История

Памятник Грозному у Опричной слободы

img_3027
Ноябрь 11
02:27 2016

Да, всё интереснее развиваются события наших Последних времён. Всё интереснее. Итак: В четверг 20 октября 2016 года в 15.30, в помещении Изборского клуба на втором этаже спорткомплекса «Олимпийский» по адресу Олимпийский проспект, д.16, стр.1 проходил «Круглый стол», посвящённый открытию памятника Царю Ивану Грозному на берегу реки Серой в городе Александрове, который, памятник, будет стоять прямо напротив знаменитой Опричной слободы, расположенной на другом берегу речки Серой. Народу, нас всех в зале Изборского клуба, было человек пятьдесят. Представители администрации Александрова, автор памятника заслуженный художник России скульптор Василий Николаевич Селиванов, живописец и художник-мультипликатор Вячеслав Назарук, член Общественного совета г.Александрова Михаил Михайлович Кривоносов, историк Вячеслав Геннадьевич Манягин, президент Института Русской Цивилизации, главный редактор «Русского Вестника» Олег Анатольевич Платонов, Председатель народно-патриотического движения России «Отечество, свобода, справедливость» Вячеслав Васильевич Обрежа и многие другие. Очень профессионально вёл собрание президент Фонда сохранения культурного наследия «Русский витязь» Дмитрий Викторович Лысенков.

Все выступления были очень содержательными, а главное, что меня даже поразило, наполненные любовью к Царю Ивану Грозному. После того, что видишь и слышишь на телеэкране, такая воистину добрая русская атмосфера совершенно поражает. Очень интересно рассказывал об идее создания памятника его автор Николай Васильевич Селиванов: «Мне, — говорил он, — был сон. Огромный зал, полный народу. Кажется, это была Византия. Во всяком случае, одежды на присутствующих были византийские. И вот они все что-то говорят, волнуются. И я стою у дверей зала и смотрю на них. И вот из их среды отделяется женщина, одетая в царственные облачения, и идёт ко мне. Подходит, берёт меня за руку и говорит:

— Ты должен восстановить справедливость. Восстановить доброе имя Царя Ивана Грозного, изваять ему памятник и поставить его напротив Опричной слободы в бывшей столице Ивана Грозного – Александрове.

И я с тех пор занимался созданием памятника, и вот его проект…».

В это время на экране вспыхнуло изображение Царя Иоанна Васильевича, с Крестом на груди, возведшего взор горе, к Небесам, будто молящего Бога о даровании ему сил для борьбы с врагами Трона и Державы…

Из последующих речей мне больше всего запомнились выступления Вячеслава Манягина и Олега Платонова. Первый, на нашей памяти уже лет эдак 20-ть занимается фигурой Ивана Грозного, а создатель Института Русской Цивилизации известен тем, что разрабатывает концепции Руси-России в самом широком и, как любит говорить Председатель Изборского клуба Александр Андреевич Проханов, «метафизическом» плане. Я своё краткое выступление начал с молитвы. Дело в том, что уже сидя за столом и слушая других ораторов, я вдруг обнаружил в кармане пиджака небольшую картонную иконку Царя Иоанна Васильевича, а на обратной её стороне была Молитва Святому Благоверному Царю Иоанну Грозному:

«О, неизреченный источниче великих чудес, Царю Иоанне, стено и забрало Земли Русской! Ты у Престола Небесного Владыки предстоиши, моляся за нас, яко человеколюбивый отец о чадах – я прочёл «о чадех своих»».

Всё, что было далее, я пропустил:

«Ведаем бо, Царю Благий и Грозный, елико просиши у Бога, вскоре подаст ти, яко Помазанному Своему. Ей, Владыко Державный, Царю, не остави нас во время сей лютой напасти злых человек. Помози нам своим грозным заступлением, Словом и Делом твоим свергнуть лютое жидовское иго!».

Всё это я пропустил, особенно, конечно же, про «лютое жидовское иго!». И действительно, зачем «метать бисер» — как в интервью известному тележурналисту Сергею Брилёву сказал епископ Тихон (Шевкунов) по поводу номера Дела 18/666 об убийстве Царской семьи. Надо прежде всего просто изменить номер этого дела… Так и я. Не стоит ведь на этом нашем собрании сразу вызывать бесов, назвав их по имени. А посему я и опустил их именование – «лютое иго жидовское!» — и сразу, как говорится, от слов перешёл к делу:

«Призови нас в свою Опричнину ратовати за Святую Русь и стань в главу Воинства Христова! Яко с нами Бог, разумейте языцы и покаряйтеся! Яко с нами Бог! Аминь».

По этим текстом очень мелким шрифтом под чёртой было написано:

«Для келейного чтения».

А на лицевой стороне – было редкое изображение Св.Государя Иоанна Васильевича.

Оказывается, в Интернете на «Фейбуке» или на «Яндексе» есть такая рубрика – «Иван Грозный IV за памятник в Москве». Надо будет посмотреть, что там. А то недавно телеканал «360 Подмосковье» брал у меня интервью по поводу предложения Хоругвеносцев установить памятник Ивану Грозному на Лубянке, на месте, где при коммунизме стоял Феликс Дзержинский. Приехали две молодые девушки, журналист и оператор, установили треногу напротив здания ФСБ, точнее справа от него, недалеко от Соловецкого камня и полчаса юная журналистка задавала мне разные вопросы. Как я отвечал, ей, видимо, не очень нравилось, точнее, даже не нравилось, и лицо её всё более серьёзнело и даже как-то мрачнело.

— Вот Вы же Православные, и ваша главная заповедь – «Не убий!». А Иван Грозный много убивал. Так как же Вы предлагаете ставить ему памятник?

— Как это «Иван Грозный убивал»? Он сам никого не мог убивать. Он же Царь! А Царь не может сам убивать.

— Ну, приказывал! Другим приказывал. Своей Опричнине. Но ведь у Православных главный принцип – «Не убий!». Как же так?

— А очень просто. Он не убивал, а карал еретиков, заговорщиков и врагов государства. Тех, которые хотели свергнуть или убить его, законного Царя, и разрушить единое, с таким трудом, им создаваемое Государство. Карать преступников не есть «убивать» в евангельском смысле. Даже апостол Павел говорил правителям: «Ты не зря носишь меч на боку. Ты должен карать  преступников». То есть Царь на то и поставлен Богом, чтобы хранить и блюсти порядок. Точно также было и нашим Владимиром Крестителем. Он после принятия Христианства перестал кого-либо не только казнить, но и вообще наказывать, всех прощал, всех любил, в стране сразу началась анархия, и сильно развилась преступность. И тогда епископы, крестившие его, епископы из Византии, сказали ему: «Что ты делаешь? Ты князь. Ты поставлен над своим народом. Ты должен хранить его жизнь и блюсти порядок. Ты же недаром носишь меч. Так карай и казни преступников, восстанавливай порядок». И Владимир их послушал. А не послушал бы, так и пропала бы тогдашняя, только что крестившаяся в Днепре Русь…

Так я, примерно, говорил. Но интервьюэрше это всё нравилось всё меньше и меньше, лицо её становилось всё более мрачным, а вопросы всё более жёсткими. Так на сильном осеннем ветру где-то полчаса проводил я идею установки памятника Царю Иоанну Васильевичу на Лубянке. Особенно их всех возмущает, что не просто в Москве, а именно на Лубянской площади, перед зданием бывшего ФСБ, которое теперь именуется МГБ…

— Почему именно здесь, почему на Лубянке?

— А потому что, именно здесь на ещё одном «Лобном месте», т.е. на некоей «горе Черепа» была одна из резиденций Опричнины. Вторая была у Кремля, там, где сегодня стоит Румянцевская библиотека, которая в просторечии всё ещё именуется «Ленинкой». И третья опричная точка была в Замоскворечье, в вотчине Малюты Скуратова, там, где сегодня располагается Институт Культуры, а рядом с ним старинный храм Николы на Берсеневке… Так что, именно на Лубянке по праву должен стоять памятник первому Русскому Царю-Самодержцу Иоанну Грозному…

Примерно об этом я говорил вчера в интервью каналу «360». Но, как я уже отметил, слова мои не находили понимания у молодой журналистки. Впрочем, не только у неё. И в Интернете те же слова не находят понимания, и в СМИ, и в прессе. Вот, например, последний номер «Новой газеты» (№118(2549) 21 октября 2016 г.). На обложке во весь лист шапка Мономаха и набранные жирным чёрным шрифтом слова «Иван Грозный ПРОДОЛЖАЕТ УБИВАТЬ своих детей». И далее более мелко: «Реабилитация Царя-тирана ставит крест на нашем прошлом, настоящем и будущем (стр.4-5). Открываю эти страницы и вижу опять же набранное чёрно-жирным название статьи «ЦАРЕБОЖНИКИ», с подзаголовком: «Почему Православная церковь простила Ивана Грозного?». А внизу страницы на чёрном фоне портрет Святейшего Патриарха Кирилла, где он рукой поправляет очки и внимательно смотрит в зал, и его слова: «Патриарх Кирилл, 9 января 2014, на службе в Успенском соборе Кремля:

«Царь Иван Грозный последние годы жизни, окружив себя опричниной, творил дела беззаконные. Стремясь укрепить собственную личную власть, он расправлялся со всеми, кого подозревал в некоей оппозиции. Море крови было пролито на Руси, и когда царь, после очередного набега на  свой собственный народ — («где мой народ?!! – а кругом ночь, тьма и чёрная собака бегает – из фильма Павла Лунгина «Царь» — Л.Д.С.-Н.) — после очередной расправы над теми, кого он подозревал, в праздник Боговоплощения Пресвятой Богородицы попросил благословения у митрополита Филиппа, тот благословения не дал. То был великий знак всему народу, что царь творит беззаконие.

Дорого стоило святителю Филиппу это пастырское деяние, исполненное правды Божией, — продолжает Святейший Патриарх. — Он был отстранён, низвергнут, сослан в Тверь, и там, в Отрочьем монастыре, находился в заточении. Но даже в заточении он представлял для Грозного царя опасность: это был живой укор его совести. Именно поэтому он и убивает святителя (выделено нами – Л.Д.С.-Н.). Он (св.Филипп) ушёл из жизни отверженным, оклеветанным, но ведь память об этом святителе невозможно было изгладить никакими царскими к нему отношениями. Это отношение царя было очень и очень плохим, и, конечно, многие люди, боясь грозного царя, повторили за ним ложь и клевету, возводя их на святителя, и, наверное, боялись к могиле его приехать…».

Так говорил Святейший Патриарх Кирилл в 2014 году. Это я прочёл в «Новой газете». А вот, что я прочёл в газете «Русский Вестник» (№18(958) год от Р.Х. 2016), т.е. через два года:

Святейший Патриарх Кирилл: «Историю нужно писать на тенденционально, а объективно настолько, насколько это возможно. Задача, ой, какая тяжёлая, потому что внутри каждого такой червячок сидит и точит его, и мысли не исторические, а чисто прагматические и политические начинают доминировать над исследователем, а тем более над тем, кто учебники пишет…

Если в обществе, где не приняты пытки и смертная казнь, кто-то с пыткою смертную казнь применяет, то с точки зрения ценностей общества он воспринимается как преступник. А если в обществе были приняты пытки как средство дознания, никому и в голову не пришло сказать, что это плохо, все считали, что это правильно. А как же изобличить преступника? На дыбу его! И если оценивать деятельность того или иного государственного деятеля по тому, что он участвовал в такого рода дознаниях с современной позиции, то перед нами будет тиран, но он не был тираном для своих современников.

И ещё у нас некая склонность к самобичеванию. Те, кто изучал западную историю, знают, что наиболее кровавые преступления, с нашей современной точки зрения, совершали средневековые западноевропейские народы, особенно английские, да и французские тоже. Если соотнести количество жертв, которые опять-таки с современной точки зрения, являются несправедливыми, с количеством жертв, допустим, совершённых Иваном Грозным – цифры несоизмеримые (курсив мой – Л.Д.С.-Н.). Но вокруг тех самых королей нет ореола жутких, страшных, кровавых правителей. А Иоанна называют Грозным по праву, справедливо, народ так назвал, но он не является уникальным грозным правителем в те самые времена, о которых идёт речь…».

Да, через два года текст уже совсем другой. И святитель Филипп не упоминается, и преподобный Корнилий, и «народ так назвал», и уже «назвал справедливо», и уже он «не является уникальным грозным правителем в те самые времена…».

Да и то. Ведь в Орле уже стоит памятник Грозному Царю. Стоит памятник, освящённый не кем-либо, но духовником Патриарха схиархимандритом Илием, и это не могло произойти без согласия на то Патриарха. Так что времена, они – меняются.  И скоро изменятся до того, что памятник Великому нашему Царю Иоанну Васильевичу Грозному встанет в центре Третьего Рима – на Лубянской площади…

— Сие и буди, буди! – как любил по таким поводам говорить Митрополит Санкт-Петербуржский и Ладожский Иоанн. Кстати, готовый памятник которому работы Вычеслава Михайловича Клыкова, тоже до сих пор не поставлен ни в Санкт-Петербурге, ни в Самаре. Но и этот памятник Великому Патриоту земли Русской скоро встанет в городе на Неве и городе на Волге.

Сие и буди, буди!

 

Глава Союза Православных Хоругвеносцев,

Председатель Союза Православных Братств,

Предводитель Сербско-Черногорского

 Савеза Православних Барjяктара

Леонид  Донатович Симонович-Никшич

Тэги
Страны

Об авторе