Политика

Парламентские партии не представляют никого, кроме самих себя

Июль 29
08:56 2012

Парламентские партии не представляют никого, кроме самих себя


 Поэтому Дума и не в состоянии обеспечить обратную связь власти с народом


Итак, Кремль может спать спокойно, по крайней мере ближайшей очень неспокойной осенью. Не готов народ к революциям и упрямо верует в стабильность, невзирая на все старания власть имущих.


 Наверное, у многих социологов, в т. ч. очень авторитетных, которые вещают о том, что в стране назрела предреволюционная ситуация, найдутся возражения, но итоги проведенного Левада-Центром с 20 по 23 июля опроса показывают: граждане в большинстве своем все же не ожидают вообще никаких изменений – ни в лучшую, ни в худшую сторону. Правда, и доля тех, кто ожидает незначительного и значительного обострения ситуации, тоже не такая малая – 34%. При этом 11% респондентов даже выразили уверенность, что осенью случится экономический рост (неужто под влиянием членства России в ВТО?), а 45% не предвидят никаких колебаний экономического курса, что, заметим, меньше доли тех, кто уверен в том, что ситуация в целом останется стабильной. Но тоже немало, даже феноменально немало на фоне разгорающихся страстей вокруг грядущих макроэкономических проблем.


Левада-Центр (Аналитический центр Юрия Левады) – российская негосударственная исследовательская организация. Регулярно проводит собственные и заказные социологические и маркетинговые исследования, является одной из крупнейших российских организаций в своей области. Носит имя российского социолога Ю.А. Левады (1930-2006).


 Весьма примечательно и то, что граждане, если исходить из данных опроса, как минимум косвенно возлагают ответственность на ожидаемую стабильность не абы на кого, а на Кремль. Ведь именно там, как считают 55% опрошенных, располагается центр принятия решений. Цифра, конечно, умиляет: управление страной из Кремля, причем в строго ручном режиме (привет «вертикали»), – это не из области веры, а из области знания. Т. е. на это указывает сама реальность: уловили ее больше половины опрошенных, а 32% даже сочли такой расклад приемлемым, хотя 30% предпочли бы видеть центр принятия решений в правительстве. Фантазировать, конечно, полезно для развития интеллекта, но тут – какая-то уж больно сказочная фантазия. Вряд ли такую позицию можно как-либо логически обосновать вообще: ну никак не может президент быть в подчинении премьера – согласно как минимум букве Конституции.


 То ли дело парламент. Если смотреть с формальной точки зрения – вот он, истинный центр принятия решений в образцовом демократическом государстве! Депутаты персонально разрабатывают законопроекты (недаром ведь и их деятельность называется – вчитайтесь только! – законотворческой), спорят, вносят поправки, опять спорят, голосуют (или нет) за его принятие, и в итоге, пройдя (или не пройдя) содержательное обсуждение в Совете Федерации, документ ложится на стол президента, который его, опять же, подписывает или не подписывает. Законотворческой инициативой может обладать и исполнительная власть, но, по идее, парламентарии все равно должны именно обсуждать поступающие извне инициативы – и далее по списку. Ничего не сказано о том, что функция Думы состоит лишь в автоматическом «проведении» спущенных сверху инициатив. Да тогда и логически отпадает сама необходимость в федеральном законодательном собрании.


 Но что мы тут всё о логике да о правилах? Это на бумаге хорошо читается, которая, как известно, все терпит. Тем не менее, если верить социологам «Левады», 20% опрошенных граждан всё же тешат себя уверенностью, что именно в парламенте, собранном из народных представителей, должна решаться судьба страны. Конечно, правительство и президент определяют курс страны, но куда уж там до глобальной работы, когда на деле приходится нянчиться с депутатами, как с детьми неразумными? Для них и нынешние-то 20% доверия – неслыханный по щедрости аванс.


 Депутаты и тому рады.


 Известный публицист Максим Калашников объяснил зафиксированный социологами столь низкий народный рейтинг парламента:


 – Прежде всего надо говорить о том, что русские – все-таки монархисты: наш народ уважает сильную центральную власть, сосредоточенную у монарха либо приравненного к нему. Отсюда – и такая уверенность народа, на уровне подсознания, что ключевые для страны решения принимаются именно в Администрации Президента. Русские вообще не очень любят парламентаризм, он никогда не пользовался большой популярностью в России – это касается и трех дореволюционных Дум, и Верховного совета.


 Переносить ли эти цифры персонально на Путина и Медведева? Ну, и без того ясно, что рейтинг у Путина выше, тут мы Америку не открываем. Другое дело – качество управления. Оно оставляет желать лучшего. Меня не удивляет очень низкая степень доверия народа к Госдуме, притом, что контрольный пакет голосов там принадлежит симулякру под названием «Единая Россия», которая, в общем-то, славится «качеством» работы.


 Исконное предназначение парламента вообще и Думы в частности – обратная связь власти с народом. Предполагается, что Государственная Дума должна учитывать интересы народа в управлении государством. Через своих представителей народ заявляет свои интересы и защищает их. Кроме того, парламент должен трезво оценивать решения исполнительной власти, а не просто бездумно их проводить. Вот власть решила что-то предпринять, инициировать – из благих ли соображений или из коррупционных и лоббистских. Дума анализирует, к чему это привело в итоге, какой дало эффект. Для того и существует парламент, но если он при этом действительно избранный и представляющий собой срез, модель общества.


 Нынешняя же Дума не может быть моделью общества: в нее оказались допущены только партии, которые (не считая «Справедливой России») были зарегистрированы свыше 10 лет назад. Парламентские партии в реальности не представляют никого, кроме самих себя. Стало быть, и нынешний парламент не может претендовать на роль выразителя народных интересов.