История

Освободительное движение или ксендзо-шляхетский мятеж?

Май 28
08:57 2012

Освободительное движение или ксендзо-шляхетский мятеж?

 

 Литва объявила 2013-й Годом восстания против Российской империи …

 

Парламент Литвы на вчерашнем заседании принял закон о провозглашении 2013 года Годом восстания 1863 года, сообщает «Интерфакс». Имеется в виду восстание 1863–1864 годов в Польше за освобождение из-под власти Российской империи, 150-летняя годовщина которого наступает в следующем году.

 

46 депутатов поддержали проект соответствующего постановления. Данным законом, по информации агентства, парламент хочет подчеркнуть историческое и культурное значение этих событий для литовского, белорусского и польского народов. Правительству предложено до 1 сентября разработать программу юбилейных мероприятий, а в бюджете на 2013 год предусмотреть средства на их проведение.
 

В законе говорится, что восстание 1863-1864 годов — это «национально-освободительное восстание народов Речи Посполитой за освобождение из-под власти Российской империи». Борьба за свободу велась на «оккупированной» Российской империей территории Польши и Великого княжества Литовского, и в их этнографических областях — Белоруссии и Украине, отмечают литовские парламентарии.

 

Польским восстанием в 1863–1864 гг. называют мятеж в Царстве Польском (включающем современные земли Польши, Белоруссии, Литвы и Правобережной Украины), организованный националистически и антирусски настроенной частью польской шляхты и католического духовенства. По словам видного русского консервативного публициста М.Н.Каткова, это был «ксендзо-шляхетским мятеж». «Польское восстание вовсе не народное восстание: восстал не народ, а шляхта и духовенство. Это не борьба за свободу, а борьба за власть, — желание слабого покорить себе сильного», — писал М.Н.Катков. По словам публициста, «властолюбивой шляхте, желающей властвовать над русским народом, подало руку властолюбивое римско-католическое духовенство, желающее поработить Православную Церковь. Два властолюбия вступили в союз, два властолюбия одно другого ненасытнее». «В Польше, — подчеркивал М.Катков, — мы имеем против себя не польскую национальность, отстаивающую свое право на жизнь, а польское государство, уже давно разрушившееся и тем не менее не могущее отказаться от завоевательных планов».

 

Дело в том, что польский мятеж был направлен не только на отделение Польши от России, но и на отторжение от Российской империи ее исконных западных земель (Белоруссии и Правобережной Украины) и восставноление бывших владений Речи Посполитой «от моря до моря». Захватнические планы польско-литовских повстанцев вызвали негодование большей части русского общества. На стороне организаторов польского мятежа выступили разве что российские революционеры, проживавшие в эмиграции, в частности А.И.Герцен и М.А.Бакунин, для которых польское восстание служило орудием борьбы с русским царизмом.

 

Восстание было решительно подавлено наместником Польши Ф.Ф.Бергом, установившем в крае военную диктатуру и генерал-губернатором Северо-Западного края (Литвы и Белоруссии), которым в мае 1863 г. стал генерал М.Н.Муравьев, прозванный позже революционной пропагандой «вешателем». Но патриоты России ставили ему в заслугу спасение единства страны и помощь, как писал Ф.И.Тютчев, «бедному, замученному племени», т.е. угнетаемым шляхтой западнорусским крестьянам.

 

За причастность к восстанию было казнено 128 человек (польские повстанцы повесили около 2 тыс. своих противников); 12500 было выслано в другие местности, в частности в Сибирь (часть из них впоследствии подняла Кругобайкальское восстание 1866 года), 800 отправлено на каторгу. Учитывая, что следствием установлено участие в восстании около 77000 человек, можно констатировать, что всего подверглось наказанию менее 1/5 участников восстания.

 

 «Не польский народ — враг наш. Не польскую национальность поражаем мы, подавляя восстание. Мы боремся с интригой, которую затеяло властолюбие шляхты и ксендзов. Первую еще можно как-нибудь извинить: в ней живы воспоминания о господстве. Но где найти слово извинений для этих ксендзов, которые из служителей религии мира превратились в предводителей шаек, в заговорщиков и душегубцев?» — заключал М.Н.Катков.