Армия и оборона

Переоснащение ПВО: запасной план и не забытое новое

Март 22
12:19 2012

Переоснащение ПВО: запасной план и не забытое новое



В марте этого года подписан контракт с концерном ПВО «Алмаз-Антей» на поставку трёх дивизионов комплекса С-300В4. Решение можно назвать неожиданным, поскольку приоритетной системой ПВО и ВКО считается С-400. Но, как известно, возможности концерна «Алмаз-Антей» по производству ЗРС С-400 (она же С-300ПМ-3 «Триумф» — глубокая модернизация известной во всём мире системы) ограничены существующими мощностями производства. Пока в строю находится только шесть дивизионов этой системы. В текущем году их количество, конечно, пополнится, но даже когда будут введены в строй новые производственные мощности концерна (к 2015 году), серийное производство будет иметь темп не менее пяти дивизионов ежегодно, что нельзя назвать достаточным количеством.


Вдобавок к этому работы по дальнобойной ракете этого комплекса (40Н6) сильно задержались. Возможности комплекса существенно выше предыдущих серий и по аппаратной базе, и по обновлённой линейке ракет с дальностью 40-120 и до 250 км. Но без самой зубодробительной ракеты с дальностью до 400 км они оставались неполными, и вопрос покрытия ближнего космоса средствами поражения не был решён. Хорошо, что испытания успешны, но вопрос о серийном производстве пока остаётся открытым. К тому же эта ракета станет основой следующего поколения комплексов уже воздушно-космической обороны С-500.


Собственно, эти обстоятельства и привели к увольнению тогдашнего генерального директора ГСКБ «Алмаз-Антей» — за срыв гособоронзаказа по С-400. Игорю Ашурбейли сразу припомнили и коммерческие интересы, и недвижимость концерна, и национальность, и даже почти записали в иностранные шпионы. Не стану вдаваться в подробности обстоятельств увольнения – пусть это останется уделом органов следствия и любителей светской хроники. Однако замечу, что оно не привело к немедленной материализации из воздуха новых полков ПВО. И хотя новое руководство, без сомнений, постарается не повторить судьбу предшественника, перепрыгнуть через сроки научно-производственного цикла ему не удастся.


Что же здесь можно сделать? Ведь очевидно, что заданный темп перевооружения говорит о его срочности. И вот в марте Минобороны заключило с «Алмаз-Антеем» контракт на поставку трёх дивизионов комплекса С-300В4 для Южного военного округа, с перспективой дальнейших закупок (возможно, даже до 24 дивизионов). Чтобы понять, чем этот шаг поможет перевооружению, придётся обозначить отличие данного комплекса от С-400. Это также поможет ответить появляющимся воплям о том, что мы пытаемся латать дыры ПВО старьём.


Для начала надо сказать, что комплексы С-300В (войсковой) и С-300П (ПВОшный) – это принципиально разные системы. Даже внешне их легко отличить по гусеничному шасси у первого и колёсному у второго. А первые серии комплексов разрабатывались с 70-х годов параллельно разными организациями под разные требования разных заказчиков: объектовая система — для ПВО ВВС («пэшка») НПО «Алмаз»; войсковая — для ПВО СВ («вэшка») НИЭМИ (в дальнейшем «Концерн «Антей»). При этом отдельно разрабатывался ещё и морской комплекс с тем же названием С-300, но с литерой «Ф», обозначающей принадлежность к Флоту, — МНИИРЭ «Альтаир». Комплексы различаются и по характеристикам, и по составу компонентов, и по радиолокационным средствам и средствам РЭБ, и по аппаратной базе, и по задачам. Даже ракеты в комплексах используются разные. Единственное, что их объединяет, – это обозначение С-300, которое до сих пор всех и путает.


Это позже предприятия объединили в единый холдинг. При этом подразумевалась не лишённая смысла идея – дать дальнейшее развитие только одному комплексу, сделав его универсальным по видам Вооружённых Сил. И выбор пал на развитие версии комплекса, предназначавшегося для ПВО («пэшку»). У этого решения было немало резонов. Во-первых, логика вещей заставляла отказаться от дальнобойных систем в сухопутных войсках и передать их объединённой ПВО. «Вэшка» создавалась для прикрытия танковых колонн, рвущихся к Ла-Маншу и Пиренеям, от авиации и ракет противника. А в 90-х эта задача явно не была приоритетной у руководства страны, в связи с чем комплексы и не закупались. Они считались просто лишним звеном. Во-вторых, ПВОшная версия уже имела с флотской некоторую унификацию — в частности, по применяемым ракетам (ракета серии 48Н6 разрабатывались с небольшими изменениями для модернизации обеих версий). В-третьих, цена войскового комплекса была несколько выше. Это обусловлено тем, что дивизионный комплект «вэшек» насчитывает больше пусковых и пуско-заряжающих установок и, соответственно, больший боекомплект. Но цена вопроса в условиях сокращения любых расходов имела одно из решающих значений.


Но взять и выкинуть признанную неперспективной систему не так-то просто. Начнём с того, что с момента принятия на вооружение обе системы непрерывно модернизировались и улучшались. Техзадания на их совершенствование выдавались заказчиками. Так, комплекс для ПВО стал иметь модификации ПМ, ПМ1, ПМ2 (экспорная версия — ПМУ2) и наконец ПМ3 – которая ныне и именуется С-400. Войсковой комплекс развивался в модификациях ВМ (экспортная версия — «Антей-2500»), В2, ВМД, В3 и В4 – о закупках которой идёт речь сегодня. При этом незначительная разница в названиях модификаций не показательна – по сути, каждую из них можно считать новым комплексом. Менялся и их состав, и применяемые ракеты, и радиолокационные средства, от чего существенно улучшались тактико-технические характеристики.


Также не стоит забывать, что характеристики войскового комплекса изначально были выше. В частности, возможность борьбы с баллистическими целями (в том числе оперативно-тактическими «Першинг-2», который имел отделяемую головную часть) закладывалась ещё на этапе проектирования. Тогда как для ПВОшного комплекса такая задача ставилась на этапе модернизации. Даже забавно, что к моменту «Бури в пустыне», когда американцы только опробовали «Пэтриоты» в борьбе с иракскими ракетами, мы давно обладали надёжными средствами поражения таких целей. А теперь о такой возможности с подачи не слишком сведущих журналистов у нас говорят как о достижении, вроде как вслед за американцами.


Хотя войсковые комплексы не закупались, а имеющиеся частично переданы из ПВО СВ в объединенные ВВС и ПВО, тем не менее, они модернизировались. И работы над дальнейшим совершенствованием велись по техзаданиям ГРАУ как за счёт государственных, так и за счёт собственных средств. ОКБ «Новатор» для комплекса создавало две новые ракеты: ЗУР большой дальности с возможностью направленного подрыва и высотная ЗУР без провалов в зоне поражения на высотах в атмосфере и ближнем космосе (испытаны в 2004 году на полигоне «Капустин Яр» на предельной для полигона дальности 302 км.). НИОКР «Модерн-2» по модернизации имеющихся систем предусматривали наряду с увеличением сроков эксплуатации возможность поражения воздушных целей на дальности до 400 км., то есть аналогичных только разрабатывавшимся на тот момент ракетам 40Н6 для С-400. Любопытно, что на мелькающих в интернете «мурзилках» в качестве иллюстрации  ракеты 40Н6, приводится внешний вид 9М83 системы С-300В.


Но вернёмся к сегодняшнему дню. На сегодня открытых данных по ТТХ С-300В4, которые пойдут в войска, — нет. Однако даже по официальным заявлениям, система обеспечивает поражение баллистических ракет и аэродинамических целей на дальностях более 300 километров, то есть является аналогом С-400. Состав комплекса таков, что огневая мощь одного дивизиона С-300В выше дивизиона С-300/С-400. Включение новейшей модификации С-300В4 в гособоронзаказ, позволит значительно увеличить темпы обновления российской ПВО — эти две системы не пересекались по задействованным производственным мощностям: ни машиностроительный завод имени Калинина в Екатеринбурге (головной производитель системы С-300В), ни ОКБ «Новатор» (разработчик и производитель ракет 9М82 и 9М83 для С-300В) не задействованы в производственной кооперации «четырехсотки». В условиях задержки с оснащением С-400 дальнобойной ракетой 40Н6, это позволяет даже увеличить возможности ПВО в дальней зоне поражения, без ущерба для внедрения С-400. Можно конечно посетовать, что мы вернулись к затратной советской практике конкурирующих предприятий и так и не унифицировали системы ПВО. Однако тому есть объективные причины. А дальнейшие закупки С-300В4, вероятно продолжатся как минимум до тех пор, пока не станет полноценной С-400, а возможно и до оснащения Вооружённых Сил С-500.