Горячие точки

Особености работы ЧВК и вопросы их деятельности в Африке

Май 06
03:37 2013

Особености работы ЧВК и вопросы их деятельности в Африке

 

О частных военных компаниях ныне достаточно много пишется, однако, как ни странно, в Российской Федерации данная тема недостаточно известна, что открывает простор для различных псевдоисследователей, публикующих свои опусы в расчете на то, что в самой Российской Федерации данный вид деятельности не является легальным и потому можно писать все, что в голову взбредет.

 

В данном случае нет смысла повторять историю появления ЧВК в мире, тем более что об этом автор подробно писал в статье «Частные военные компании, их создание и развитие — опыт работы в Ираке, Афганистане, Африке и в других регионах мира».

 

Все же следует в общих чертах коснуться основных этапов в их развитии.

 

В своем современном виде рынок самих ЧВК создан в войнах в Афганистане (с 2001 г.) и в Ираке (с 2003 г.), где частные военные компании получали контракты, как напрямую от министерств и ведомств правительств США и Великобритании (Department of State, U.S. Agency for International Development, Department of Defence), так и от различных управлений армии США (Army Corp of Engineers, Logistics Civil Augmentation Program, U.S. Army Contracting Agency), а также от ООН (UNICEF, UNHCR, UNDP), Всемирной организации здравоохранения (World Health Organization) и от новых правительств Афганистана и Ирака, а также от различных западных компаний ведавшихся вопросами нефтедобычи, транспорта, энергетики и водоснабжения, также привлекавшие к своей охране ЧВК.

 

 

Самолёт американской частной военной компании AirScun на аэродроме в Киркуке(Ирак) в июне 2004 года. Фото Richard Ferguson

 

К собственно ведению боевых действий в Ираке и Афганистане имеют отношение небольшое количество компаний, занимающиеся либо подготовкой армий и полиции Ирака и Афганистана, либо транспортными перевозками, в том числе авиационными, либо охраной некоторых военных баз.

 

 

ЧВК в Афганистане.Фото А.Сухолесского

 

Следует учитывать, что англосаксонская модель армии США глубоко отличается от модели армии, принятой в Европе, и американская армия по сути представляет собою большую корпорацию, которая традиционно использует в своих интересах, как, условно говоря, подрядчиков другие корпорации, как частные, так и государственные.

 

В силу этого те сферы деятельности вооруженных сил, которые в Европе традиционно находились в ведении различных военных ведомств, а то и родов войск, в армии США ныне переданы в ведение частных компаний.

 

Так, например, тыловое обеспечение американской армии в некоторых регионах мира с 1992 года осуществляется в частном порядке путем расписывания тендера Американским инженерным корпусом «United States Army Corps of Engineers (USACE)».

 

Что касается основной деятельности ЧВК по ведению охранной деятельности, то тут следует различать две, по сути, разные сферы деятельности: первую, заключающуюся главным образом в работе в интересах частных компаний или государственных агенств по сопровождению конвоев и по сопровождению «клиентов», последнюю называют «Personal Security Detail» (хотя в армии США эта деятельность называется Protective Services Detail); и вторую под названием “Static guard”, заключающуюся в охране обьектов в интересах американской армии.

 

 

Командир группы британской охранной компании Эринис в Ираке летом 2004 года. Фото TonyTydings

 

Армия США часть задач по охране собственных военных баз передала частным компаниям и, соответственно, в случае охраны клиентов и сопровождения конвоев работники ЧВК являются частью коммерческого сектора, а в случае с охраной баз армии США, работники ЧВК являются частью армии США с соответствующими правами и обязаностями.

 

Что касается коммерческого сектора то в данном случае ЧВК, ведущие охрану обьектов, работают по контрактам с коммерческими структурами либо с армией США, в первую очередь с Американским инженерным корпусом»United States Army Corps of Engineers (USACE)», либо получая контракты от агентств ООН или других международных организаций в рамках программы реконструкции Афганистана.

 

 

Подготовка курдской охраны ЧВК Эринис в лагере Ираке в 2004 году в лагере компании Флор-контрактора «United States Army Corps of Engineers (USACE)».

 

В данном случае следует помнить, что сам род деятельности данных ЧВК делится на несколько направлений, достаточно далеких друг от друга, и поэтому компании, специализирующиеся на одном из них, достаточно глубоко отличаются от компаний, специализирующихся на другом направлении, что опять таки не отрицает возможность того, что одна компания может работать по нескольким таким направлениям.

 

Так компания «EOD Technology» начав работу в проектах по разминированию в Африке, затем занялась в Ираке охраной конвоев и клиентов, а с 2006 года вместе с компаниями «Triple Canopy, «SOC-SMG» и «Sabre» осуществляла до вывода армии США из Ирака в декабре 2011 года охрану практически всех американских военных баз в Ираке и значительного числа таких же баз в Афганистане.

 

 

 

Охрана ЧВК «EOD Technology» в американской военной базе Шилд в Багдаде

 

 

Стрелковая подготовка охраны ЧВК «EOD Technology» в американской военной базе Махмудия

 

Важную роль в защите обьектов инфраструктуры и дипломатических представительств играют также компании «G4S»,”Armor Group” и “Global Strategies Group”, которые тем самым в какой то мере также действуют в интересах армии США.

 

В последние несколько лет появился новый вид деятельности ЧВК — борьба с самодельными взрывными устройствами (СВУ или по американской терминологии — IED(Improvised Explosive Device)). Само появление рынка борьбы с СВУ или Counter Improvised Explosive Device (CIED) обусловленно растущим размахом применения данных СВУ в войнах в Ираке, Афганистане и в Сомали, хотя после Оттавских конвенций с вооружения были сняты противопехотные мины и прекращено ведение подготовки специалистов по ним.

 

 

«Шахид» с подготовленным взрывным устройством

 

С началом войны в Ираке в армии США в Форт Ирвине была созданна организация, ответственная за программы по развитию средств борьбы против СВУ и МВУ, которая носит название Joint Improvised Explosive Device Defeat Organization (JIEDDO), во главе с генералом Монтгомери Мигсом.

 

В рамках данной программы появился рынок услуг и для ЧВК, и в данной сфере начали свою деятельность A-T Solutions, Raytheon, MPRI, Roncо.

 

Совершенно особо стоит вопрос подготовки вооруженных сил иностранных государств. В сфере деятельности ЧВК он является редко встречающимся видом деятельности, и соответственно опытных специалистов в данной области имеется более чем ограниченное количество, а число компаний невелико. В качестве одной из первых такого рода можно упомянуть американскую компанию «Vinnell Corp.», принадлежавшую военно-промышленому концерну “Northrop Grumman”, которая в 1974 году получила контракт на подготовку Национальной гвардии Саудовской Аравии, в чьем ведении находилась защита нефтянных разработок в Саудовской Аравии.

 

Более показателен опыт южноафриканской компании «Executive Outcomes», получившей в 1993 году в Анголе контракт стоимостью 30 миллионов долларов, профинансированный нефтянной компанией «Ranger Oil», которая была заинтересована в востановлении нефтедобычи на нефтянных разработках в регионе Сойо в Анголе, приостановленной вследствии наступления сил УНИТА на позиции ангольской армии.

 

В Анголе после достижения соглашения о прекращении огня и вывода с территории страны кубинских войск была создана миссия ООН (UNAVEM, United Nations Angola Verification Mission), а в мае 1991 года миссия была преобразована в UNAVEM-2. Под её контролем в сентябре 1992 года были проведены выборы, результаты которых признала ООН, но не признала оппозиционная УНИТА. В октябре 1992 года бои возобновились, и силы УНИТА едва не взяли Луанду.

 

В результате боевой операции, разработанной и проведенной компанией «Executive Outcomes» и подчиненными ей силами ангольской армии с ноября 1994 года по январь 1996 года, силам УНИТА было нанесенно серьезное поражение, и руководство УНИТА согласилось на переговоры.

 

Затем в январе 1995 года компания «Executive Outcomes» получила контракт от правительства Сьерра-Леоне по подготовке армии Сьерра-Леоне и по проведению боевых операции против повстанцев Обьединенного революционного фронта (Revolutionary United Front), которые к тому времени вошли в столицу Сьерра-Леоне-Фритаун и захватили контроль над рудниками оксида титана Sierra Rutile и бокситов Sierramoco.

 

 

«Executive Outcomes» в Сьерра-Леоне

 

В апреле-мае 1995 года от повстанцев был очищен Фритаун, а в августе этого же года от повстанцев силами компании был очищен и алмазоносный район Koibu, после чего был организован силами компании вертолетный десант на штаб Обьединенного революционного фронта, в результате которого штаб был уничтожен. И в итоге, в ноябре 1996 года было подписанно соглашение о мире в Сьерра-Леоне.
 

 

Вертолеты Ми-8 компании «Executive Outcomes» в Сьерра-Леоне

 

После прекращения деятельности компании «Executive Outcomes» британец Тим Спайсер, используя наработанную ей базу и создав компанию «Sandline International», приступил к выполнению новой задачи, уже на острове Бугенвиль в Тихом океане. Там после окончания мандата ООН и с присоединением к Папуа-Новой Гвинее в 70-х годах политические представители местного населения потребовали независимости, что в немалой мере было вызванно и наличием на острове рудников золота и меди, принадлежавших компании «Bougainville Copper Limited», являвшейся частью концерна «Rio Tinto».

 

Примьер-министр Папуа-Новой Гвинеи Юлиус Чан обратился за помощью к Спайсеру, и тот собрав персонал из компании «Executive Outcomes», подобрал 44 сотрудника, прибывших в феврале в Порт-Морсби в качестве инструкторов армии Папуа-Новой Гвинеи. Однако правительство Австралии, пригрозив санкциями, потребовало разрыва договора правительством Папуа-Новой Гвинеи, и в итоге все сотрудники «Sandline International» были арестованы, а затем и депортированны из страны.

 

Более успешной в данном плане была деятельность американской компании «Military Professional Resources Inc.», созданой в 1987 году в США. Фактически эта компания являлась частной лишь условно, ибо действовала как отдельное управление армии США, отличаясь от остальной армии лишь тем, что ее сотрудники находились в запасе или в отставке.

 

29 сентября 1994 года министр обороны США Вильям Перри и министр обороны Хорватии Гойко Шушак подписали в Пентагоне договор о сотрудничестве в военной области. В рамках этого договора было оговорено участие компании MPRI в подготовке хорватских вооруженных сил и участие ее специалистов в планировании операций хорватской армии. Одновременно аналогичный контракт был подписан и с правительством Боснии и Герцеговины. Все это сыграло заметную роль в обьединении усилий до этого враждовавших вооруженных сил Хорватии и сил хорватов Херцег-Босны, с одной стороны, и сил армии Боснии и Герцеговины, с другой, что сыграло важную роль в разгроме сербских войск в Западной Славонии (1-2 мая 1995 г), в Книнской Краине (4-8 августа 1995 г) и в Боснийской Краине (июль-октябрь 1995 г).

 

 

Капитуляция 21го корпуса армии Сербской Краины. Фото с сайта «MilitaryPhotos» www.militaryphotos.net

 

 

 

Территория Республики Сербская Краина, находившаяся под защитой миротворческих войск ООН

 

Сам контракт между правительством Хорватии и компанией MPRI послужил впоследствии в 2011 году основанием для того, что две адвокатские канцелярии в США, руководимые американскими сербами, по доверености ряда сербов из бывшей Республики Сербской Краины в федеральном суде Чикаго возбудили иск против компании, потребовав финансового возмещения убытков в размере 10 миллиардов долларов.

 

 

Колонны сербских беженцев из Республики Сербская Краина в августе 1995 года. Фото с сайта «MilitaryPhotos» www.militaryphotos.net

 

В 1998 году эта же компания от Пентагона получила контракт на подготовку вооруженных сил Экваториальной Гвинеи, а в 2000 году компания MPRI получила контракт на проведение реформы армии Нигерии.

 

После вторжения американских войск в Афганистан в 2001 году и в Ирак в 2003 году MPRI получила контракты на создание новых армий Афганистана и Ирака, а впоследствии компания MPRI получила еще ряд аналогичных контрактов, в том числе по подготовке воинского контингента Грузии для участия в операциях в Ираке и в Афганистане, а также по подготовке вооруженных сил Южной Кореи,Тайваня, Коста-Рики, Македонии и Колумбии.

 

 

Армия Афганистана в 2012 году

 

В Колумбии помимо MPRI подготовку сил безопасности Колумбии вели также и ряд ЧВК из Великобритании, в частности компания «DSL(Defence Systems Limited)”, позднее вошедшая в компанию “Armor Group”, получившая от нефтянной компании контракт на охрану нефтянных полей и трубопроводов колумбийской компании Ocensa, чьим основным пайщиком была британская нефтянная компания British Petroleum. В силу колумбийской специфики компания DSL фактически контролировала действия ряда частей армии Колумбии, получившей задачи по охране обьектов и инфраструктуры компании Ocensa, при чем в выполнении этих задач участвовала совместно с DSL и компания Silver Shadow из Израиля. Еще одна компания из Израиля Hod Hehanitin(Spearhead Ltd.) участвовала в подготовке вооруженных сил Колумбии для борьбы против партизан.

 

 

Вооруженные силы Колумбии. Фото с сайта «MilitaryPhotos» www.militaryphotos.net

 

Частные военные компании приняли также активное участие в работе международных полицейских миссий в Боснии и Герцеговине (IPTF-International Task Police Force в 1996-2004 гг.) и в Косово и Метохии (UNMIK в 1999-2005 гг.). Большую роль в данных регионах сыграла американская компания «DynCorp, Inc.», осуществлявшая набор личного состава для американского контингента международных полицейских миссий, а также участвовавшая в инспекции работы персонала этих миссий и в подготовке местных органов внутренних дел. Эта же компания впоследствии в Ираке и Афганистане также получила контракты на подготовку полиции Ирака и Афганистана.

 

 

Инструкторы американской частной военной компании DynCorp с полицией Афганистана. Фото с сайта http://www.policemission.com

 

Британская компания «TASK International» открыла собственный офис во Флориде и заключила с правительственными структурами США контракты на обучение полиций Ямайки и Малайзии, Президентской гвардии Нигерии и сил специального назначения ОАЭ.

 

Наконец операцию армии Грузии в 2008 году в Южной Осетии готовила израильская ЧВК «Defensive Shield», имевшая контракт на подготовку вооруженных сил Грузии.

 

В 2011 году американская компания «Reflex Responses» получила контракт на 529 миллионов долларов от наследного принца Абу-Даби шейха Мухаммеда бен Заида Аль Нахайянна по созданию и подготовке батальона для ведения охранной и контртеррористической деятельности. Британская компания «Ferocitas Global» получила контракт на обучение сил безопасности Кувейта также в 2011 году.

 

Ныне положение на рынке ЧВК меняется, и уже Африка после Ирака стала новым местом приложения усилий (и вложения денег) со стороны США после прихода к власти администрации нового президента США Барака Обамы.

 

Американская армия через созданное им в 2008 году Африканское военное командование (AFRICOM) развернула свою деятельность во многих африканских государствах, как например, в Эфиопии, Судане (в Дарфуре), Уганде, Руанде, Конго, на Сейшельских островах, в Мали, Нигере, Сенегале, Нигерии, Либерии, Камеруне, Габоне, Кении, ЮАР, Танзании.

 

Была развернута программа AFRICAP (Africa Peacekeeping), в рамках которой предусматривалось тыловая подержка, обучение и подготовка вооруженных сил, строительство, охрана морского судоходства, обеспечение снаряжением, оперативное командование и авиационное наблюдение с приоритетными направлениями: вооруженные силы Южного Судана, миротворческие силы Африканского союза в Сомали, сами вооруженные силы правительства Сомали, вооруженные силы Конго(Заира), Либерии и Сьерра-Леоне, а также миротворческие силы Экономического сообщества Западной Африки (Economic Community of West African States или ECOWAS).

 

11 сентября 2009 года Государственный департартамент США обьявил, что в ходе тендера, проведенного в рамках программы AFRICAP (Africa Peacekeeping), на которую было выделенно 1,5 миллиарда долларов, контракты, разделенные на равные части по 375 милионов долларов, получили четыре компании — PSI (Protection Strategies Inc), DynCorp International, AECOM и PAE (Pacific Architects and Engineers).

 

 

Инструкторы компании PAE в Сомали

 

По большому счеты главной целью было противодействие угрозе американских интересов как от сил радикального ислама, связанных с Аль-Каидой, так и от экспансии Китая в Африке. Ради этой цели осуществлялась и другая программа ACOTA(Africa Contingency Operations Training and Assistance), ведущаяся под контролем Пентагона. Согласно ей, до конца 2010 года силами командования (это около 3500 инструкторов) должно быть подготовленно 75 000 военнослужащих африканских армий.

 

 

Блокпост армии Уганды в Сомали

 

Как раз в этой области и получили контракты частные военные компании. Например, с началом операций сил Африканского союза в Сомали частные военные компании MPRI и PAE получили контракты по подготовке воинских контингентов Уганды и Бурунди, составлявших основу миротворческих сил Африканского союза — AMISOM.

 

 

Теракт в Могадишо в 2010 году

 

В самой Африке в силу нестабильности ситуации деятельность ЧВК достаточно важна и для обеспечения деятельности различных государственных и частных западных корпораций. В том числе по охране районов проживания специалистов данных компаний. Так, например, в Кении широко представленна в данной области компания «G4S», а в Уганде — компания «Saracen», которые нанимая местный персонал и по подряду местные охранные компании ведут достаточно активную деятельность.

 

В Нигерии, особенно в дельте Нигера, заметен рост влияния тех групп исламских фундаменталистов (самые влиятельные организации из них: Боко Харам, Хизбах, Аль-Сунна Уал Джамма, Мухаммад Юсуф Мовемент), которые выступают за ведение вооруженной борьбы против «христианского» юга и западных нефтянных компаний. Там охранную деятельность ведут такие ЧВК как Control Risk, Erinys International, ArmorGroup, Triple Canopy.

 

Все возрастающая оперативность в действиях ЧВК, которые в Африке стали проникать в места вооруженных конфликтов уже до появления там американской армии, говорит о том, что они становятся самостоятельным фактором в американской политике.

 

В данном случае американская армия скорее следует развивающейся политической обстановке и с ростом угроз увеличивает финансирования программ подготовки армий африканских государств. Не вдаваясь в вопросы того, насколько политика современного международного сообщества способствует умиротворению Африки, что собственно на примере Ливии более чем очевидно, следует отметить, что для самих ЧВК в условиях продолжающехся войн отсутствует главное условие успешной деятельности ЧВК — наличие воинских подразделений армий НАТО либо их количество крайне ограничено.

 

Тем самым ситуация в некотором роде вышла из под контроля. Современные СМИ преувеличивают степень влияния американской политики и проводящих это влияние ЧВК на те или иные стороны участвующие в войнах.

 

Так в Ливии в 2011 году появлявшиеся время от времени сообщения о тех или иных иных видах деятельности ЧВК говорят лишь о примерах достаточно ограниченных по обьему задач, ибо как правило, эти компании участвуют лишь в наборе персоналал для охраны западных дипломатических представительств, в частности посольства США в Триполи, либо различных департаментов ООН, прежде всего UNDP, UNICEF либо IOM в Ливии, а также в консультационных услугах в области разминирования.

 

То, что прямая деятельсность ЧВК в Ливии — опасное занятие, подтвердилось еще в мае 2011, года когда в Бенгази был убит Пьер Марзиали (Pierre Marziali), резидент французской частной военной компании компании «Secopex».

 

Тем самым силы ливийского ПНС хотя и победили в гражданской войне благодаря подержке НАТО, в то же время находятся вне контроля этого самого НАТО, ибо принятая в Ираке и Афганистане модель создания новых вооруженных сил силами западных армий и ЧВК в Ливии отсутствует.

 

Войны в Сомали, в Судане и в Ливии поставили новые вопросы перед современными частными военными компаниями, ибо в данном случае имеет место совершенно иная ситуация нежели в войнах в Ираке и Афганистане, где данные компании заняли столь важное место. В данном случае требуется значительно более высокий уровень подготовки сотрудников и организации деятельности ЧВК, нежели это имело место в Ираке и Афганистане, где оперативному руководству этих ЧВК возможно было одним вызовом в штаб соседней американской части решить все проблемы как в отношениях с командованием местных вооруженных сил, так и при нападении сил противника. В Африке подобный вызов является куда более чем проблематичным делом, и потому к тендерам на контракты в соответствии с правилами «ACOTA Contract Procedure Guide» допускаются такие компании как MPRI и PAE, чье руководство и сотрудники имеют многолетний опыт воинской службы и участия не только в программах подготовки, но и в ведении операций специального назначения .

 

Что касается морского пиратства, то оно является производным войны в Сомали, и захватами кораблей промышляют как боевики «Организации исламских судов» и его по сути ключевой организации — движения «Аль-Шабааб», так и отряды местных полевых командиров, лишь формально подчиненных Переходному правительству.

 

Очевидно, что Переходное правительство Сомали не в состоянии покончить с пиратством, а также очевидно, что миротворческие войска Африканского союза эту проблему также не решат.

 

Согласно данным «Морского бюллютеня» компании «Совфрахт», в сутки через Аденский пролив проходит до 250 гражданских судов, и защитить каждое судно невозможно. К тому же очевидно, что пираты имеют широкую сеть осведомителей в странах Персидского залива, без которой вряд ли бы они могли столь успешно действовать.

 

С расширением масштабов войны в районе Африканского Рога, данный судоходный район окажется под куда большой угрозой, ибо движение Аль-Шабааб вряд ли откажется от захватов кораблей, особенно, если ему удастся распространить свое влияние на Пунтленд и Сомалиленд, выйдя на берега Аденского залива. Поэтому проблему могут решить либо вооруженные силы какого-то «цивилизованного» государства (так услуги своих ВМС предлагала Канада), либо какая-то частная военная компания, которой за это будут платить деньги.

 

Поэтому и появились на данном рынке частные военные компании, естественно американские и британские, как уже известные по Ираку и Афганистану Blackwater (Xe company) и Aegis, так и компании, традиционно специализирующиеся в области морской безопасности, как например, Drum Cussac, Trojan Securities International, Securewest International и Blue Mountain, так и новосформированные — SeaMarshall, Naval Guards Ltd, Solace Global Maritime, Nautilus International, Aspida Maritime Security, Shield Risk Consulting, Trident Group, Halliday Finc.

 

Как правило, оплата тут варировалась до 500-700 долларов одному специалисту за один день на борту и в два-три раза меньше при нахождении в порту.

 

Позднее ряд подрядов получили компании из бывшего СССР, в частности российские «Моран Груп» и «РСБ груп».

 

 

Охраник российской компании «РСБ групп» на корабле в Индийском океане. Фото с сайта РСБ групп http://www.rsbgroup.ru

 

Что касается выводов, применимых в условиях на постсоветском пространстве, то тут следует отметить прежде всего эффективность в самой организации ЧВК, позволяющей качественно использовать имеющийся личный состав. В данном случае отсутствует привычный для той же Российской Федерации «военный колхоз», в котором подчиненные нередко считают, что могут сами определять, в каком направлении следует вести политику компании и кого она может принимать в свой состав. Помимо этого деятельность подобных ЧВК строго регламентированна правилами как по уровню допуска (security clearance), так и по качеству и количеству техники, снаряжения и вооружения, что является гарантией того, что минимальный уровень в ходе проведения полученного контракта будет осуществлен. Сама организация ЧВК дает возможность осуществлять краткосрочное и при необходимости и долгосрочное планирование операций, что показательно на примере Африки, где деятельность ЧВК органически связана с планами и деятельностью командования AFRICOM. Так программы обучения POI (Program of instruction), подготавливаемые компаниями MPRI и PAE, проходят процесс верификации в командовании AFRICOM согласно требованиям правил ведения операций по поддержке мира PSO (Peace Support Operations). Помимо этого программы по инженерно-саперной подготовке данных операций согласовываются в противоминных центрах МАК (Mine Action Centre), созданных по инициативе ООН в ряде африканских стран.

 

 

Миротворцы AFRICOM

 

Отбор сотрудников ЧВК для программы ACOTA осуществляется руководством компаний, исходя из требований командования AFRICOM и полученного опыта деятельности самих компаний.

 

Само использование ЧВК дает возможность командованию AFRICOM действовать более оперативно, ибо сама отправка воинских подразделений для подготовки иностранных армий требует сложной процедуры в Конгрессе США и в Государственном департаменте США.

 

Подобная практика выглядит куда более профессиональной, нежели практика действий ряда постсоциалистических армий. которые во времена «холодной войны» удерживали рынок подготовки африканских армий, но с ее окончанием практически весь этот рынок потеряли. Не отрицая важной роли политического фактора в данном факте, все же следует отметить, что эти постсоциалистические армии оказались не готовыми к изменению условий деятельности.

 

Между тем, после распада СССР Африка отнюдь не была закрыта для российской армии. Так согласно статье «Наличный состав» Орхана Джемаля («Русский Newsweek», 30.11.2009), в 2004 году инструкторы из состава сил специального назначения ГРУ Генерального штаба армии РФ участвовали в подготовке армии Эфиопии, принявшей позднее участие в операциях в Сомали, в том числе в штурме Могадишо в декабре 2006 года.

 

В данном случае характер работы российских инструкторов немногим отличался от действий инструкторов американских ЧВК за исключением разве что более низких цен. Фактически данная программа вполне могла послужить основой для создания российской ЧВК, которая могла бы проводить в жизнь планы по обучению армий стран Третьего мира.

 

Необходимость существования подобной ЧВК для постсоциалистических армий вполне себя потвердила в ходе войны в Ливии.

 

 

Джип ливийской опозиии в 2011 году. Фото с сайта «MilitaryPhotos» www.militaryphotos.net

 

В данной войне, как известно из сообщений СМИ (газета «Ало» из Белграда, газета «Večerni list” из Загреба, сайт «Iraq war»), на стороне армии полковника Каддафи действовало несколько десятков военных советников из Украины, Белоруссии, Хорватии и Сербии. Не касаясь привычных обвинений различных правозащитных организаций правительства Муамера Каддафи, которые, видимо, выставляются в соответствии с уже привычным со времен войны в бывшей Югославии прейскурантом, следует заметить, что на тот период правительство Ливии было легитимным международно признанным представителем своей страны, являясь членом ООН и различных международных организаций. Правительство Ливии предоставляло государственным и частным компаниям Украины, Белоруссии и в особености Сербии возможность участия в различных проектах на территории Ливии с возможностью получения больших прибылей. Выдвинутое Международным судом в Гааге обвинение против полковника Каддафи в совершении им военных преступлений не могло влиять на правовую легальность предоставления военной помощи Ливии в силу самого факта презумпиции невиновности. К тому же правительство США сочло возможным отправить компанию MPRI для подготовки и командования армии Хорватии, которая, согласно судебному решению Международного трибунала по бывшей Югославии, совершила в ходе операции «Буря» в августе 1995 многочисленные военные преступления, на основании чего командующий силами армии Хорватии генерал Анте Готовина был осужден 15 апреля 2008 года Международным трибуналом по бывшей Югославии в Гааге к 24 годам лишения свободы.

 

К тому же еще в репортаже от 1 июня 2011 года британская газета «Дэйли Мирор» предоставила снимки британских военных специалистов, сделанные в Ливии телекомпанией «al-Jazeera” в городе Дафния к западу Мисраты.

 

Таким образом, то же правительство Сербии имело полное право оказывать военную помощь правительству Ливии, которое десятками лет помогало правительствам Югославии, а потом и Сербии.

 

В условиях низкой подготовки ливийских повстанцев и полного превосходства армии Ливии в боевой техники несколько ливийских частей, имевших бы в своем составе опытных военных специалистов из той же Сербии, вполне были в состоянии еще до начала международной изоляции правительства Ливии разгромить опозицию и выбить ее силы из Бенгази и Тобрука.

 

Между тем на деле, в силу понятной практики «засекречивания» подобной военной помощи, сама организация найма военных советников, как и планирование их деятельности велось различными, часто не связанными между собою лицами, которые не имели возможности командования и управления своими советниками, а тем более подразделениями армии Ливии, в результате чего задуманная в штабе полковника Каддафи идея о привлечении большого числа военных специалистов из Сербии,Украины и Белоруссии оказалась неосуществленной. В Триполи вскоре появились иные военные специалисты, в том числе из Египта, Саудовской Аравии и Афганистана, а полковник Каддафи был прилюдно замучен и убит без суда и следствия.

 

Если бы в данном случае на территории Сербии, Украины или Белорусии существовала ЧВК, имевшая права и обязаности по подготовке и командованию хотя бы нескольких частей армии Ливии, ситуация могла бы сложиться совершенно иным образом.

 

Собственно и само появление западных ЧВК в Африке было вызванно аналогичными проблемами, ибо миротворческие войска ООН показали свою неэффективность в Африке, лишенной былой колониальной системы управления.

 

Примером является война в Руанде, где в октябре 1990 года вспыхнуло восстание племени хуту, составлявшего большинство населения Руанды, против племени тутси. Хотя с приходом к власти племени хуту в Руанде начался геноцид племени тутcи и в итоге – гражданская война, миссия ООН в Руанде (UNAMIR) появилась лишь в октябре 1993 года на основании резолюции № 872 Совета Безопасности ООН. Численность её составляла 2548 человек с постепенным увеличением до 5820 человек. К маю 1994 года была установлена относительная безопасность, но лишь в треугольнике Кибуйе — Джиконгоро — Сьянгугу в зоне ответственности французского воинского контингента. Однако войска миротворцев не смогли предотвратить новой резни в апреле 1995 года в лагере беженцев тутси в Кибехо, и в итоге в конфликт вмешались войска Уганды, вошедшие на территорию Руанды, так что в результате миссия ООН в Руанде была закрыта. В соседней Бурунди, где к власти пришли тутси, тогда как хуту, поделившиеся на несколько группировок, развернули партизанскую войну, опираясь на поддержку из Заира и Анголы, с 1993 года тоже началась гражданская война, в которой погибло 200000 человек, а 1200000 оказались беженцами.

 

Впрочем и в соседнем Заире действовали отряды тутси, которые к тому же стали участниками гражданской войны в самом Заире (Конго) между повстанцами Лoрaна Кабилы, которого поддержали американцы, и президентом Заира – Мoбуту, которого поддержали французы. Когда Мобуту, не смотря на сербских наемников и французскую помощь, проиграл войну в 1996 году, через два года боевые действия опять возобновились, так как силы тутси на северо-востоке страны вступили в конфликт с правительством Кaбилы, получив поддержку Уганды.

 

 

Сербские наёмники в Заире в 1997 году обучают солдат Мобуту. Фото с сайта www.militaryphotos.net

 

Воспользовавшись этим, изгнанные из Руанды отряды хуту перенесли боевые действия против тутси на территорию Конго, атаковав в 2000 году город Увира, находившийся под контролем тутси.

 

В самом Конго в 1998 году также вспыхнули бои между правительственными войсками президента Дени Сассу-Нгессо, с одной стороны, и отрядами «Нинзя» бывшего президента Паскаля Лиссубе и отрядами «Зулусы» бывшего премьер-министра Бернару Колеле, с другой.

 

В Анголе, где к 1995 году численность УНИТА достигла 63 тысячи человек, а планы её демобилизации, предусмотренные соглашением в Лусаке от 20 ноября 1994 года, не были выполнены, хоть УНИТА и приостановила боевые действия, её отряды продолжали удерживать алмазодобывающие регионы в стране.

 

Сами миротворческие силы ООН в феврале 1995 года были преобразованы в UNAVEM-3, а с июля 1997 года в MONUA (Missao de Observasao das Nacoes Unidas em Angola).

 

В июне 1998 года после авиакатастрофы по невыясненным обстоятельствам, в которой погибло несколько руководителей миссии ООН в Анголе, силы УНИТА перешли в наступление и захватили несколько населенных пунктов, и с декабря 1998 года в Анголе началась полномасштабная война. Миссия ООН не имела значительного успеха, и в феврале 1999 года по просьбе правительства Анголы она была закрыта. Осенью 1999 года правительственные войска Анголы перешли в наступление, нанеся серьезное поражение УНИТА, захватив её базы снабжения и центр в Андуло.

 

В августе 1998 года в Заире (Демократическая республика Конго) начался новый мятеж тутси, поддержанный войсками Уганды, Руанды и Бурунди. Правительство Кaбилы и союзные ему силы повстанцев хуту получили поддержку Анголы, Намибии и Зимбабве, пославших туда свои войска. При этом позднее в Заире начались столкновения как между войсками Уганды и Руанды, так и между поддерживавшими их группировками тутси, а на северо-востоке Заира начались вооруженные столкновения между племенами ленду и хема.

 

Ставки американцев на армии Сенегала и Нигерии в западной Африке и на армии Уганды и Кении в восточной Африке для применения их в миротворческих миссиях себя не оправдала. Поверхностный подход в их подготовке, основанный на краткосрочных курсах, не затрагивал сути африканских армий, так что большая часть финансовых средств, выделенных США, просто разворовывалась военно-политическими верхами.

 

Неуспех миротворческих войск ЭКОМОГ в Гвинее-Бисау и в Сьерра-Леоне, пассивное поведение миротворцев Африканского союза в Сомали доказывают, что ставка американцев на страны африканского континента – проигрышное дело. В данном случае африканские страны не имеют подготовленного высшего и отчасти среднего командного кадрового состава, способного самостоятельно выполнять боевые задачи.

 

К тому же сокращение численности французского военного контингента в Африке до пяти тысяч человек нанесло серьезный удар по способности союзника США — Франции — проводить самостоятельные операции в Африке.

 

Созданные же «межрегиональные силы» из армий стран – бывших французских колоний (Ганы, Намибии, Гвинеи, Кабо-Верде, Кот-д’Ивуаре, Мавритании, Мали, Сенегале и португалоязычной Гвинеи-Бисау) на практике оказались малоспособными, хотя и проводилось несколько учений этих сил .

 

В итоге в Мали в 2012 году французам пришлось опять вводить собственные войска, дабы предотвратить приход к власти исламских фундаменталистов.

 

 

Французские войска в Мали. Фото с сайта «MilitaryPhotos» www.militaryphotos.net

 

Еще одна опора ООН в Африке – ЮАР не имеет ключевого значения в миротворческих операциях ООН в Африке вследствие последствий политики ООН при борьбе против апартеида, так что ЮАР уже не имеет больше той эффективной армии, которую она имела в 80-х годах когда ее войска смогли в ходе операции «Протея» поставить кубинские войска перед угрозой разгрома.

 

 

Армия ЮАР в Анголе

 

Совершенно ясно, что военная безопасность в Африке – вещь хрупкая и готовая рухнуть при первом же масштабном наступлении тех же исламских фундаменталистов из Судана и Сомали при широкомасштабной поддержке извне, а тем более при прямом участии воинских контингентов стран северной Африки, Ближнего и Среднего Востока, ибо других сил, готовых нарушить равновесие на африканском континенте, просто нет.

 

Региональное командование НАТО «Юг» со штабом в Неаполе ныне имеет возможность по участию в относительно небольших миротворческих операциях в Средиземноморье и по борьбе с нелегальной эмиграцией.

 

То же самое относится и к созданным в составе «Западноевропейского союза» «Южным евросилам».

 

Единственная сила на данный момент в Африке – это США, создавшие отдельное командование «Африком” для действий на африканском континенте. Данное командование располагает ограниченным контингентом морской пехоты и упор делает на подготовку союзных армий. «Африком» в состоянии решать задачи в отдельно взятой стране, однако с перерастанием внутренних войн в войну между государствами, «Африком» будет не в состоянии решать нарастающие проблемы без привлечения дополнительных воинских контингентов армии США.

 

Очевидно что в данных условиях все более широкую практику будет иметь привлечение ЧВК к подготовке и командованию военских контингентов африканских армий, что может превратить их в более эффективное средство по осуществлению поставленных целей, ибо сами по себе африканцы достаточно дисциплинированные и исполнительные солдаты.

 

 

Армия Кении в Сомали

 

Впрочем то, что происходит в Африке вполне возможно будет со временем привычной картиной и для остального мира. Как писал Клаузевиц, война — продолжение ведения политики, а от политики в свою очередь зависит любая экономика, что собственно и дает простор для деятельности ЧВК. Вместе с тем любая политика зависит и от национального, расового и религиозного факторов.

 

Массовое заселение тех же африканцев в Европу неизбежно приведет к фрагментации государственных органов по принятому в Африке сценарию.

 

Проще говоря западный мир примет характерные для Африки пороки — трайбализм и коррупцию, ибо среда мигрантов, из которой недавно Ангела Меркель призывала набирать больше государственных служащих, своей психологией немногим отличается от среды своих «национальных» государств.

 

В таких условиях это неизбежно скажется на вооруженных силах западных государств, и для более эффективной защиты интересов собственных компаний их владельцы очевидно будут все шире привлекать ЧВК, основанные на последнем ныне действующем стимуле — деньгах.

 

Это дает определенный оперативный простор для аналогичной деятельности и менее влиятельным силам в мире, в соответствии с предположениями профессора Иерусалимского университета Мартина ван Кревельда, сделанными в его книге «Трансформация войны» о будущей «фрагментации» войны.

 

Подобная «фрагментация», согласно Мартину ван Кревельду, означала целый веер различных действий от террористических до партизанских и от политического экстремизма до экономического саботажа.

 

В таких условиях деятельность ЧВК становится достаточно важным фактором боевых действий, почему собственно уставы американской армии уже сейчас рассматривает ЧВК составной частью операций американской армии в целом ряде положений.

 

По сути происходит закономерный процесс, когда военную стратегию определяют не во многом дискредитировавшие себя политики, а владельцы транснациональных корпораций. Для последних же все больший интерес ныне представляет Африка, и так как использовать там американскую армию в силу отсутствия четко определенного противника там весьма тяжело, современные ЧВК играют роль своего рода оперативного механизма по управлению местными африканскими вооруженными силами.

 

Список используемых источников

 

 

 

 

    1. “Global Security “ http://www.globalsecurity.org

 

    1. Статья «Private military company:a legitimate international entity within modern conflict» By major s. Goddard, maj, ra inf, Australia B.A., University of New South Wales, Fort Leavenworth, Kansas.2001

 

    1. Сайт компании “KBR” http://www.kbr.com/

 

    1. Сайт «Private Security Company Association of Iraq» http://www.pscai.org/

 

    1. «The Caucasian Litmus Test: Consequences and Lessons of the Russian- Georgian War in August 2008».Robert Larsson,Eva Hagstrom Frisell. Swedish Defence Research Agency

 

    1. «Executive Outcomes-Against all Odds».Eeben Barlow.Galago Publishing.2010

 

    1. «LOGCAP 101:An Operational Planner’s Guide».Colonel Karen E. LeDoux.»Army Logistic University» http://www.almc.army.mil/

 

    1. Сайт http://closeprotectionpsdjobs.blogspot.com/

 

    1. Britains Secret War in Libya: British Special Forces uncovered on the ground by Chris Hughes, Daily Mirror 1/06/2011

 

    1. “Colombia, Israel and Rogue Mercenaries”.By John C. K. Daly.ISN Security Watch (09/03/07)

 

    1. «Современные проблемы миротворчества в Африке». Полковник В. Гаврилов, кандидат психологических наук,полковник С. Шатров. «Зарубежное военное обозрение «Трансформация войны».Мартин ван Кревельд. Москва.2005г. «Альмина бизнес букс» — «Ирисэн» (The transformation of war «Martin von Creveld)

 

  1. Сайт РСБ груп http://www.rsb-group.ru

 

Биография автора

 

Олег Валецкий родился в 1968 году на Украине (СССР). Участвовал в боевых действиях в период войны в Югославии девяностых годов как доброволец в войне в Боснии и Герцеговине в составе Армии Республики Сербской с марта 1993 года по январь 1995 года и в Косово в составе Армии Югославии с марта по июнь 1999 года.

 

Автор книг «Югославская война» (Издательство «Крафт+», Москва 2006 год,2008 год), «Волки Белые (Сербский дневник русского добровольца 1993-1999 годов)» ( Издательский дом «Грифон»-Москва.2006 год), «Новая стратегия США и НАТО и ее влияние на развитие зарубежных систем вооружения и боеприпасов» (Издательство «Арктика», Москва 2008 год), «Минное оружие. Вопросы минирования и разминирования».( Издательство: Крафт+, 2009 г.),»Югославская война 1991-1995″ (Издательство «Крафт+», Москва 2011 год).

Тэги
Страны