Политика

По чистому совпадению Каддафи блокировал нефтяные интересы США перед войной

Июль 02
04:05 2011

По чистому совпадению Каддафи блокировал нефтяные интересы США перед войной


Когда началась война в Ливии, правительство США убедило большое число сторонников войны, что мы находимся там для того, чтобы достичь весьма ограниченной цели — создать бесполётную зону в Бенгази, чтобы защитить мирное население от воздушных атак, в то время как президент Обама в частности пообещал, что «расширение нашей военной задачи посредством включения в неё смены режима было бы ошибкой». Эта бесполётная зона была создана в первую неделю, однако сейчас — почти три месяца спустя — война затягивается и конца ей не видно, и НАТО даже больше не скрывает то, что давно стало очевидным: настоящей целью является как раз то, чего, как пообещал Обама, не будет — смена режима посредством использования военной силы. Мы находимся в Ливии, чтобы силой свергнуть Каддафи и заменить его режимом, который нам нравится больше, т.е. таким режимом, который более сговорчив в отношении интересов Запада. Это утверждение даже не является обсуждаемым в данный момент. 


Но мне кажется, что обсуждаемым, в самом щедром значении этого слова, является наша мотивация, на основе которой мы это делаем. Почему в момент, когда американские политические лидеры вынуждены выступать за политически радиоактивные сокращения дефицита бюджета и когда опросы показывают, что американцы твёрдо и всё сильнее настроены против этой войны, правительство США продолжает тратить огромные суммы денег на ведение этой войны? Почему президент Обама готов подвергаться очевидно обоснованным обвинениям — даже со стороны его собственной партии — что он ведёт незаконную войну, нагло пренебрегая требованием одобрения войны Конгрессом? Почему министр обороны Гейтс рискует трещинами в альянсе, так гневно и публично браня союзников по НАТО за то, что они не производят ещё больше «Бомб свободы» для войны? И почему мы, по словам президента, «стоим без дела» в то время, как многочисленные другие режимы, включая наших близких союзников в Бахрейне и Йемене и режим в Сирии, осуществляют такие же ужасные атаки против собственного народа, как те, которыми угрожал Каддафи, всё-таки так хотим свергнуть ливийского лидера?


Каковы бы ни были ответы на эти загадки, ни один ответственный или серьёзный человек по определению не стал бы говорить, что всё это как-то связано вот с этим (из сегодняшней «Вашингтон Пост«):   



Отношения между Каддафи и американской нефтяной индустрией в целом были странными. В 2004 г. президент Джордж У. Буш неожиданно снял экономические санкции с Ливии в обмен на её отречение от ядерного оружия и терроризма. У руководителей американских нефтяных компаний был порыв оптимизма, желавших вернуться на ливийские месторождения, которые они были вынуждены оставить двадцать лет назад. …
И всё же даже ещё до вооружённого конфликта, который заставил компании США покинуть Ливию в этом году, их отношения с Каддафи испортились. Ливийский лидер потребовал жёстких условий контрактов. Он хотел получить предварительно большие премии-надбавки. Более того, будучи огорчён тем, что он не видит большего уважения со стороны правительства США и признания за его более ранние уступки, он оказывал нажим на американские нефтяные компании с тем, чтобы они повлияли на политику США. …
Когда Каддафи заключил соглашение с Бушем в 2004 г., он надеялся на то, что возвращающиеся иностранные нефтяные компании помогут увеличить нефтедобычу в Ливии… Правительство США также поощряло американские нефтяные компании вернуться в Ливию. …
Компании не нужно было сильно призывать сделать это. Ливия располагает одними из самых крупных и наиболее доказанных запасов нефти — 43,6 миллиардов баррелей — за пределами Саудовской Аравии, и одними из наиболее лучших перспектив для бурения.
…Всё это время цены на нефть продолжали расти, разжигая аппетит на увеличение поставок ливийской необычно «низкосернистой» и «лёгкой» — или высококачественной сырой нефти.   
К тому времени, когда госсекретарь США Кондолиза Райс посетила Ливию в 2008 г., на совместные предприятия с США приходилось 510000 баррелей нефти из добычи в 1,7 миллиона баррелей нефти в день в Ливии, говорится в депеше Госдепартамента. …
Но всё было не так радужно. В ноябре 2007 г. в депеше Госдепартамента были отмечены «растущие свидетельства ливийского ресурсного национализма«. В ней отмечалось, что в своей речи в 2006 г. в честь основания его режима Каддафи сказал: «Нефтяные компании контролируются иностранцами, которые заработали на них миллионы. Теперь их место должны занять ливийцы, чтобы воспользоваться этими деньгами». Его сын делал похожие заявления в 2007 году.
Нефтяные компании были вынуждены поменять названия своих местных дочерних фирм на ливийские, сказано в депеше. …


Стоит прочитать всю эту статью, так как в ней подробно рассказывается о том, как Каддафи постепенно блокировал интересы американских и западных нефтяных компаний, требуя всё большую долю прибыли и другие уступки, до такой степени, что некоторые из этих корпораций решили, что добыча нефти в стране, возможно, не настолько прибыльна или целесообразна. Но теперь, по чистому совпадению, для этих западных нефтяных компаний на горизонте появилась надежда — благодаря войне глубоко гуманитарной акции, которую ведут лауреат Нобелевской премии мира 2009 г. и ближайшие западные союзники его страны:      



Но добыча нефти в Ливии снизилась, упав примерно до 1,5 миллиона баррелей в день в начале этого года, прежде чем начались беспорядки. Крупные нефтяные компании, которые бурили безрезультатно скважины, посчитали, что виды на будущее в Ливии касательно поисков нефти не самые лучшие. Одна крупная компания заявила в частном порядке, что она была на грани обнаружения месторождения, но волнения в стране остановили проект.
Так как в стране происходят бои, крупные международные нефтяные компании проявляют осторожность, не желая связывать себя с Каддафи или с коалицией повстанцев.  
И всё же, когда представители коалиции повстанцев в Бенгази беседовали с Американо-ливийским деловым советом в Вашингтоне четыре недели назад, то там присутствовали представители компаний ConocoPhillips и других нефтяных корпораций, согласно Ричарду Минтцу, эксперту по связям с общественностью в Harbour Group, которая представляет интересы бенгазийской коалиции. Во время другой встречи в Вашингтоне Али Тархуни, ведущий экономический стратег в Бенгази, сказал, что нефтяные контракты будут выполнены, сказал Минтц.
«Теперь можно догадаться, кто победит, и это не Каддафи», — сказал Салери. «Некоторые элементы мозаики начинают складываться. Западные компании готовятся«.  
«Через пять лет», — добавил он, — «ливийская нефтедобыча будет выше, чем теперь, и в страну пойдут инвестиции«.


Я хочу высказать два соображения обо всём этом:


(1) Причина — единственная причина — по которой мы что-либо знаем об этом, заключается в том, что WikiLeaks (и предположительно Брэдли Маннинг) обнародовали для всего мира дипломатические депеши, в которых подробно описываются эти конфликты. Практически вся статья «Пост» — как и большинство значительных разоблачений за последние 12 месяцев, особенно по Ближнему Востоку и Северной Африке — базируются исключительно на информации, раскрытой WikiLeaks. Именно поэтому мы знаем о всё более назойливых требованиях Каддафи сделать «ливийской» разработку ресурсов его страны. Именно поэтому мы знаем о большей части того, что узнали о самых влиятельных политических и корпоративных группировках мира за последние 12 месяцев. Разве есть что-либо более лёгкое для понимания причин того, почему чиновники правительства США так стремятся наказать WikiLeaks и помешать любым подобным проектам гласности?  


(2) Есть ли кто-нибудь — где угодно — кто бы на самом деле верил, что эти соображения не являются причиной того, почему мы ведём войну в Ливии? После почти трёх месяцев боёв и бомбёжек — когда мы ушли так далеко от первоначальных обоснований и обещаний, ставших лишь далёким воспоминанием — есть ли хоть один человек, который всё ещё верит, что это гуманитарные соображения привели нас и другие западные державы к войне в Ливии? Есть ли что-нибудь более очевидное — по мере того, как мировые поставки нефти быстро уменьшаются — чем тот факт, что нашей важнейшей целью является снятие Каддафи и установление режима, который будет намного более надёжным слугой западных нефтяных интересов, и что защита мирного населения была оправдательным предлогом для этой войны, а не её целью? Если (что весьма возможно) новый режим окажется таким же деспотичным, как режим Каддафи, но намного более покорным западным корпорациям (как, например, наши добрые саудовские друзья), думает ли кто-нибудь, что нас это будет интересовать хоть в малейшей степени или что (максимум) мы сделаем что-то по этому поводу, кроме эпизодических протестов против этого на словах? Считает ли кто-нибудь, что нас будет волновать ливийский народ, если его будет угнетать или жестоко с ним обращаться твёрдо прозападный преемник Каддафи?


В 2006 г. Джордж Буш сообщил нам, что есть «ответственный» и «безответственный» способ для граждан обсуждать войну в Ираке: «ответственный» способ заключался в том, чтобы говорить, что есть более хорошая тактика для более эффективного ведения войны, в то время как «безответственный» способ заключался в том, чтобы делать возмутительные инсинуации о том, что, вероятно, нефть или Израиль, или обман сыграли роль во вторжении (в Ирак):   



И всё же мы должны помнить, что есть разница между ответственными и безответственными дебатами — и это даже более важно вести дебаты ответственным образом, когда американские войска рискуют своей жизнью за границей. Американский народ знает разницу между ответственными и безответственными дебатами, когда он их видит. Они знают разницу между честными критиками, которые ставят под сомнение то, как ведётся война, и тенденциозными критиками, которые утверждают, что мы действовали в Ираке из-за нефти или из-за Израиля, или потому, что мы обманули американский народ. И они знают разницу между лояльной оппозицией, которая указывает на ошибки, и пораженцами, которые отказываются видеть что-то верное.    


Ранее в этом месяце Хилари Клинтон провела встречу с топ-менеджерами самых разных корпораций — Goldman Sachs, JPMorgan, Halliburton, GE, Chevron, Lockheed Martin, Citigroup, Occidental Petroleum и т.д. — чтобы спланировать, как использовать «благоприятные экономические возможности в новом Ираке». И одна «дипломатическая» депеша за другой показывают постоянные усилия правительства по продвижению интересов западных корпораций в развивающихся странах. Тем не менее сама идея о том, что США ведут войны не по гуманитарным причинам или ради распространения свободы, но чтобы эксплуатировать ресурсы других стран для своих крупных корпораций, является крайне «безответственной» и несерьёзной. Как обычно, идеи, клеймящиеся самыми мощными табу, это идеи, которые являются наиболее очевидно верными.  


Конечно, можно обоснованно утверждать, что (как и в случае с Ираком) свержение отвратительного диктатора и другие гуманитарные итоги станут сопутствующим побочным результатом нашей войны в Ливии, пусть хотя бы и не её целью (хотя, как и в случае с Ираком, нужно увидеть режим, который сменит Каддафи, чтобы узнать, так ли это). И это хорошо — или по крайней мере откровенно — приводить аргументы, как это делает Энн Култер, что «конечно, мы должны вести войну за нефть. … Нам нужна нефть. Это хорошая причина, чтобы вести войну». Но верить, что мы начали войну в Ливии только из-за человеколюбия (защиты ливийского мирного населения), требует такой сознательной и полной слепоты, что это действительно трудно описать.     


0 Комментариев

Нет комментариев

На данный момент нет комментариев , вы хотите добавить?

Написать комментарий

Только зарегистрированые пользователи могут комментировать.