Экономика

Почему никто не будет доминировать в 21 веке

Апрель 18
09:57 2012

Почему никто не будет доминировать в 21 веке


Чарльз Купчан (Charles A. Kupchan) — профессор международных отношений  университета Джорджтауна и старший научный сотрудник Совета по международным отношениям Whitney Shepardson. Он — автор книги «Ничей мир: Запад, развивающиеся страны и грядущие глобальные перемены» (“No One’s World: The West, the Rising Rest, and the Coming Global Turn”), изданного Oxford University Press в 2012.


Баланс власти в мире быстро меняется, это очевидно. Китай и другие развивающиеся страны быстро возвышаются в мировой иерархии. В то же время три столпа западного мира — США, Европа и Япония — столкнулись с длительным экономическим кризисом и недовольством электората.


Но, несмотря на общепринятое признание того, что обстановка в мире меняется, мнения по поводу того, какая страна окажется лидером, расходятся. Кто станет предводителем стаи в 21 веке?


Многие аналитики предсказывают, что в 21 веке будет доминировать Китай, чей впечатляющий экономический рост в течение десятилетий делает его непрерывное возвышение в иерархии, судя по всему, неотвратимым. Большинство американских политиков, при поддержке таких экспертов, как Роберт Каган (Robert Kagan) и Роберт Либер (Robert Lieber), отметают перспективу «смены караула», настаивая на том, что господство США останется безраздельным. Они считают, что американская экономика восстановится и что военное превосходство США неоспоримо. Такие кандидаты, как Индия и Бразилия, являются «темными лошадками». В Индии к 2025 будет самое большое население в мире, а Бразилия изобилует природными ресурсами и имеет благодатный геополитический климат. В обеих странах у власти находится демократическое правительство, что придает им легитимность, которая необходима, чтобы стать мировыми лидерами.


То, что консенсуса по поводу того, какая страна будет курировать мир в будущем, нет — это нормально. Причина в том, что в 21 веке ни одна из стран не будет доминировать. Дела у США будут идти совсем неплохо, но эпоха западного  главенства точно подходит к концу. В то же время ни одна из развивающихся стран не будет обладать той комбинацией материальной и идеологической силы, которая нужна для того, чтобы придти к мировому господству. И хотя развивающиеся страны создали новое формирование — БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР) для того, чтобы координировать свою политические курсы и объединить свои силы, у них нет общего целостного видения будущего. Они знают, чего они не хотят: миропорядка, в котором доминирует Запад. Однако маловероятно, что они придут к соглашению по поводу того, чего именно они хотят вместо этого миропорядка. В этом веке не будет доминировать ни США, ни Китай, ни Индия, ни Бразилия, ни кто-нибудь другой; этот мир не будет принадлежать никому.


США, благодаря своей экономической устойчивости, растущему населению и военному превосходству, будет продолжать входить в «высшие круги» в течение десятилетий. Однако они быстро теряют те первые позиции, которые они занимали с их западными союзниками со Второй мировой войны. Во второй половине двадцатого века западные союзники производили более двух третей  мирового ВВП. Теперь — около половины, а скоро этот показатель станет еще меньше.


В 2010 из пятерки самых сильных экономик мира четыре были развитыми западными странами — США, Япония, Германия и Франция. Только одна развивающаяся страна попала в этот эксклюзивный клуб — Китай. В 2050, согласно  Goldman Sachs, США останется единственной западной страной, которая будет входить в пятерку сильнейших экономик. Китай будет стоять на первом месте, за ним со значительным отрывом будут следовать США, Индия, Бразилия и Россия.


Ключевые моменты, от которых зависит перераспределение власти, станут реальными уже в ближайшем будущем. Ожидается, что национальное богатство Китая превысит богатство США ко второй половине следующего десятилетия. Всемирный банк прогнозирует, что доллар, евро и китайский юань станут равными по значимости в мультивалютной финансово-денежной системе к 2025. Goldman Sachs прогнозирует, что коллективный ВВП четверки сильнейших развивающихся стран — Бразилии, Китая, Индии и России — будет соответствовать ВВП ведущих промышленно развитых стран к 2032. Без сомнения, Соединенные Штаты найдут выход из продолжающейся рецессии. Но когда их позиции восстановятся в мировой экономике, в мировой иерархии уже произойдут разительные перемены.


Если Китай намерен стать мировым экономическим лидером, почему мы не ожидаем, что это столетие станет «китайским»? Вся притягательность китайского бренда государственного капитализма за счет его компетентности и демонстрируемых результатов сводится на нет отсутствием демократической легитимности. Успех Китая также зависит от некоторых аспектов, которые не играют роли во многих других странах — это и коммунистическая этика, уходящая корнями в конфуцианскую культуру, и меритократическое лидерство, и бюрократия, и обширные трудовые ресурсы, и отличная промышленная и транспортная инфраструктура. Более того, хотя Пекин будет, конечно, стремиться расширить свое влияние на соседние страны, этноцентризм Китая предполагает, что его стремления к господству вполне могут быть только регионального, а не мирового масштаба.


Как и у Китая, в распоряжении Индии есть обширные трудовые ресурсы. А приверженность демократии делает Индию в глазах остальных стран более привлекательной, чем Китай. Но демократические институты Индии также имеют свои отрицательные особенности. Летаргическая бюрократия, социальное расслоение, бьющее в глаза неравенство и разительная лингвистическая и этническая разнородность делают индийское правительство слабым и неэффективным — Дели не располагает и долей той целенаправленной эффективности, которой успешно пользуется Пекин. Более того, индийский частный сектор процветает не благодаря демократическим институтам, а вопреки им. Отсутствие хорошего управления замедляет путь Индии к возвышению в мировой иерархии и делает его тернистым.


Индия также находится в опасном соседстве, которое будет ограничивать рост ее геополитического влияния. Соперничество и территориальные споры с Китаем,  неприкрытая враждебность со стороны Пакистана и близость к Афганистану и Ирану будет ограничивать ее государственное развитие и препятствовать Индии в осуществлении своих амбиций.


По ряду важных аспектов Бразилия выглядит лучше всех для того, чтобы стать глобальным лидером. В стране — устойчивая демократия, она наделена в избытке землей, рабочей силой и природными ресурсами. По меньшей мере, на сегодняшний день Бразилии удалось найти путь развития, который объединяет экономическую открытость с программами по перераспределению, нацеленными на сокращение неравенства. У Бразилии нет никаких геополитических конкурентов  — она находится в регионе, который на протяжении долгого времени был удивительным образом свободен от межгосударственных войн.


Но Бразилия не стремится к господству; как ожидается, ее экономика будет в пять раз меньше, чем китайская в 2050. А благоприятное местоположение Бразилии в Южной Америке имеет и преимущества, и недостатки. Ее относительная изоляция позволит Бразилии остаться незатронутой теми стычками, которые последуют в Евразии и западном тихоокеанском регионе, в то время как влияние Китая, Индии, России и Индонезии будет возрастать. Но ее отдаленность также ограничит ее влияние в этом геополитическом центре. Бразилия предназначена для регионального господства, а не глобальных амбиций.


Каждая из основных развивающихся мировых держав следует по своему уникальному пути и преследует свои собственные интересы, что делает заседания группы БРИКС, лишь немного более значительными, чем пустые разговоры. На их саммитах регулярно звучат призывы к более равноправному и репрезентативному миропорядку. Но членам БРИКС еще предстоит сформулировать, индивидуально или коллективно, к какому именно миропорядку они стремятся. И если эти страны и сформируют свои собственные взгляды на новую глобальную архитектуру, они, вероятно, окажутся несоизмеримыми и несовместимыми друг с другом, не позволяя остальным развивающимся странам придти к консенсусу, который мог бы скоординировать их политические курсы.


По меньшей мере, в течение этого и следующего десятилетия, у Соединенных Штатов будет больше влияния на грядущее перераспределение  мировой власти, чем у БРИКС. Но вместо того, чтобы бороться против неизбежных перемен и стремиться продлить эпоху американской гегемонии, гораздо мудрее со стороны Вашингтона было бы помочь этому «неоформившемуся» миру развить новые формы коллективного управления и сотрудничества. Расширение круга лидеров и мирное достижение нового миропорядка по плану гораздо предпочтительнее, чем анархия соперничающих между собой стран, к которой мы придем по умолчанию, когда множественные центры власти и различные концепции миропорядка, которые они представляют, станут конкурировать между собой за первенство.

0 Комментариев

Нет комментариев

На данный момент нет комментариев , вы хотите добавить?

Написать комментарий

Только зарегистрированые пользователи могут комментировать.