Русский мир

«Осенняя бабочка»

Леонид Донатович Симонович-Никшич
Леонид Донатович Симонович-Никшич
Октябрь 30
02:10 2017
  1. Крестный ход на Преподобного Сергия.

Да, теперь надо описать службу, праздник и Крестный ход на день преставления преподобного Сергия Радонежского в одном из храмов Подмосковья недалеко от Сергиева Посада, в воскресенье, 8 октября 2017 года. Алексей заехал за мной где-то в 5.00. Мы взяли новую, написанную Михаилом Поляковым, парсуну «Царя Великомученика Николая» и старую, созданную Юрием Петровичем Копосовым хоругвь с большим ликом Царя-Мученика и поехали. Ехали долго и трудно часа три…

Приезжаем. А там уже Хоругвеносцы во главе с Валерием Александровичем Левченко монтируют хоругви  на скамейке около храма Святого Преподобного Сергия. Радостно встретили мы друг друга…

— С праздником! Леонид Донатович! С Преподобным Сергием! – широко улыбаясь, сорвал кубанку с головы Валерий Александрович.

— С праздником! С праздником, братья Хоругвеносцы! – ответил я, и приложился троекратно к Валерию Александровичу, и Александру Валерьевичу, и Степану, и Михаилу Полякову. Чуть позже подошел Игорь Игоревич, а там, уже ближе к Крестному ходу и Максим Марков. Итак, нас в этот день было восемь человек: Леонид Донатович, Алексей, Валерий Александрович, Александр Валерьевич, Степан, Михаил, Максим, Игорь Игоревич. Героические люди, ведь многие приехали на электричке.

Однако, хоругвей в этот раз было больше, чем Хоругвеносцев, и нужно было найти ещё 2-3-х человек. Вот и начал я ходить вокруг и предлагать всем парням и мужчинам:

— Не хотите ли пойти с нами Крестным ходом и нести хоругвь преподобного Сергия или Царя-Мученика Николая?

Но они отказывались. И смотрели на нас с опаской. Ну, да, это для нас всё привычно, и форма наша чёрная, и черепа с костями Игоря Игоревича на груди и шапки-хоругвеноски с древними крестами вместо кокард — а для обычных наших добрых церковных прихожан мы, конечно, сильно в диковинку. Да ещё в Интернете пишут: «Царебожническая хоругвь Царя-Искупителя», «секта Хоругвеносцев», «маргиналы» и т.д.

Да и то, на Леониде Донатовиче сверху сербская пилотка-шайкача, на груди три черепа с костями, с надписью: «Православие или Смерть!», чуть ниже аж два ремня — на верхнем Лабарум Константинов, а вокруг надпись: «Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни», а у нижнего вместо пряжки – стальной кастет с крутящимся черепом посередине. А сверху надета жилетка-безрукавка и на ней ордена: Николая Второго, медаль Григория Распутина и орден Александра Караргеоргиевича, а на другой, левой стороною – очередной сербский четнический орёл, опять же с черепом и скрещенными костями посередине… Вообщем, вид ещё тот, специфический и угрожающий. И цвет формы исключительно чёрный. А на ногах высокие берцы. Посмотрят так на Леонида Донатовича и других Хоругвеносцев прихожане мужского пола и сторонкой-сторонкой, побыстрее проскользнуть в храм…

Вообщем нашли мы только одного смелого мужчину. Он и нёс большое Чёрно-Золото-Белое знамя с нашитой на нём иконой Пресвятой Троицы.

— Рук не хватит, — увидев это, сказал Леонид Донатович.

— Ну, Вы столько привезли, что, конечно, может не хватит! – ответил Валерий Александрович, — А эту хоругвь надо поднять. С Троицей. Она самая главная!

— Главная-то главная – Троица Преподобного Сергия! Но ведь и против «Матильды» сегодня надо бороться. Вот я и привёз Мишину парсуну Царя Великомученика и хоругвь Царя работы Юрия Петровича. Все и поднимем. И эти две, и хоругвь нашу «Царя-Искупителя» и красную хоругвь Царя с Цесаревичем Алекксием, и большое белое знамя с Голгофой и иконой всей Царской семьи – то есть пять Царских хоругвей получается – а рук, учитывая количество двойных древок, семь человек. Да ещё большое чёрное знамя «Православие или Смерть!» — то есть нам нужно найти ещё несколько человек…

Так, монтируя хоругви и считая руки, готовились мы к Крестному ходу. Но вот, наконец, всё смонтировали и встали слева от главного входа храма, откуда и должен был выйти – фонарь ,Крест, запрестольная икона и священство в зелёных преподобно-сергиевских облачениях. Встали и стоим. Впереди Алексей и мальчик Артём держат красную парсуну, за ней знаменитая хоругвь «Царь-Искупитель Николай» в короне и с крестом в руках, по бокам от ней две красные хоругви – Сергий Преподобный и Царь Николай с Цесаревичем Алексием, за ними огромное белое знамя со скошенной косицей с изображением иконы Царской Семьи, и Чёрно-Золото-Белое знамя с Пресвятой Троицей. Последние два мощно так развиваются на ветру, пронизываясь лучами осеннего солнца.

Вдруг я оглянулся и увидел, что на хоругви Царя-Искупителя села большая яркая бабочка. Села и так с раскрытыми крылами и замерла. И сидит себе спокойно, будто так и надо. Бабочка! В середине октября, осенью, одна, большая и яркая! Откуда она здесь взялась и никого не боится?!

— Поздравляю Вас, Леонид Донатович! – раздался знакомы голос рядом со мной. Я обернулся. Ба, знакомые всё лица! Наша старая соратница по ещё «Союзу Христианское Возрождение» в шляпке и круглых очёчках, смотрит на меня ласково и улыбается.

— С чем? – спросил я.

— С бабочкой! – радостно ответила она. – Это Царь Николай признаёт свою хоругвь и Вас благословляет.

«А действительно, откуда осенью здесь одинокая бабочка?»  — ведь я тоже так подумал, мелькнуло у меня в голове.

— Это Царь, это Царь, это его благословение, Леонид Донатович! — подтверждая мои мысли, закачала головой соратинца…

— Он, он благословляет, за то, что вы твёрдо стоите за Царя-Искупителя!

А в это время к нам уже подходили две служительницы храма в чёрных полумонашеских облачениях. Подошли и сразу сказали:

— Леонид Донатович, просим Вас убрать эту хоругвь! На ней написано «Царь-Искупитель»! Отец-настоятель благословил убрать, а то его выгонят из церкви!…

Я приказал хоругвь убрать и заменить её на хоругвь Царя Николая, производства Юрия Петровича Копосова. Хоругвеносцы быстро произвели операцию замены. А что делать? Ведь, действительно, могут выгнать настоятеля, ведь либеральное крыло в нашей Церкви наступает, и подвергнуться наказанию может любой даже самый замечательный и дисциплинированный священник. Да и эти две служительницы, ведь они очень хорошие и замечательные женщины. И мы их знаем уже много лет, и понять их очень даже можно. Вообщем, хоругвь мы заменили…

— Что же Вы, Леонид Донатович, не устояли, значит? Значит, Вы отреклись от Искупителя? – снова подошла соратница из «ХВ»

— Да нет. Просто потом мы проведём с этой хоругвью акцию против «Матильды». Потом. После Крестного хода, — успокоил её я.

И она быстро закачала головой, смотря на меня понимающе и сочувственно.

— Да, да. После, после… Но всё равно  — с «Царём-Искупителем»! Будем с ним стоять! Не отступим, не отступим, не отступим! – всё кивала и повторяла она.

Затем с пением и величанием из храма вышло священство, и начался Крестный ход…

  1. Проступившая надпись.

Итак, мы беспрекословно убрали хоругвь, на которой было написано

ЦАРЬ ИСКУПИТЕЛЬ НИКОЛАЙ

и на её место поставили другую хоругвь Царя, которую в своё время создал наш Хоругвеносец, почивший ныне, Юрий Петрович Копосов. Но вот что интересно. Точнее, даже невероятно. Вдруг и на ней, на чёрном фоне, вокруг золотого нимба, стали проступать слова

ЦАРЬ ИСКУПИТЕЛЬ

НИКОЛАЙ ВТОРОЙ

Мы не сразу и заметили. Первым заметил Валерий Александрович Левченко – и никому, слава Богу, не сказал. Может, подумал, что ему это уже кажется. Он отвернулся, помолился и посмотрел снова. Нет, точно – слова эти

— ЦАРЬ ИСКУПИТЕЛЬ

НИКОЛАЙ ВТОРОЙ

медленно, но верно и неотвратимо проступали на чёрном фоне хоругви.

— Ты видишь?! – тихо спросил Валерий Александрович у Алексея.

— Вижу! – также тихо и даже с каким-то страхом прошептал Алексей.

А потом прилетела та самая бабочка и теперь села и на эту хоругвь рядом с проступившей надписью. И замерла. И цвет бабочки-шоколодницы, и цвет проступившей надписи были близки. Цвет – коричневато-красный, цвет запекшийся жертвенной крови. Жертвенной крови Святого Царя-Мученика Николая Второго Александровича. Цвет жертвенной крови…

Известно, что древние греки считали бабочку символом бессмертия души, возрождения и воскресения. Психея (душа) представлялась им в виде бабочки с большими коричневато-малиновыми крыльями…

Но особенно интересно то, что эту проступившую кровавую надпись видели только стоящие рядом Хоругвеносцы. А стражи порядка и борцы с ересью «Цареискупительства» и «Царебожия» – не видели! Ходили, смотрели, приглядывались – и не видели. Государь закрыл эту надпись от них…

Потом был очень хороший и торжественный Крестный ход, потом Хоругвеносцы поставили свои хоругви справа у стены большого белого вновь построенного храма, и Леонид Донатович произнёс речь о подвиге Царя Николая II Александровича, где прямо сказал, что Царь для нас «и Страстотерпец, и Мученик, и Великомученик, и Искупитель» — мы не разделяем этих слов, потому что Царь Николай – есть сегодня тот самый камень, который отбросили, и продолжают отбрасывать, зиждущие. Но кроме этих зиждущих в Русском народе ещё сохранилось множество жаждующих. И этих жаждующих эти зиждущие называют еретиками, секатнтами, цареборцами и цареискупительниками…

Но мы, Хоругвеносцы – чтили и будем чтить Царя Николая и как Мученика, и как Искупителя, ибо он сам сказал:

«Если для спасения России нужно ИСКУПИТЕЛЬНАЯ жертва – я готов стать этой жертвой. Да свершится воля Божия».

А великий сербский святой Николай Велимирович прямо так и заявил, что Царь Николай своим жертвенным подвигом – «искупил не только свои грехи, но и мои!».

Именно это искупление и признаёт весь народ Православный – и Русский, и Сербский, и Греческий и все другие. И именно на этом смысле искупления, на этом смысле искупительной жертвы мы стояли и стоять будем.

— А-а-аминь! – подтвердили Хоругвеносцы, и в этот момент подул сильный ветер и в руках Степана развернулись два огромных знамени, на высоком древке белое с красной Голгофой и иконой Святой Царской Семьи, и чёрное с двумя перекрещенными мечами и надписью по кругу: «Чаю воскресения мертвых и жизни будущего века. Аминь» и на другой стороне три черепа с кинжалами в зубах и надписью — «Православие или Смерть!».

 

  1. Царь Искупитель и осенняя бабочка.

Да, вот такая была интересная история с осенней бабочкой. А тут наша проверенная соратница ещё по «Союзу Христианское Возрождение» прислала нам очень хорошо написанный текст:

День св.Сергия Радонежского 8 октября. В сельском храме недалеко от Сергиева Посада — престольный праздник храма. В этот день при чудной погоде после Литургии состоялся молебен с крестным ходом.

Крестный ход очень украсил Союз хоругвеносцев во главе с Леонидом Донатовичем Симоновичем — Никшичем.

К началу молебна хоругвеносцы построились около входа в храм Сергия Радонежсого. Впереди были три очень красивые хоругви — ростовая икона св. Сергия, огромная белая хоругвь св. Царя — Искупителя — поясное изображение , и алая хоругвь с Государем и Наследником в полный рост. На оборотной стороне белой хоругви были вышиты слова Государя «Если для спасения Росси нужна искупительная жертва — я буду этой жертвой».

Вдруг среди сестер-организаторов раздалось испуганное — «искупитель!», икону сфотографировали и через некоторое время к Леониду Донатовичу подошла встревоженная старшая сестра и тихо попросила убрать хоругвь с напугавшей надписью.

Леонид Донатович много лет служит Государю и глубоко чтит его жертвенный подвиг. И наверное, ему было очень больно это непонимание характера подвига Государя. Но он проявил изумительные смирение, мужество и выдержку. У него даже не изменилось выражение лица!. Он тихо кивнул своим ребятам, они четко и красиво развернулись и гигантская хоругвь торжественно поплыла за угол храма прочь от крестнаго хода. Для меня это был как бы образ того, как тихо и смиренно ушел Государь в марте 1917 г. Мне стало очень не по себе. Но вот хоругвеносцы расступились и другая, такая же огромная, хоругвь с иконой Государя встала на место унесенной. Это тоже была очень красивая икона, оплечная, яркая, — государь на ней в мономаховой шапке и бармах. На обороте хоругви была очень важная ныне надпись — «могилы моей не ищите».

И как только хоругвь встала на место, откуда ни возьмись, прилетела темно-коричневая бабочка и села на правой стороне расшитого ворота Государева мундира. Полотнище тихо колыхалось, братия бросилась фотографировать, а бабочка все сидела, то складывая, то расправляя крылышки. На крылышках ее светились яркие пятнышки, рыжие и желтые. Это было очень красиво и радостно. Как награда за смирение и выдержку, как благословение, — не устраивая скандала остаться верным своим идеалам.

Посидев довольно, бабочка улетела, из дверей вышли духовенство с певчими, и крестный ход двинулся вокруг храма. Все прошло достойно и чинно.

Видать не время еще понять и принять искупительную жертву Царя. Не все наши деревни еще заняты мусульманами.

Раба Божия Елена 08.10.17

Елене ответил Валерий Александрович Левченко:

Спаси Господи!

Получили. Мне понравился Ваш рассказ. В дополнение сообщаю Вам, что когда мы стали сворачивать последнюю хоругвь Царя, то с удивлением обнаружили едва заметную, тёмно-красного цвета надпись на чёрном фоне — Царь Муч. Искупитель… Мы были очень удивлены. Получилось, что Господь сделал эту надпись невидимой и явил её нам в конце.

Эту хоругвь делал Юрий Петрович Копосов — в народе Юра Опта или Оптинский — он много лет подвязался в Оптиной пустыни. Может, Вы его помните.

Я переслал это и Леониду Донатовичу. Его адрес — второй.

 

С уважением, Валерий Александрович.

Так что явление бабочки на хоругви Юрия Опты, на которой огненно-кровавыми буквами проступили слова:

ЦАРЬ МУЧЕНИК

ИСКУПИТЕЛЬ

теперь зафиксировано сразу несколькими людьми, а также заснято на мобильник. Вот вам, пожалуйста, «доказательство чуда»… Да, много было таких и прочих чудес за всю историю монархического движения на Руси в годах 1989-2017-м. Но самые главные ещё впереди. Ибо грядёт год от Рождества Христова – 2018: столетие ритуального убиения Святой Царской Семьи…

 

Глава Союза Православных Хоругвеносцев,

Председатель Союза Православных Братств,

Предводитель Сербско-Черногорского

 Савеза Православних Барjяктара

Леонид  Донатович Симонович-Никшич

Об авторе