесь же глава Христанско-демократической партии и кандидат в президенты Виталий Рымашевский, набравший, кстати сказать, на выборах 1,1% голосов, призвал собравшихся создать правительство “народного доверия”, куда по его мысли должны были войти все девять отвергнутых белорусским народом кандидатов. Которые в сумме набрали всего 12,99%. То есть, остальные 87% белорусских избирателей сказали этим кандидатам в президенты своё твёрдое “нет”. Что ж, для подобного гипотетического правительства, пользующегося поддержкой чуть более, чем 1/10 часть населения страны, более подходящим было бы наименование правительства народного игнорирования.


И кто-то ещё будет говорить о стихийном массовом возмущении итогами голосования?


“Когда мы готовились к 19 декабря, мы сразу говорили, что готовы взять ответственность за проведение реформ, но ОГП (Объединённая гражданская партия – И.Б.) и Романчук не являются специалистами по организации Площади. Поэтому мы доверились тем людям, которые публично говорили, что они отвечают за Площадь — Некляев, Санников, Статкевич. Когда события на площади приняли такой неожиданный оборот, то, естественно, они несут ответственность, потому что они публично заявляли об организации акции” – заявил в интервью агентству “Интерфакс” кандидат в президенты явно испуганный Ярослав Романчук, набравший, кстати сказать, на этих выборах 1,97% голосов избирателей.


В общем, не виноватая я – он сам пришёл!


Кстати, небезынтересны фигуры остальных руководителей путча – всех этих Санниковых и Некляевых. Первый является лидером движения “Европейская Беларусь” (в сторону какой именно Европы оно смотрит, думаю, пояснять не надо) и супругом известной белорусской корреспондентки либеральной “Новой газеты” Ирины Халип. Второй – литератор-диссидент, с 1999 по 2003 г. находившийся в эмиграции в Польше и Финляндии по политическим мотивам. Вот вам и социальный состав белорусских “цветных”. Третий – Николай Статкевич, лидер “Европейской коалиции”. Поэтому чему удивляться, что при штурме Дома правительства наряду с БНФовско-шушкевичевским бело-красно-белым флагом над толпой реалии звёздно-голубые знамёна ЕС.


Не заставила себя ждать и поддержка извне.


Глава делегации наблюдателей ОБСЕ в Минске Тони Ллойд заявил, что прошедшие в республике выборы не могут быть признаны легитимными: “Эти выборы не смогли обеспечить стране новый старт, в котором она нуждается. Народ Белоруссии заслуживает большего. Подсчету голосов не хватило транспарентности”.


Слово “транспарентность” на русский язык переводится как “ясность”, “прозрачность”. Интересно, что же такого “непрозрачного” узрел господин Ллойд в белорусских выборах? В какие потайные щели ему не позволили заглянуть? Если были реальные нарушения (фальсификации, массовый вброс бюллетеней, запугивание избирателей) – то вперёд, выкладывайте факты. Или главу ОБСЕшной делегации попросту не устраивает фигура победившего на них кандидата?


«Соединенные Штаты решительно осуждают действия белорусского правительства, направленные на подавление демократического процесса, и непропорциональное применение силы против политических активистов, представителей гражданского общества и журналистов. Мы призываем к немедленному освобождению всех кандидатов в президенты Беларуси, а также сотен демонстрантов, задержанных девятнадцатого и двадцатого декабря. Соединенные Штаты не могут признать законными результаты президентских выборов, объявленные Центральной избирательной комиссией Республики Беларусь двадцатого декабря», — заявил также заместитель госсекретаря США по связям с общественностью Филип Кроули в Вашингтоне.


Заметьте, речь не идёт об обвинениях в массовой фальсификации бюллетеней, давлении на избирателей и прочих нарушениях в ходе избирательного процесса, которые, будучи озвучены как оппозиционерами внутри страны, так и их союзниками на Западе, являются той взмывшей в воздух красной ракетой, которая является для “оранжистов” сигналом для начала силового захвата власти.


Речь идёт о недовольстве лишь процессом подавления мятежа. А это уже совсем другое дело. Это, прежде всего, говорит о том, что никаких обвинений по существу Запад предъявить не может. Хотя на выборах присутствовали аж 329 наблюдателей из бюро по демократическим институтам и правам человека при ОБСЕ – даже они, будучи заведомо пристрастными, не смоги изыскать сколько-нибудь серьёзных нарушений.


В общем, на этом полагаю закрыть тему “нелегитимности” выборов президента Белоруссии. Тем более, что в своих политических целях Запад готов признать легитимными какие угодно выборы, лишь бы на них побеждали нужные ему кандидаты.


И ещё о легитимности. В белорусских бюллетенях, кстати сказать, по-прежнему существует графа “против всех”, которая на сей раз набрала целых 6,47% голосов. Однако выборы называют нелегитимными недемократичными. Зато в России, где данная графа в избирательных бюллетенях давно отменена, и в качестве участников к предвыборной гонке могут быть допущены лишь на 100% лояльные действующему руководству страны политики, серьёзных нареканий со стороны мировой общественности процедура выборов не вызывают.


Что ж, Белоруссию и её народ следует поздравить с успехом. На этот раз попытка Запада при помощи местной “пятой колонны” разгромить и подчинить своей воле ещё одно государство потерпела неудачу. Не прокатывает там “оранжевый” сценарий, не те социальные условия, не тот глава государства.


Когда, выступая по итогам выборов, Александр Лукашенко на пресс-конференции завил: “Мы не дадим растерзать страну. Мы знаем, чего это стоит” – он говорил сущую правду. Ведь действительно бы растерзали и разорили во всех смыслах. И он, равно как и его поколение, хорошо помнящее катастрофу 1991 года, действительно осознаёт, “чего это стоит”.

Страны