Культура и искусство

Отделение искусства от хамства. О некоторых итогах «издевательства над девушками»

Июль 11
10:46 2012

Отделение искусства от хамства. О некоторых итогах «издевательства над девушками»


 Позавчера суд в очередной раз оставил под стражей т.н. Девушек Из Пуссирайот. Мы не можем не отметить, со своей стороны, главный эффект этого жестокого, безжалостного, ужасного обращения государства с творческими личностями. Уже 5 месяцев остальные творческие личности боятся проводить своё актуальное искусство в публичных местах: никто не танцует канкан в церквях, не поджигает полицейские авто, не рисует мега-гениталии на мостах. И это не может не радовать.


Тем временем — немного об истоках и сути данного актуального искусства.


…Современное искусство в его «акционистском» изводе становится одной из наиболее обсуждаемых тем блогосферы и общества. Тема группы, устроившей так называемый панк-молебен в кафедральном соборе Москвы, не сходит с главных новостных страниц. Общество в этом вопросе, как можно заметить, расколото. Противопоставлены тут пресловутая прозападная творческая интеллигенция, во многом — обитатели пространства внутри Садового кольца, люди, полагающие себя новой формацией, белой костью, так называемые «продвинутые», креативный класс, распрощавшийся со всяческой религиозностью своих предков (отнюдь не обязательно христианского круга), и – остальное население страны. Эти, по мнению первых, недалёкие, заскорузлые, одержимые прошлым, косные люди, имеющие наглость не умиляться глумливым выходкам, задевающим их обычаи и святыни.


Когда-то ныне практически забытый Александр Бренер, «акционист», «художник», и «поэт», уже обкатал метод добычи известности путём оскорбления массы традиционно мыслящих людей. Если кто помнит, Бренер во время службы в Елоховском соборе, тогдашнем московском кафедрале, несколько раз, дурным голосом, выкрикнул в алтаре «Чечня!».


Творческая — та самая свободомыслящая — интеллигенция умилилась, но, в целом, в сумасшедшем 1995 году эта выходка осталась практически без резонанса. Потому как перекричать действительность, поставившую полстраны на грань выживания, было поистине сложно. Тогдашние звёзды актуального искусства вопили, рубили иконы, кривлялись, скакали и строили рожи, но в новостные колонки всё это попадало нечасто.


Однако почин был положен – стало ясно, что искусство оскорбления, искусство, основанное на плевках, на обиде, на нарушении не столько даже табу, сколько элементарной человеческой морали – может существовать, как таковое, и встречать одобрение у какой-то части общества, ничтожной в проценте, но крепко оседлавшей всевозможные медиа.


Хочется отметить, что этой пресловутой художественной травле, для непосвящённого выглядящей как избиение священных коров, и борьба, предположим, с мракобесием, — не подвергается ни иудаизм, ни ислам. Потому как любая попытка насмешки над адептами иудаизма немедля будет приписана к проявлениям антисемитизма и встречена в штыки. А учитывая происхождение значимого большинства этих самых галеристов и акционистов, — попросту невозможна. Нет, я не говорю о том, что эти деэтнизированные люди не хотели бы этого, скорее всего, хотели, но они понимают, что так не достичь закордонного резонанса, разве только негативного.


Любая же попытка насмешки над религией мусульман пресекается мусульманами в известной жёсткой форме, и тут наши борцы с косностью попросту боятся.


Получается так, что нестрашно и выгодно смеяться лишь над традиционной религией русских, и нестрашно и выгодно именно русских, как пресловутое «слабое звено», делать крайними, наживать те или иные капиталы на том, чтобы причинять определённые страдания основному народу страны.


Эта ситуация, несомненно, несправедливая, демонстрирующая как безоглядный конформизм, так и известную подлость этих, с позволения сказать, творцов.


Конечно, тут, в очередной раз не позавидуешь власти, как это принято в России. Власть попала в клещи. Каждый кадр заключённых внешне миловидных молодых девиц, по сути, никого не убивших и не ограбивших, вызывает к ним сочувствие. Это естественно.


Но в случае, если они отделаются малым наказанием, власти, несомненно, столкнутся с тем, что массовые акции в церквях, «панков» ли, «феминисток» ли, или же просто, с чем-то там не согласных, станут постоянными явлениями будущего.


Конечно, нельзя счесть этих молодых дурочек виновными во всём происшедшем. Их, возможно, надлежит помиловать, а взяться надо за тех, кто вполне процветает, кто живёт с этого, безусловно, разврата.


До тех пор, пока находятся организаторы и пропагандисты, такого, с позволения сказать, искусства, до тех пор, пока мы не научились, вопреки художественному диктату этих самых «продвинутых» и «креативных» псевдотворцов псевдоискусства, называть подобное творчество тем, чем оно является, а именно – дрянью, мерзостью, гадкой пенкой с полей аэрации, наша жизнь не приобретёт ту чистоту, какой надлежит быть.


В какой невозможен ветхозаветный грех прародителя дикарей Хама, высмеявшего отца своего.