Общество

Почему невозможно остановить эмиграцию из Литвы

Март 18
01:17 2013

Почему невозможно остановить эмиграцию из Литвы


Из Литвы я уехала очень давно — ещё в 1996 году. Сейчас я живу такой жизнью, какой ни­когда не имела бы в Литве, и за эти годы ни разу не пожалела о таком своём решении.


Старая истина — дом лучше лю­бить издалека. Знайте: издалека башня Гядиминаса, Балтийское море и всё остальное выглядит гораздо приятнее и красивее. Но когда я приезжаю сюда (а при­езжаю примерно раз в два года), осознаю, что ничего хорошего здесь не было прежде и не появи­лось сейчас. Поэтому, когда чи­таю о всевозможных стратегиях властей страны по прекращению эмиграции, мне хочется смеять­ся.


Эмиграцию не остановить ни­как. Любой более-менее свобо­домыслящий или умный человек пробкой вылетает отсюда, как только представляется такая воз­можность.


Вот вам 5 причин, почему Литва разбежалась и опустела после того, как русские убрали колючую проволоку на границе.


Здесь живут мужики. Нация крестьян не является и не может быть нацией. Крестьянин — это тот, кто любит землю как таковую, и ничего ему больше не нужно. И эта гиперболизированная любовь литовца к земле не позволяет ему подняться, искать, интересовать­ся, расширять свой кругозор… Если бы он мог, закопался бы в своей землянке и там приносил бы жертвы и возносил молитвы всяким языческим богам и здоро­вому образу жизни. И где бы этот литовец ни жил — в сельской мест­ности или в городе, мужика из него не выбьешь. Под тоненьким слоем наносной культуры всё ещё видны измазанные в навозе сапоги.


Здесь люди не улыбаются. Независимо от того, где вы нахо­дитесь — в Театре оперы и балета или на рынке, — повсюду встре­чаются мрачные физиономии. Поздороваться, улыбнуться… Для этого литовцам надо прилагать страшные усилия, так что можно подумать, что их лица устроены как-то по-другому. Если кто-то на улице улыбается или начинает громко смеяться, все тотчас обо­рачиваются и глядят на него. А если посмотреть на литовских политиков — да, они смешные, но они не смеются. А если и смеют­ся, то, как правило, истерически и неестественно.


Здесь люди пьют. Культурно выпивать — это тоже результат цивилизации. Между тем здесь люди не просто пьют, а лакают — от школьников до притворяющих­ся интеллигентами. Взгляните на литовских художников — они вечно пьяные. Но если на Западе люди этого стыдятся, прячутся и лечат­ся, то литовцы этим даже гордят­ся.


Здесь привили принцип: «Я начальник — ты дурак», который очень замечательно прижился в Литве. Посмотрите, как литовцы сгибаются перед каждым началь­ником, посмотрите, как каждый начальничек ужом извивается перед своим боссом. Посмотрите, как пропагандируется совершен­но непонятный любому свободно­му человеку «День босса».


Каждый более значимый дея­тель здесь вмиг обрастает ар­мией подхалимов и лизоблюдов, независимо от того, является он политиком или журналистом- самоучкой. Критически мыслящие люди в Литве просто нежелатель­ны, вам обязательно надо приле­питься к любому клану, или же вас выпихнут на обочину.


Здесь не уважают женщин. Уважать — это не открыть двери или подержать пальто.


Уважать — это не считать вас слабой, потому что вы просто должны и обязаны быть слабой, и не может быть иначе.


Уважение — это, прежде всего, когда вас не унижают лишь пото­му, что вы женщина. Но литовские мужчины этого не поймут. Они бу­дут нести сумочку подруги и выгля­деть как идиоты, но будут думать, что так они выказывают уважение.


Такова печальная истина Литвы. Как я говорила выше, издалека её не видно, и вдали об этом даже за­бываешь. Да, Литва издалека кра­сива. Даже для нас, знающих, что эта красота очень обманчива. Но только вернёшься сюда — и снова хочется убраться отсюда поскорее и очень надолго.

Страны