Политика

Падение американской империи и распад геополитической матрицы

Июль 01
07:20 2011

Падение американской империи и распад геополитической матрицы


Учитывая всё то, что происходит сегодня в мире, мы подумали, что настало подходящее время, чтобы нагнать события с точки зрения нашего давнего друга Ричарда Мейбери, скромного, но весьма уважаемого автора, преподавателя и аналитика. В дополнение к своей работе в качестве консультанта по вопросам стратегического планирования бизнеса и активов высокой чистой стоимости (частные семейные активы, превышающие 1 млн. долларов – прим. пер.), Ричард является редактором U.S. & World Early Warning Report, ежемесячной службы, помогающей читателям увидеть мир таким, какой он есть, в отличие от того, каким бы СМИ и чиновники желали его Вам представить. Ричард по праву считается одним из лучших авторов на тему свободного рынка в сегодняшней Америке. Его статьи публиковались в «Wall Street Journal», USA Today и других крупных изданиях.

— В течение последних лет Вы постоянно предупреждали Ваших читателей о наступлении хаоса в том, что Вы называете «Хаостаном». Это ещё один Ваш прогноз, который сегодня сбывается. Прежде чем мы перейдём к текущим событиям, не могли бы Вы дать определение слова «Хаостан» для тех читателей, которые не знакомы с ним.

— В Центральной Азии слово «стан» означает «земля чего-либо». Поэтому Казахстан – это земля казахов, Курдистан – земля курдов, и так далее. Я придумал термин Хаостан – «земля хаоса» – в 1992 году и отнёс его к территории от Северного Ледовитого до Индийского океана, от Польши и до Тихого океана, плюс Северная Африка.

Для того чтобы понять, почему я называю эти области Хаостаном, сначала необходимо понять два фундаментальных закона, которые делают возможными цивилизации. Первый из них, «Ты должен делать всё то, что ты согласился делать», лежит в основе договорного права. Другой, «Не посягать на других лиц и их собственность», является основой гражданского права и части уголовного права.

Там, где Вы обнаруживаете, что эти законы в значительной мере соблюдаются, особенно правительством, Вы найдёте больше мира, процветания и экономического прогресса, особенно мира. На территориях, где они соблюдаются в меньшей степени, Вы обнаружите хаос.

Территория, которую я отношу к Хаостану, никогда не развивала правовых систем, основанных на этих двух законах, по крайней мере, правовых систем, которые бы правительство чувствовало себя обязанным соблюдать. Я должен отметить, что эти два фундаментальных закона обеспечивают основу для старого британского общего права, которое, в свою очередь, стало основой для наших Декларации Независимости и Конституции – основополагающих юридических документов, сделавших Америку тем, чем она является, точнее тем, чем она была.

Итак, важнейшим является то, что Хаостан является территорией, где никогда не были созданы правовые системы, или, по крайней мере, рациональные системы, которые государство вынуждено соблюдать. Как результат, на всём протяжении истории они страдали от политических, экономических и социальных потрясений… хаос.

— Что приводит нас к настоящему, с нынешней вспышкой, происходящей в Хаостане. Как говорит Дуг Кейси, «нас настигает то, прихода чего мы не замечаем». Другие, не такие, как Вы и Дуг, никто из известных мне людей не предполагал возникновения сегодняшних проблем в таких местах, как Тунис, Египет и Ливия. Однажды всё было тихо, на следующий день мы получили безвластие в основных странах-производителях нефти, странах, в которых, как считалось, ничего не изменится. Каковы ваши общие соображения об этой ситуации?

— Если Вы читали все эти годы Early Warning Report (Доклад раннего предупреждения), Вы знаете, что сегодня не происходит ничего, что удивило бы меня или моих читателей. Это то направление, в котором, как я предполагал, Хаостан и пойдёт. Я просто удивлён, что для того, чтобы дойти до этой точки, потребовалось гораздо больше времени, чем мне казалось. В этой связи я часто привожу цитату от Дуга…

— «Просто потому, что что-то неизбежно, это не делает его надвигающимся?»

— Это тоже, но я имел в виду, что для этого случая более подходит цитата «Когда Вы думаете, что наступает какая-то гадость, до её наступления проходит больше времени, чем Вы думали. Но когда она, наконец, случается, оказывается, что всё ещё хуже, чем Вы предполагали».

Я думаю, что это фантастическое наблюдение, и очевидно, что оно распространяется и на наш случай. Я всегда был уверен, что это безобразие должно случиться, но, признаться, был удивлён, что всё это случилось одновременно, и что это происходит в такой короткий промежуток времени.

— Как Вы охарактеризуете эти перевороты?

— Происходят две вещи: Одна из них – это падение американской империи, и это приводит ко второй, распаду геополитической матрицы. В последнем случае я имею в виду множественные отношения между правительствами по всему миру и отношения между этими правительствами и их народами.

Это матрица отношений и политических структур, называемых странами, большинство из которых существовали в течение долгого времени, и которая разрушается сейчас, отчасти потому, что в большинстве случаев границы между этими странами были разработаны давно, людьми, которые ничего не знали о местном населении.

Хотя распад начинается в Северной Африке, я думаю, что он распространится по большей части или по всему Хаостану. И это будет иметь последствия даже в Северной и Южной Америке. И хотя почти невозможно предсказать, как именно это произойдёт, на мой взгляд, мир, в котором мы выросли, уходит, и он будет заменён какой-то новой политической матрицей.

Эти изменения будут только усугубляться тем, что американская империя, в которой мы выросли, быстро разрушается. Поскольку американская империя разрушается, все виды отношений погибнут, что приведёт к ещё большему хаосу. Вы можете увидеть это на примере того, как Обама взывал к Мубараку, приказывая ему уйти в отставку, так что я думаю, хаос – это единственное подходящее слово.

Насколько я знаю, в мировой истории не происходило ничего подобного масштаба, и для людей, которые этого не понимают, и не уделяют этому пристального внимания, это будет ад. Но для тех, кто понимает, это будет одна из крупнейших прибыльных возможностей в мировой истории.

Я не знаю, что ещё посоветовать, просто будьте настороже.

— Через мгновение мы вернёмся к прибыльным возможностям. Сначала немного подробнее о разрушении Американской Империи, оценке, с которой мы согласны. Администрация явно застигнута врасплох тем, что произошло в Египте. Вначале она поддерживала режим Мубарака, а затем, как Вы отметили, она «перевернулась», и Обама потребовал его ухода. Похоже, что сейчас правительство США действительно не знает, с кем разговаривать в этих странах. Это не мелочь, если принять во внимание, что десятилетиями, по большей части, американская внешняя политика была направлена на обеспечение стабильной поставки нефти путём установления отношений на Ближнем Востоке, включая создание и поддержку различных деспотов. С этими отношениями, находящимися сегодня под угрозой, правительство США серьёзно обеспокоено тем, что оно столкнётся с существенной деградацией своего влияния на Среднем Востоке. Вы согласны?

— Да, я думаю, что влияние правительства США в этом регионе полностью исчезло. Единственное влияние, которое они там имеют, ограничивается пределом, скажем так, ста миль от ближайшего авианосца. Я не думаю, что Вашингтон воспринимается кем-либо всерьёз, если не считать его военной мощи.

Простейшим фактом, и мы это видели на примере как администрации Буша, так и администрации Обамы, является то, и это всем ясно, что они не знают, что делают. Они совершенно не понимают то, во что вмешиваются.

Я помню, как смотрел телевизионное интервью с Кондолизой Райс сразу после 9/11, когда она сказала: «Никто в Белом доме не знал, где находится Афганистан». И как они после падения башен-близнецов собрались в Овальном кабинете и попросили кого-то принести глобус, чтобы все могли узнать, где находится Афганистан.

— Конечно, этот регион для США важен только из-за своей нефти, и думаю, сейчас что-то около половины производственных линий отключено. Вы видите ситуацию во всём регионе, как влияющую на поставки на постоянной основе?

— Позвольте мне немножко не согласиться с Вашим комментарием, что «единственная причина, по которой этот регион важен для США – это нефть». Я бы хотел чуть изменить его, сказав «единственная причина, по которой он важен для Вас и для меня – это нефть».

Но для правительства США этот регион является местом, в котором они прилагают свою власть, и то, что движет правительством США – это жажда власти. У нас есть много людей, которые проводят взрослую часть своей жизни в попытках заполучить власть, и как только они получают её, они хотят использовать её на ком-то, и одна из групп людей, на которых они это применяют, находится на Ближнем Востоке.

Основатели Америки поняли это. Вот почему они создали Конституцию такой, какая она есть, как попытку ограничить использование власти, но действие Конституции заканчивается на границе. Так американские политики почти с самого начала вышли за пределы страны, чтобы применять свою власть, потому что это намного легче сделать в других странах, чем в своей, и мы должны иметь это в виду.

В то время как нефть, безусловно, является важным фактором, больше оправданием для участия там правительства США, основной причиной, по которой они получают удовлетворение от своего вмешательства в этих странах в течение многих десятилетий, является применение власти.

Теперь, что бы ни происходило с нефтью, я думаю, что там будут ещё восстания, и Вашингтон будет пытаться установить новые отношения с любым режимом. В конце концов, как вы понимаете, в принципе, те, кто владеют нефтью, не смогут сделать с ней ничего, кроме как продать её, и поэтому они будут продавать её, а мы будем её покупать.

— Могут, например, туда приехать китайцы и использовать эту возможность для перенаправления большего количества нефти в свою сторону?

— Конечно, но Вы должны будете оплатить стоимость добычи, и там будут всевозможные правительства, вероятно, они уже там присутствуют, отправив туда своих агентов, чтобы те попытались воздействовать на ситуацию с выгодой для них. И они будут пытаться использовать все средства, чтобы то, сколько нефти они контролируют, применить против своих врагов.

Я не говорю о чём-то, чего не происходило, в сущности, на протяжении веков. Это то, как ведут себя правительства. Я понятия не имею, как это утрясётся в конце концов, но могу сказать, что в конечном итоге тот, кто владеет материалом, будет его кому-то продавать. Может быть, они не будут его продавать непосредственно в США или американским нефтяным компаниям, но они будут продавать его где-нибудь в мире, и это будет увеличивать общие мировые запасы, а США будут затем покупать нефть у кого-то.

Я думаю, что многие политики запутаются в этих транзакциях, но я догадываюсь, сколько нефтяной инфраструктуры будет уничтожено, пока эти правительства будут там маневрировать друг против друга. Хотя об этом слишком рано говорить, но если большое количество этой инфраструктуры не будет уничтожено, я буду очень удивлён.

— Учитывая долгосрочные отношения с Израилем и поддержку всех видов деспотов в этом регионе, является ли на данный момент парень с улицы на Ближнем Востоке антиамериканцем?

— Я слышал о нескольких инцидентам здесь и там, но у меня сложилось впечатление, что в целом людям в мире американцы нравятся индивидуально, потому что мы личности, с которыми они до этого не сталкивались.

В большинстве стран, когда Вы рассказываете обидные шутки о правительстве, все оглядываются через плечо, не слышал ли кто. Американец никогда не оглядывается через плечо, когда рассказывает политический анекдот, и они находят это очаровательным. Мы с уверенностью и открыто говорим о тех предметах, о которых они не будут говорить публично. Таким образом, их пленят наши личности как индивидуумов, но они действительно ненавидят и боятся нашего правительства, так же, как и многие американцы.

Чтобы проиллюстрировать это, просто подумайте о болезненных ощущениях, которые возникают у Вас в кишечнике, когда Вы находите в Вашем почтовом ящике письмо с обратным адресом внутренней налоговой службы. А теперь представьте себе, каково должно быть, скажем, иранцу, выглядывающему из окна кухни и видящему на море американский крейсер.

— Я помню, когда жил в Чили, был потрясён видом американских солдат, бегущих в две шеренги вдоль дороги. Это было обыденным зрелищем. Не нужно много воображения, чтобы понять, как будут реагировать жители США, если иракские войска станут регулярным зрелищем в их городах. Вернёмся к вопросу о нефти и крупных игроках в регионе, Иране, Ираке и Саудовской Аравии. Как Вы думаете, Саудовская Аравия будет принимать участие в игре, прежде чем всё это окончится?

— Они уже в игре, в том смысле, что они пытаются управлять событиями в тех направлениях, которые являются для них благоприятными. Может быть, нам нужно объяснить читателям, откуда произошла Саудовская Аравия. Это не естественная страна. Это страна, созданная правительством Великобритании. Британия пришла в Аравию и подобрала клан саудитов, чтобы он управлял в качестве местной замены Британскому правительству. Они поддерживали клан саудитов, так что он смог завоевать другие племена, и это то, чем Саудовская Аравия сегодня является.

Это всё равно, как если бы кто-то съездил в Техас и подобрал семью Джонс, чтобы управлять Техасом, а сам штат переименовал в Джонс Техас. Это то, чем является Саудовская Аравия, и другим племенам не нравится доминирование клана саудитов, так что напряжённость всегда присуща этой стране. Способом, которым клан саудитов старается избегать насилия, является подкуп населения. Они просто продолжают закачивать деньги в население в попытке содержать их откормленными, немыми и счастливыми, но население устало от всей этой аферы, и древняя ненависть к племени саудитов всегда остаётся там, под поверхностью. Существует жуткое негодование населения.

Когда океан нефти выливается в эту смесь, увеличивая невообразимое богатство саудовских правителей, Саудовская Аравия является тем нитроглицерином, о котором люди писали на протяжении десятилетий. Я являюсь одним из них. Я удивляюсь, что Саудовская Аравия до сих пор ещё там. Я думал, что она должна была быть взорвана давно, но, может быть, восстания, распространяющиеся по всему исламскому миру, выжгут предохранитель для их свержения.

Саудовская Аравия – это большой приз, а это значит, что много людей хотят его, и они, вероятно, будут бороться за него – и как далеко это зайдёт, я не знаю. Это, может быть, самый высокий уровень неопределённости после Второй Мировой войны.

— Было бы логичным, если бы военно-промышленный комплекс США собирался использовать всю эту нестабильность, как повод для совершенствования, продолжив увеличение громадного уровня военных расходов, что является большой проблемой с точки зрения сокращения дефицита. По Вашему наблюдению, американская военщина остаётся такой же большой, как была, или же происходят изменения по мере того, как империя продолжает сокращаться?

— Я думаю, что будут какие-то знаковые сокращения военных, но я не вижу ничего серьёзного, поскольку всё, что нужно сделать, чтобы американский народ поддержал большую армию, это просто напугать его немного. И это легко сделать, в нынешней ситуации это очень легко сделать.

Так что я склонен думать, что всё, что Вам для этого надо сделать, это сообщить, что нам необходимо побольше авианосцев, потому что поставки нефти находятся под угрозой, и типичный американец на улице скажет: «Хорошо, стройте больше авианосцев».

Здесь нужно иметь в виду то, что, да, США на сегодня имеют самые большие вооружённые силы в мире, но Вашингтон принял на себя крупнейшие в мире военные обязательства – а именно ответственность быть полицейским всей планеты. Не существует другой страны, которая считает, что обязана следить за порядком всей Земли, поэтому с точки зрения отношения огневой мощи к контролируемой территории Вашингтон на самом деле слаб, и его враги знают это.

— Недавно министр обороны США Р. Гейтс заявил кадетам в Вест-Пойнте, что мы больше не можем сражаться в ещё одной большой наземной войне. Верите ли Вы в это? Я имею в виду, если Саудовская Аравия станет действительно нестабильной, как вы думаете, ступим ли мы сапогами на эту землю?

— Да, определённо. Эта идея, что можно вести войну без использования сухопутных войск, смешна. Это свидетельствует об отсутствии понимания того, что такое правительство. Правительство – это организация, которая контролирует кусок данной ей территории, а чтобы контролировать его, необходима пехота, стоящая на этой земле. Фраза «сапоги на земле» очень точно для этого подходит.

Территория должна быть оккупирована солдатами с винтовками, и если у Вас нет возможности сделать это, то Вы не можете её контролировать. Вы можете выбомбить из неё чёрта, но, в конечном итоге, Вы должны ввести наземные войска.

— И всё же в своём выступлении перед курсантами Гейтс сказал, что войны вроде Афганской нежелательны, и он бы на самом деле не советовал их. У меня есть копия статьи, и я процитирую: «На мой взгляд, любому будущему министру обороны, который посоветует президенту вновь отправить большую американскую армию в Азию или в центр Африки, необходимо будет проверить голову».

— То, что он говорит, абсолютно верно. Не надо вмешиваться в иностранные войны. Но я думаю, что это наивное представление, считать, что они будут это делать, потому что, прежде всего, это правительство. Оно хочет использовать власть. Оно собирается использовать свою власть над кем-то, и оно вступит в очередные войны, потому что люди, которые верховодят в правительстве, властолюбцы и они хотят использовать свою власть. Пока в Конституции не будет поправки, что правительство США не может вмешиваться в дела других стран, мы будем иметь войны в этих странах.

— Если говорить об иностранной путанице, Израиль должен наблюдать за этим с большой озабоченностью.

— Да, если бы я был израильтянином, мне было бы очень страшно, и, конечно, они также тайно работают, пытаясь направить события в благоприятных для них направлениях. Я не знаю, что сказать об этом, кроме старой фразы: «ситуация не ясна». Она неясная, в этом нет сомнения.

— Вернёмся на мгновение к Вашему утверждению о том, что правительства нуждаются в осуществлении власти. Является ли это просто психологическим отклонением среди властолюбцев или за этим скрывается нечто большее?

— Я расцениваю это как психическое заболевание. Такие люди, как Вы, я и наши читатели, как правило, стремятся к благосостоянию. Мы хотим жить процветающей, комфортной жизнью и для этого мы стремимся к богатству. В отличие от нас, люди, которые поднимаются на верхушку правительства – стремятся к власти. Они получают удовлетворение от того, что заставляют людей делать то, чего те не хотят. В сущности – они драчуны.

Давайте предоставим немного доказательств. Практически каждый законодательный акт, принятый за последние 100 лет, связан с использованием силы в отношении лиц, не принёсших никому вреда. С каждым, кому нравится эта привилегия, что-то не так, поэтому я думаю, что когда Вы имеете дело с высокого ранга политиком или бюрократом, Вы имеете дело с человеком, который любит третировать других людей. И это являлось основным фактором, который рассматривали основатели Америки, когда создавали Конституцию. Они понимали, что политическая власть развращает нравы и суждения.

— Минуту назад Вы упоминали, что одним из способов правительства заставить народ одобрить их планы является его запугивание. И история подтверждает, что эта тактика не нова. Многие американцы всё ещё рассматривают 9/11 как доказательство того, что мусульманские экстремисты пытаются захватить нас, и мы должны защищаться, и видят в этом достаточное обоснование того, что американские военные принимают участие в акции на Ближнем Востоке. Даже от наших читателей мы слышим такие вещи, как «Убейте их всех, и пусть Бог сортирует их». Как бы Вы ответили на это?

— Я знаю многих людей, которым, кажется, необходимо кого-нибудь ненавидеть, и когда правительство даёт им предмет ненависти, они благодарны. Я знаю много таких людей. Они любят получать удовольствие от презрения целых классов людей, крася их всех одной кистью, как дети.

— И всё же люди утверждают, что это не правительство подсунуло нам арабов, чтобы ненавидеть их. Они взорвали торговый центр. Существует явное свидетельство того, что на самом деле нас кто-то ненавидит, и поэтому мы должны ненавидеть в ответ.

— Ну хорошо, как отметил Рон Пол, я думаю, что точно процитирую Рона: «Они не пришли сюда, пока мы не пришли туда».

— А мы на тот момент были там уже долгое время.

— Совершенно верно. Можно вернуться лет на 200 назад, если хотите, я это сделаю. Первой войной между США и мусульманами была Берберийская* война, в далёкие 1800-е. И она была, по сути, продолжением крестовых походов. Европейцы сражались с мусульманами, и европейцы обманули американских политиков, чтобы те вступили в войну на их стороне.

Когда вы слышите в гимне морской пехоты слова «от дворцов Монтесумы к берегам Триполи», фраза «к берегам Триполи» относится к Берберийским войнам, в которых США вступили в Крестовые походы против мусульман на стороне европейцев.

Таким образом, можно вернуться на 200 лет назад, когда европейцы начали нами в этом вопросе манипулировать, или можно начать отсчёт с 1940 года, когда Рузвельт заключил соглашение о поддержке саудитов. Ни разу мусульманское правительство не посылало армий в США, но Соединённые Штаты делали это на Ближнем Востоке неоднократно.

— Говоря о манипуляциях, меня всегда поражает, как англичане увязли по шею в Израиле, так же как французы во Вьетнаме, и внезапно всё изменилось. Они вдруг оказались за кадром, заменённые американцами. Поразительно, сколько мы потеряли в качестве израильского благодетеля номер один. Я также поражаюсь, что мы потеряли 50 000 человек во Вьетнаме после того, как французы ушли. Для меня это не имеет смысла, но я предполагаю, что этого и следует ожидать, как только Вы бросаетесь на поиски иностранных приключений.
Что ещё Вы рассказываете Вашим читателям. Какими темами Вы живёте?

— С точки зрения экономики, на протяжении нескольких лет мы писали о падении курса доллара. Но в настоящее время, начиная с мартовского номера, я сделал разворот и вернулся к гораздо большей геополитической ориентации, потому что я думаю, что происходящее в исламском мире теперь будет, по крайней мере, таким же доминантным, как падение Советской Империи в 1990-х.

Джим Пауэлл сделал интересное замечание. Он сказал, что пройдёт немного времени, и мы будем оглядываться назад, сравнивая жизнь до Туниса с жизнью после Туниса. И я думаю, что это правда. Восстание в Тунисе будет рассматриваться сродни атаке на Пёрл-Харбор и убийству эрцгерцога Фердинанда в 1914 году, когда жизнь после инцидента стала совершенно иной. Я думаю, мы сейчас в такой же ситуации.

— Я считаю это само собой разумеющимся, что Вы думаете о гораздо большей стоимость нефти в будущем.

— Да, не то чтобы на этом длинном пути не будет коррекций, но я предсказывал, что в течение долгого времени мы увидим нефть по 300 долларов за баррель. Я не знаю, когда, но я уверен, что это к этому идёт.

— А является ли золото профилирующим вложением на данный момент?

— Конечно, золото и серебро. Я думаю, что они тоже пройдут долгий путь, который, надо сказать, ожидает и доллар, коему всё ещё предстоит длительное падение.

— Есть ли у Вас другие инвестиционные идеи, которыми бы Вы поделились?

— Мне всё ещё нравится Fidelity Select Defence and Aerospace Fund. Идентификатор FSDAX. Я думаю, военная промышленность собирается продавать много оружия, так почему бы не вкладывать в неё средства?

Наш бюллетень основан на том, что я считаю двумя высеченными в граните экономическими тенденциями, одной из них является снижение курса доллара, а другой – война. Я думаю, что они крепко заперты, и поэтому я рекомендую людям делать инвестиции, которые преуспевают в военное время или в периоды валютного снижения, которые мы и имеем. Эти две тенденции – война и падение валюты – по существу то, чем является стратегия Early Warning Report на данный момент. Покупать то, что хорошо во время войны и падения валюты.

— И последний вопрос. Вы считаете, правительство будет выходить из Афганистана более-менее по расписанию?

— Я сомневаюсь в этом, но учитывая, что ситуация неопределённая, кто знает? Комментарий Гейтса очень показателен. Это удивительно, что он допускает публичное признание того, что вторжение в Афганистан было глупостью. Если американские чиновники смогут отвлечь внимание общественности тем, что происходит в Северной Африке, может быть, они смогут осуществить это – может быть, они бросят всё и убегут, и оставят Афганское правительство пропадать, без того, чтобы американская общественность заметила жизни, потраченные впустую для его поддержки.

Одно могу сказать Вам точно. Если Вы хотите отслеживать, что происходит в мире на самом деле, Вам нужно следить за авианосцами. У США 10 авианосцев – гигантских супер-носителей – это всегда признак того, что Вашингтон настроен серьёзно.

— То есть, когда Вы читаете, что авианосец передвинулся в определённую область, то это предупреждение, что что-то должно произойти?

— Да, положение авианосцев – это предупреждение. Наберите в Google «Позиции авианосцев США». (“Positions of U.S. Aircraft Carriers”) Во-вторых, Вашингтон использует военные десантные корабли в качестве замены авианосцам, так что, если хотите, отслеживайте также и их.

* Первая Берберийская война началась из-за действий пиратов, нападением США на североафриканские государства в 1801-м году и закончилась в 1805-м подписанием с триполийским пашой мира, который проблему пиратства так и не решил – прим. пер.