Армия и оборона

Перспективы «очаговой» ПВО

Июнь 13
20:35 2008

Перспективы “очаговой” ПВО


На фоне массированной пропаганды о “возрождении оборонной мощи страны” нет-нет, да и прозвучат трезвые оценки специалистов. На днях начальник войсковой ПВО генерал-полковник Фролов признал, что отечественные системы ПВО даже после модернизации не будут способны противостоять перспективным средствам воздушного нападения основных зарубежных стран. Между тем, исключительная важность ПВО в современной войне очевидна даже неспециалисту. Еще в ходе Второй мировой стало ясно, что без завоевания превосходства в воздухе выиграть войну невозможно. В период после 1945 года дело дошло до проведения чисто воздушных кампаний, первой из которых стала грандиозная битва над Северным Вьетнамом в конце 1960-х – начале 1970-х годов. Гигантские ВВС США так и не смогли сломать ПВО ДРВ, за которой стоял Советский Союз. Кампании против Ирака в 1991-м и против Югославии в 1999 году американцы провели несравненно успешнее, выиграв обе войны исключительно благодаря воздушным операциям. Решающее значение имела воздушная мощь США и в Ираке в 2003 году, именно она обеспечила успех марша на Багдад фактически силами всего двух американских дивизий.

Случившееся в 1990-е организационное “вливание” войск ПВО в состав ВВС едва ли было целесообразным, но явно губительным этот шаг не был. Гораздо хуже оказался физический развал группировки ПВО на всех стратегических направлениях, усугубившийся потерей зенитно-ракетных полков, оставшихся на территориях бывших советских республик. Если в начале 1990-х ПВО еще получала технику, то с середины 1990-х поступление прекратилось и до 2007 года не возобновлялось. Зато выбытие старой техники, выработавшей ресурс, не только не прекращалось, но естественным образом ускоряется. Поэтому ПВО страны давно носит чисто очаговый характер, обеспечивая прикрытие лишь некоторых наиболее важных объектов вооруженных сил, административно-политического руководства, промышленности и инфраструктуры. В ней зияют огромные “дыры”, самая большая из которых – между Хабаровском и Иркутском (по прямой это 2,2 тыс. км, по дороге – с учетом изгиба границы – около 3,4 тыс. км). Даже не все ракетные дивизии РВСН прикрыты наземной ПВО, в частности это относится к 7-й, 14-й, 28-й, 35-й, 54-й дивизиям. Не защищены от ударов с воздуха такие важнейшие центры российского ОПК, как Пермь, Ижевск, Владимир, Нижний Новгород, Омск, Челябинск, Тула, Ульяновск.

Система С-300П, из которой теперь и состоит наземный компонент ПВО РФ, имеет массу достоинств. Но она, как и любая техника, постепенно устаревает, даже несмотря на многочисленные модернизации. Первая модификация “трехсотки” (С-300ПТ) давно снята с вооружения, скоро та же судьба постигнет С-300ПС. На смену С-300 должна вроде бы прийти С-400, но процесс принятия на вооружение “четырехсотки” своей дурной бесконечностью уже напоминает низкопробный телесериал. Начиная с 2000 г. регулярно звучат обещания высших военных чинов вот-вот перевооружить ПВО страны новой боевой системой. И лишь только в июле прошлого года полк, дислоцирующийся под г.Электросталью, наконец-то получил С-400. Это стало первым с 2000 года случаем поступления новой зенитно-ракетной техники в ВС РФ.

При этом до сих пор неясно, сколько в этом полку дивизионов – два или всего один? Вопрос о количестве дивизионов – отнюдь не праздный. Основными недостатками ЗРС С-300 и С-400 являются наличие большой “мертвой воронки” вокруг дивизиона (внутри нее цель не может быть поражена) и низкий темп перезаряжания пусковых установок. Оба недостатка компенсируются наличием большого количества ракет, готовых к применению, и нескольких дивизионов в полку, прикрывающих друг друга. Госпрограммой вооружений до 2015 года предусматривается иметь к намеченному сроку 18 дивизионов С-400. Даже если допустить невероятное и предположить что ГПВ будет выполнена, то и в этом случае, численность ракет может составить от 3 до 9 полков. Таким количеством “Триумфов” невозможно не только прикрыть основные административные и промышленные центры, но даже обеспечить функционирование СЯС.

В такой ситуации бороться с перспективными средствами воздушного нападения и впрямь “затруднительно”. Особенно если внимательно присмотреться к тенденциям развития ВВС США. Беда даже не в истребителях 5-го поколения, гиперзвуковых ракетах, управляемых авиабомбах со спутниковым наведением в реальном масштабе времени, новых системах РЭБ, боевых беспилотниках, которые уже поступают либо в обозримом будущем поступят на вооружение. Америка активно претворяет в жизнь концепцию “сетецентрической войны”, превращающую все вооруженные силы в единый разведывательно-ударный комплекс, обеспечивающий обнаружение любой цели в любом месте земного шара и ее немедленное поражение. Такой “сверхкомплекс” обеспечит слом любой, формально даже очень совершенной системы ПВО, построенной на старых организационных и технических принципах. Что касается Китая, то его более низкие по сравнению с американскими технологические возможности с лихвой компенсируются количеством. КНР планирует выпустить до 5 тысяч самолетов J-11В, сделанных по украденной технологии производства Су-27. Они легко задавят массой ПВО РФ, особенно, если учесть, что давить им почти нечего. На всем протяжении границы между Биробиджаном и Иркутском РФ располагает только одной бригадой ЗРК “Бук” (дальность стрельбы – 32 км) в Амурской области. Причем, в ходе дальнейшего “возрождения мощи” может не остаться даже и этого.