Политика

Открытый и острый конфликт с Западом невыгоден руководству России

Март 13
08:27 2012

Открытый и острый конфликт с Западом невыгоден руководству России


   
 
 Если рассматривать эту ситуацию в долгосрочной ретроспективе, то, конечно, вся новая российская элита и значительная часть позднесоветской элиты были стихийными западниками. Закат Советского Союза характеризовался распространением этой идеологии в обществе и элите, что выражалось в простых бытовых вещах. Дескать, Запад – это рай земной и ориентир, к которому надо стремиться, а у нас все гораздо хуже. Основу этому положил Хрущев, который полностью переориентировал советскую модель на стандарты потребления. Его лозунги типа «Догоним и перегоним Америку!» стали понемногу ориентировать общество на догоняющий тип развития, а советские люди стали постоянно сравнивать свой уровень потребления с Западом. Таким образом, Хрущев стимулировал эти настроения, причем это сравнение проходило по линии потребительских стандартов. Поэтому вся позднесоветская элита (а тем более – новая российская элита) являлась стихийно западнической, как и общество в целом.


 Давайте вспомним конец 1980-х гг., когда общество практически тотально болело «западофилией», а позднесоветская элита была абсолютно убеждена, что можно сделать несколько шагов навстречу Западу, который примет нас как равных партнеров, и сразу же жизнь заиграет другими красками. Это – одна из капитальных ошибок горбачевской политики. Он был уверен, что можно радикально изменить ситуацию, пойдя навстречу Западу. А потом произошла совершенно понятная вещь: Запад совершенно не разделял наших иллюзий и мечтаний. Он просто цинично попользовался нашей готовностью идти на эти уступки и взял все то, что мы отдавали, а заодно и все, что плохо лежит. Взамен Россия не получила ничего. Более того, взамен нам выставили список всевозможных условий, поставив на нас клеймо второсортности. Это вызвало естественную рефлексию российской элиты.


 В частности, Путин является характерным образцом того, как стихийные западники, разочаровавшись в этих ценностях, перешли на более прагматичные и циничные позиции. И Путин пытается выступать исходя из них. Впрочем, дружба дружбой, но никто не будет с вами считаться, если вы не будете сильны. Хотя, конечно, он тоже, видимо, рассчитывал на какие-то новые отношения с Западом, но теперь пришло отрезвление. Но это еще не значит, что Путин готов идти на конфликт с Западом, что, в принципе, правильно, т. к. Россия к нему не готова, и он, в общем-то, не нужен. Всю конфликтность нужно перевести в плоскость борьбы за национальные интересы, причем не на территории России, а за ее пределы.


 При этом открытый и острый конфликт с Западом невыгоден руководству России. Я уверен, что даже если бы Зюганов стал президентом России, он не пошел бы на прямой конфликт с Западом, декларировав готовность выстраивать отношения с ним на партнерской основе, – просто потому, что у нас на данный момент нет таких сил. Киссинджер – это один из представителей американской элиты, который озвучивает новому российскому президенту некий посыл. Дескать, «мы, конечно, в целом недовольны и у нас есть много вопросов к Вам, но мы, тем не менее, признаём результаты этих выборов, так или иначе понимая, что именно Вы будете главой государства в течение ближайших шести лет. Мы готовы работать с Вами, что, однако, не означает ни взаимной любви, ни взаимной ненависти». Главное – это не провоцировать Россию на большее обострение. Многие оппозиционеры внутри России хотели бы видеть более жесткую позицию со стороны Запада, однако там сидят очень циничные и прагматичные люди, которые понимают, что российская оппозиция на данном этапе проиграла. Так что, нравится им Путин или нет, сейчас имеет смысл сделать реверанс в его адрес, чтобы не провоцировать дальнейшее обострение ситуации.