Горячие точки

Организация и тактика сухопутных войск при неприятельских ударах с воздуха

Декабрь 12
11:55 2009

Организация и тактика сухопутных войск при неприятельских ударах с воздуха. Применение минного оружия и борьба с ним. Примеры наземных операций из Югославии и Ирака. Создание пехотных частей и подразделений и возможности по их вооружению противотанковым и минометным вооружением.

  Очевидно, что в условиях широкомасштабного применения противником систем кассетного и самонаводящегося оружия, в боевых действиях могут принимать участия (как единое целое), части с максимальным числом всех бронемашин в 500 единиц. На основе опыта. Второй Мировой войны и учений это количество является тем максимумом, что может передвигаться на местности в едином боевом порядке в два-три эшелона. Не случайно, что в последних войнах, главным образом, действуют батальоны и тактические группы, созданные на их основе. Батальоны имеют максимальное количество боевой техники, допускающее такое применение, хотя даже танковые и мотопехотные взводы (5 и 4 боевые машины соответственно) являются довольно заметной целью. Учитывая то, что в этих тактических формированиях доля танков составляла бы лишь четвертую или пятую часть от общего числа бронемашин, батальонные тактические группы оказываются единственными эффективными боевыми единицами будущих боевых действий. Если БТГ преобразовать в постоянные части (в настоящее время они формируются на основе мотопехотных подразделений усиленных приданной артиллерией, зенитными средствами, разведывательными, инженерными и другими подразделениями боевого обеспечения), то командование всегда может найти для них достаточно хорошо профессионально подготовленный личный состав, часть которого могла бы находиться в действующем резерве. Так как общевойсковые части усиленные вертолетами для аэромобильных действий будут составлять основу армии, то как раз эти части и можно использовать в составе оперативно-маневренных групп.
Без всеобщей мобилизации для ведения широкомасштабных действий, как показал опыт Югославии и Ирака не обойтись. Очевидно, что при мобилизации, большую часть вооруженных сил в силу экономических причин составят сухопутные войска, оснащенные ограниченным количеством снятых с долговременного хранения устаревших бронемашин и буксируемой артиллерией. В силу этого следует иметь необходимое число кадрированных пехотных частей, которые бы разворачивались в военное время до полного штата. Такая схема приемлема для любой современной армии. Существование в мирное время большого количества кадрированных (сокращенного штата) мотострелковых и танковых дивизий, обладающих в своем сокращенном состоянии боевой возможностью батальона или от силы полка, равно как и кадрированных штабов армий, затрудняют оперативность в решении возложенных на них боевых задач. Тогда как характер огневого воздействия противника современными боеприпасами требует от командования подчас моментального принятия решений, всевозможные штабы забирают драгоценное время при проведении в жизнь решений командования на этапе ее получения, обработки и передачи. В современных вооруженных силах назрела необходимость создания АСУ не только в оперативном звене (фронт-армия-дивизия), но и в тактическом (дивизия-полк-батальон). Подтверждением тому опыт боевых действий в Югославии и Ирака, когда вышестоящие штабы получали уже устаревшую информацию о боевой обстановке, на основе которой принимали устаревшие решения и отдавали еще более устаревшие приказы.
Боевая техника может быть защищена от действия высокоточного оружия лишь быстротой и скрытностью действий. Вышеописанные батальонные тактические группы могут стать основной боевой единицей в вооруженных силах,в постоянном составе.(БТГ тем и хороша, что не имея постоянной штатной структуры формируется на основе батальона (пехотного, мотопехотного, танкового) путем усиления его различными подразделениями для решения конкретной боевой задачи. Сложность управления, боевого, технического и тылового обеспечения при большом количестве «разновидовых» подразделений и разнотипной боевой техники превратит штатные БТГ (в случае их создания) в банальные полки однобатальонного состава, которыми они и являлись в «первой» и «второй чеченских войнах». Сущность управления временной БТГ состоит в том, что ее командир не заморачивается на какие либо «второстепенные» вопросы, кроме непосредственного ведения боевых действий, управляя приданными и поддерживающими его силами и средствами у которых есть свои командиры и начальники, ответственные за все вопросы их обеспечени.- Примечание редактора А.В. Мусиенко.»)В ходе боевых действий именно они будут основой для боевых операций, тогда как остальная масса войск служила бы для закрепления достигнутых БТГ успехов, в т.ч. и для развертывание разведывательно-диверсионных действий в тылу войск противника, как попыталось запоздало поступить военно-политическое руководство Ирака, создав силы федаинов.
Подобная организация боевых действий подробно описана британским военным теоретиком Ричардом Симпкиным в книге «Race to the Swift: Thoughts on Twenty-First Century Warfare». Хотя автор создал работу на основе примеров действий советских и германских войск в ходе Второй Мировой войны, но концепция «молота и наковальни», предложенная Р.Симпкиным, вполне вписывается в условия войны с широкомасштабным применением артиллерии и авиации. Очевидно, что в войне с противником, располагающим значительным количеством артиллерийско-ракетных и авиационных сил, не разумно посылать вперед «молот», не создав «наковальню». В Ираке в 2003 году американская авиация достаточно легко громила в открытой пустынной местности механизированные подразделения и части иракских войск силами одной авиации, нередко не разворачивая артиллерию. В таких условиях, в которые был поставлен Ирак, рациональнее переходить к оборонительным действиям силами пехоты с развертыванием в тылу войск противника разведывательно-диверсионными силами действующего фронта. Этот «фронт» должен был широко использовать миновзрывные, противотанковые средства и ПЗРК для завязывания боя с противником, чтобы подвести его под удар собственных танковых «молотов», ударов авиации, ракетных войск и артиллерии. Основу разведывательно-диверсионных сил должны были составить подразделения звена взвод-рота (группа-отряд), расположенных в засадах или скрытно забазированных. («Батальон разобьют, т.к. он лишен скрытности и маневренности, а более мелкие РДГ всегда можно быстро и скрытно собрать в кулак на короткий период боя. Пример тому — разгром майкопской мсбр у железнодорожного вокзала Грозный в январе 1995 года.- Примечание редактора А.В. Мусиенко.».) Подробно сам ход боевых действий в Ираке в 2003г хорошо описан в книге А.Михайлова «Иракский капкан», вышедшей в 2004 г. в издательстве «Яуза» в Москве, и поэтому нет смысла его пересказывать. Единственно, что хотелось бы повторить для широкой общественности, так это факт поражения армии Ирака от ограниченного контингента коалиционных войск, а далеко не от всей американской армии, и при этом поражения сокрушительного и молниеносного. То, что потом американцы оказались втянутыми в партизанскую войну в Ираке, раздираемом противоречиями между суннитами, шиитами и курдами, дела не меняет. Эту партизанскую войну развязали сторонники исламского фундаментализма, враждебного бывшему режиму Саддама Хусейна, а инициатива по ее началу была как раз положена Аль Каидой, которая смогла в наступившем хаосе внедрить в Ирак большое число членов фундаменталистских организаций из других исламских (а иногда и совсем не исламских) стран, и начать в среде суннитских мусульман исламскую революцию. Эта революция имеет все шансы на успех как из-за раздражения потерей господствующего положения и богатых нефтью северных и южных регионов в суннитской верхушке, так и весьма неразумным, навязанным сверху американской политикой курсом на полный демонтаж структур старой власти и потери контроля над местной средой. Это усугубилось скороспелым решением о передаче контроля над Ираком местным структурам, и в результате Аль-Каида смогла беспрепятственно «зачищать» суннитское общество от всех, с нею не согласных, под прикрытием «борьбы с неверными».
Все это известная традиция Востока и сводить все к борьбе «повстанцев» с «оккупантами» глупо и недобросовестно, хотя кому-то и невозможно переменить годами пропагандируемые идеи. В шиитской среде по сути произошло прямое вооруженное вмешательство соседнего Ирана. Иранский Корпус стражей исламской революции едва ли не открыто действовал на юге Ирака, при мягко выражаясь странной пассивности британского командования, контролировавшего четыре южные провинции. Курды в Курдистане себя вообще не считали частью Ирака. Впрочем и Курдистан был раздираем борьбой между двумя партиями- PDK(ПДК) Барзани, и PUK(ПЮК) Талабани, и возможный распад Ирака вызвал бы очевидное обостренное отношений с Турцией, вплоть до открытой войны.
Все это бесспорно, но также бесспорно и то, что «баасисткий» режим в данном случае потерял свою руководящую роль, и большая часть его чиновников пошли на службу «нового» правительства Ирака, что собственно говоря закономерно. Армия Саддама Хусейна рухнула полностью и бесповоротно, и тем самым были уничтожены все довоенные планы о партизанском сопротивлении. Даже коррумпированность ряда высших иракских чиновников не играла столь большой роли, ведь армия Ирака оказалась неподготовлена к боевым действиям в условиях применения противником управляемого (высокоточного) оружия даже на уровне командиров батальнов, иначе бы они свои батальоны не разворачивали в полные боевые порядки и не пытались атаковать «коалиционные» войска.
Не сыграл тут большой роли и восьмилетний опыт войны иракской армии против куда более многочисленной армией Ирана. Та война приучила иракских генералов к привычке долгого принятия решений в следствии того, что была она позиционной и еще потому, что иракские командиры избегали ответственности из-за массового террора спецслужб Ирака. Вследствии этого в войне против Ирака, победу могла одержать и армия Ирана или Саудовской Аравии, если бы они располагали в соответствующем количестве таким числом управляемых и кассетных боеприпасов. Армия любой страны может в таком случае добиться быстрой победы, в войне с противником, оперирующем устаревшими категориями мышления и готового двигать в наступлениях массы бронетехники, а то и пехотные цепи.

Опора на мораль, конечно нужная войску вещь, но не менее ему нужны грамотные и дальновидные военачальники, которые не будут прикрывать свои неуспехи пропагандистскими лозунгами. Лозунги ведь также нуждаются в подкреплении, чтобы в противном случае войска не разочаровывались и в них, и в их носителях. Вероятно, что если бы в НАТО решили в 1999 начать наземное наступление на сербов, то результаты были бы похожие, хотя жертв было бы куда больше в силу горно-лесистого характера местности и наличие достаточно многочисленного албанского партизанского движения, не ставшего бы щадить ни сербских пленных, ни гражданских лиц. Так как командование югославской армии сконцентрировало основную массу войск, за исключением двух бригад в пограничных с Македонией и Албанией районах Косова и Метохии, то первый удар артиллерии НАТО накрыл бы сербские войска градом кассетных и управляемых боеприпасов. Тут не мог бы помочь спецназ, который был «любимым пропагандистским оружием» югославских властей. Кроме бессмысленности сопоставления оружия спецназа с современными боеприпасами артиллерии и авиации следует отметить, что албанские «партизаны» не являлись малозначительным фактором в этой войне. При прорыве сербского фронта в Косове и Метохии, туда прорвалось бы несколько десятков тысяч албанских боевиков из Македонии и Албании. Боевики хорошо знали местность, и разгромленные части югославской армии при отступлении потеряли бы сотни и тысячи людей. Такой сценарий серьезно рассматривался американцами и НАТО, и военно-политическое руководство Сербии знало об этом.
В Ираке в 2003 году была похожая ситуация, но сыгранная по такому же сценарию до конца. Боевые отряды курдских партий и шиитской оппозиции (пользовавшейся тогда прямой подержкой Ирана, что тогда американскому руководству не мешало) поддержали на поле боя коалиционные войска, тогда как в военном и политическом руководстве Ирака имелось немало противников Саддама Хусейна. Так как денег западные спецслужбы имели много — у них была возможность подкупать важных персон, то успех коалиционных войск был полным вопреки прогнозам некоторых российских «аналитиков». Впрочем, еще в 1991 году обладая огромной мощью, армия Ирака проиграла войну, по причине непонимания современного характера боевых действий («не понимают его сейчас и генштабисты РФии, готовя в академиях офицеров к проигранной Третьей мировой войне.- Примечание редактора А.В. Мусиенко.»). Примером тогда могли послужить действия 3-го и 7-го корпусов армии Ирака, окруженных в Кувейте. Собранные в Кувейте иракские войска были обречены на поражение с самого начала боевых действий, поскольку равнинная пустынная местность давала возможность авиации коалиционных войск отсечь их от основной группировки войск, находившейся в Ираке, путем бомбардировок с воздуха и дистанционной установкой минных полей (авиацией и артиллерией).
Современные боеприпасы позволяют в ряде случаев, но не всегда, заменить маневр ударами авиации и артиллерии, дистанционной установкой кассетных мин. Возможность прямого и одновременного воздействия на всю глубину боевых порядков противника и есть ключевое изменение в современном боевом искусстве до этого неизвестное в военной истории. В этих условиях наступательные действия становятся даже более опасными, чем раньше, но американцы в Ираке их выиграли… Чем больше масса наступающих войск, тем более легкой мишенью они являются (соответственно, тем выше эффективность огневого воздействия противника). По сути, сегодня скрытность в действиях является одним из главных залогов успеха. В тоже время, возросшие возможности современной боевой техники, позволяют даже десятку скрытых от неприятеля танков внести серьезные изменения в ход боевых действий на отдельном направлении, при своевременном развитии их первичного успеха другими силами и средствами. Это же касается и систем управляемого оружия большой дальности, удары которого часто невозможно предугадать, из-за недосягаемости или ограниченных возможностей средств их разведки. Вследствие этого, подразделения ПВО, РЭР (радиоэлектронная разведка) и РЭБ(радиоэлектронная борьба) необходимы в каждой действующей батальонной тактической группе и соответственным оборудованием должны быть оснащены командно-штабные машины, танки и бронемашины командиров подразделений или, в крайнем случае, машины командиров тактических групп. Вследствие роста числа типов инженерных и других боеприпасов следует сформировать отдельные саперные инженерные подразделения, оснастив их средствами дистанционного разминирования в виде удлиненных и термобарических (объемного взрыва) зарядов. Существующие типы подобных снарядов позволяют быстро и эффективно делать проходы в минных полях, установленных вручную и миноукладчиками, или же кассетным способом (мины находятся на поверхности). Эти же саперные подразделения могут эффективно применяться и для нанесения противнику огневого поражения, особенно при ведении наступательных боевых действий в населенных пунктах и на подготовленную оборону противника. Такие факты (использования удлиненных зарядов разминирования для уничтожения живой силы и фортификационных сооружений) имели место при захвате города Грозный в 1995 году. В Ираке корпусом морской пехоты США применялась установка CATFAE (Catapult Launched FAE) с 21 направляющей и БЧ FAE смеси MAPR, а в армии США установка SLUFAE (Surface Launched Unit FAE) которая имела 30 127-мм направляющих с надкалиберной 346-мм БЧ (BLU-73), содержащей 38 кг FAE смеси на основе пропилен-оксида.
По причине серьезной опасности и противопехотных кассетных минных полей, следует оснащать переносными удлиненными зарядами разминирования пехотные, а при необходимости и разведывательно-диверсионные подразделения. Если состоящий на вооружении американской армии переносной заряд разминирования APOBS (Antipersonnel Obstacle Breaching System) Мк7 имеет вес 45 кг, то новый британский удлиненный заряд RAMBS (Rapid Antipersonnel Minefield Breaching System) имеет вес всего 6,4 кг, а устанавливается с помощью винтовочной гранаты из стрелкового оружия.
При создании перспективной техники разминирования необходимо учитывать и решения применяемые в «гуманитарном» разминировании, где уже появились достаточно успешные модели, как например машина разминирования «Belarty» — модификаций UOS-155, UNI-DISC, UNI-SIFT. А созданная в Норвегии компанией NoDeCo совместно с компанией Lockwood Back Ltd пятитонная машина MineCat в состоянии разминировать противотанковые минные поля с помощью вращающейся цепи (300-350 об./мин.), установленной на толкаемый машиной вал. Следует обратить внимание на создание легких плавающих и аэромобильных машин разграждения. Помимо этого стоит иметь в запасе навесные комплекты, например, разработанные в США комплект MCAP (Mine Clearing/Armor Protection). Этот ножевой трал весом в три тонны устанавливался в Кувейте на трактор Caterpiller, обеспечивая ему защиту от осколков и расширяя проходы в минных полях отвалом в виде вил. Подобными комплектами могут быть оснащены инженерно-строительные подразделения, т.к. при работе в зоне боевых действий часто встречаются неразорвавшиеся боеприпасы и минные поля. Следует отметить, что и пехотные подразделения на автомобильной технике могут действовать в условиях современного боя при условии оснащения их достаточным количеством инженерной техники, в первую очередь землеройными (траншейными и котлованными) машинами. Тем самым пехоте в обороне и районах рассредоточения обеспечивается защита от современного оружия. Для самоприцеливающихся боевых элементов кассетных боеприпасов СПБЭ траншеи вообще цели не представляют. Что касается осколочных суббоеприпасов, то они, разрываясь на грунте, менее опасны для личного состава, находящегося в траншеях, а если траншеи имеют перекрытия, то обеспечивают эффективную защиту и от боеприпасов разрывающихся в воздухе.
Для защиты от кумулятивно-осколочных и фугасных боеприпасов следует при устройстве накатов применять многослойное покрытие с использованием грунта, бревен, досок, черепицы, кирпичей, камней. Вследствие свойств кумулятивного эффекта, его сноп имеет ограниченное действие по причине относительно небольшого веса снаряда (от 30 г до 300 г) в таких суббоеприпасах и может быть остановлен одно-полутораметровым слоем такого многослойного покрытия. («Боевики в Грозном для защиты от фугасных снарядов применяли для этих целей обыкновенный хворост (ветки деревьев), накрывая ими свои укрытия, для этих же целей может использоваться и сетка рабица.-Примечание редактора А.В. Мусиенко»).
Пехотные узлы обороны могут быть надежно защищены с помощью минных заградителей. Применение минных заградителей при механизированной установке минных полей, существенное ограничивает маневренные возможности противника, задерживая его для последующего нанесения авиационно-артиллеристких ударов, и дает возможность в короткие сроки прикрывать опасные направления, останавливая вклинившуюся бронетехнику и пехоту противника. В Югославии для установки противотанковых противоднищевых мин ТМРП-6 (с взрывателем нажимного или штыревого (наклонного) действия) и мин ТМРП-7 (с магнитным дистанционным взрывателем) используется минный заградитель, созданный на основе югославской БМП М80. Данный минный заградитель имеет боекомплект в 288 мин, которые он может устанавливать в грунт со скоростью 500 мин в час с дистанцией между минами 4-10 м при скорости установки 2,5-4,5 км/ч, либо с дистанцией 5-10 м при установке на грунт со скоростью 5-10 км/ч.
В США и Великобритании, подобным миноукладчикам не уделяют серъезного внимания по причине того, что эти государства на протяжении всей своей истории не вели длительные позиционные войны с равным по силе противником. Между тем, в Австрии для одной из самых современных противотанковых мин Pz MI88, обладающую действием ударного ядра и взрывателем с магнитным, сейсмическим, нажимным или акустическим датчиками, создан прицепной миноукладчик. Данная мина обладает электронным устройством неизвлекаемости, ее можно обезвредить только при помощи специального устройства Электронные взрыватели применяются и в других современных противобортовых минах.При разминировании мин с электронным взрывателем, в первую очередь, кассетных, велика опасность подрыва. Опасны все виды современных боеприпасов с электронными взрывателями.
Ошибочно бытуемое мнение, что мины отжили свое время. Применение мин дает возможность пехотным подразделениям успешно бороться с бронетанковой техникой. Особенно эффективно минное оружие при его применении разведывательно-диверсионными группами в тылу противника. Этому свидетельство как опыт Второй Мировой войны (о чем еще писал Илья Григорьевич Старинов) так войны последнего времени (Чечня, Косово, Ирак, Афганистан). Только в Афганистане потери бронетехники Ограниченного контингента советских войск от инженерных боеприпасов (мин и фугасов) составили около 75 процентов (личного состава — «всего» 18 процентов).
Современные противобортовые мины, по своему воздействию на цель можно сравнить с противотанковыми гранатометами (в некоторых из них даже используются выстрелы РПГ). Разработанные в 90-х годах в Германии противобортовые кумулятивные мины PARM имеют кумулятивную БЧ с дальностью действия до 100 м. PARM-1 имеет ИК датчик с возможностью выбора до трех целей, а PARM-2 имеет активно-пассивный датчик SAPIR с возможностью выбора до 10 целей. В силах специального назначения США применялись переносные заряды PAM (Penetration Augmented Munitions), весом 15 кг и диаметром 203 мм, поражавшие цель ударным ядром. Заряд PAM при длине 850 мм имеет БЧ тандемного типа — первая действует по принципу ударное ядро, а вторая с помощью реактивного двигателя входит в проделанное отверстие разрываясь внутри объекта.
В условиях широкомасштабной войны, все пехотные подразделения должны иметь навыки «партизанской войны», так как очевидно, что при нынешних темпах наступления моторизованных частей противника они в течение суток могут оказаться уже в оперативном тылу войск неприятеля. Самостоятельно эффективно бороться с танками и бронетехникой в открытом бою оказавшиеся в тылу войск пехотные подразделения не смогут, поэтому отказываться от минного оружия неразумно. В конечном итоге, в случае начала войны на территории всего государства, в облике хаоса гражданской войны, о чем пишут и западные эксперты, придется опираться на все имеющиеся людские резервы, которые в своем большинстве будут обладать низкой подготовкой.
Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что стратегия создания небольшой профессиональной армии, оснащенной техникой последних образцов, для такой континентальной страны как Россия-неосуществима.
(«она,о чем с «пеной у рта» ратуют российские демократы-либералы, очень и очень ошибочна, если не сказать больше — преступна.- Примечание редактора А.В. Мусиенко»). Во-первых, в США, где применяют эту модель, сохранены войска Национальной гвардии и Организованного резерва. Если в 70-80-х годах им передавалась техника, снятая с вооружения регулярной армии, то в 90-х было принято решение оснащать Национальную гвардию современной техникой. Наличие на вооружении «компактной армии» современнейшей техники, образцов управляемого и кассетного оружия не означает, что пехота уже не значима при военных действиях. Пехотные подразделения и части по-прежнему актуальны, и вопрос их количества должен в первую очередь решаться исходя из анализа внешних и внутренних угроз государства, и его экономических возможностей — во вторую. А не наоборот…
В войне 1999 года югославские войска не потеряли боеспособность и не только организовали оборону границы Сербии в районе Косова и Метохии (в том числе, путем установки около 10000 противотанковых мин и 30000 противопехотных мин), но и силами разведывательно-диверсионных и парашютно-десантных подразделений совершали рейды на территорию Албании и Македонии. Надо учесть, что кроме 15-20 тыс. боевиков УЧК (Объединенная армия Косово — ОАК), размещенных в Албании и Македонии, десятков тысяч албанцев, мобилизованных УЧК в лагерях для беженцев (часто насильно), на территории Косова и Метохии действовало большое количество боевиков (по разным данным от 10 до 30 тыс.) в восьми оперативных зонах. Вся эта «армия» подчинялась главному штабу УЧК в поселке Тропоя (командующий армией Агим Чеку, до 1991 года капитан ЮНА, перешедший в последствии на сторону хорватов). А.Чеку был одним из ключевых людей в известной 9-ой бригаде Сид ХВО (позднее хорватской армии), действовавшей в районе Госпича и Медачкого выступа. В ходе войны Агим Чеку достиг достаточно большого влияния в хорватской армии и даже стал генералом. С появлением в Хорватии американской военной компании MPRI, он быстро установил с ее руководством хорошие связи. О данной компании много написано, но и здесь стоит отметить, что эта компания проводила в жизнь задачи политического руководства США того времени. Десятки генералов и офицеров американских вооруженных сил, работавших в MPRI, представляли в Хорватии, Боснии и Герцеговине американское командование и непосредственно участвовали в планировании операций хорватско-мусульманской коалиции. Более того, удары авиации НАТО в августе-сентябре 1995 г. проводились согласно единому плану этих операций. Похожая ситуация повторилась в Косово и Метохии в 1998-1999 гг., где опять же ведущую роль играла компания MPRI. Не случайно, что командующим УЧК был назначен «проверенный» Агим Чеку.
Таким образом, становится очевидным, что действия авиации НАТО и боевиков УЧК были совместными и координируемыми, насколько это позволяла хаотичная ситуация в рядах албанцев. («Мировые СМИ американцев за это позором не клеймили. Мальчиком для битья для них была и остается Россия, с ее законным правом установить законность и порядок в своем южном регионе или помочь своим мировым партнерам — Примечание редактора А.В. Мусиенко»). Сербы все же оборонялись относительно упорно. Не последнюю роль сыграли пограничные подразделения югославской армии, поставившие заслон, который албанские боевики не всегда могли преодолеть. Впрочем, сегодня эти войска заменены полицией, что чревато тяжелыми последствиями для безопасности Сербии. В тоже время сербами не уделялось должного внимания созданию глубоко эшелонированной обороны. Войска, переброшенные в эти районы, местности не знали, а организованной связи с пограничниками не имели. Через границу могли бы хлынуть тысячи албанских боевиков (усиленные наемниками и моджахедами), поддерживаемые Силами специальных операций НАТО. Войскам НАТО пришлось бы во многих случаях спасать пленных сербских военных и местное гражданское сербское население от албанского террора (что фактически и произошло после 17 июня 1999 г.).
Правда, командование югославской армии приняло правильное решение разместить две танковых бригады в центре Косова и Метохии, что по замыслу давало возможность нанести ими удар по растянувшимся в горно-лесной местности Косово и Метохии войскам НАТО. Впрочем командование НАТО не предусматривало подобного нападения. В Македонии и Албании в это время находилось не больше 30 тысяч солдат НАТО, около 200 танков, 350 БТР и БМП и 100 артиллерийских орудий. Югославская армия имела в в Косово и Метохии в шесть раз больше солдат и в 2-3 раза больше бронетехники. Командование НАТО и не собиралось проводить наземную наступательную операцию, т.к. было уверенно в успехе своих политиков.Это доказывается, тем, что в Македонии был дислоцирован контингент НАТО, в состав которого входили всего 20 тыс. человек, под командованием британского генерала Майкла Джексона. Их основу составляли силы Франции представленные 2 и 8 парашютными полками 11-ой воздушно-десантной дивизии (до 4000 человек, несколько десятков БТР), Германии — 21-я танковая бригада (около 3700 человек, 90 танков, 90 БТР и БМП), Великобритании — 4-я танковая бригада (около 4500 человек, свыше 100 танков, 100 единиц БТР и БМП), Италии — батальон «Гарибальди» (около 1000 человек, 50 единиц БТР), Голландии — 650 военнослужащих Сил специального назначения, США — около 2000 пехотинцев из 24-ой механизированной дивизии (до двух батальонов) и 100 «зеленых беретов» ССО). Кроме того, американские солдаты вместе с военнослужащими скандинавских стран находились в силах ООН, дислоцированных в Македонии еще до начала бомбардировок, но тысячный контингент ООН роли не играл.
Войска НАТО имели поддержку всего сотни орудий, минометов и РЗСО и не в состоянии были разгромить даже пограничные силы югославской армии. В Албании находилось всего 12 тыс. военнослужащих из сил США (до 5 тыс.), Италии (до 2 тыс.), Великобритании (более 1 тыс.), Франции (около 800 чел.), Германии (600 чел.), Голландии (600 чел.), Испании (400 чел.), Бельгии (650 чел.), Австрии (400 чел.), Венгрии (50 чел.), Польши (150 чел.), Дании (100 чел.) и 250 человек персонала из других стран НАТО и их союзников. Находившиеся в Албании войска имели мало бронетанковой техники и в приграничную зону с Косовом и Метохией не входили.
Естественно, с таким контингентом командование НАТО не собиралось нападать на сербские силы. Главная их задача заключалась в том, чтобы не позволить сербским войскам занять саму Албанию, войска которой находились в состоянии развала и зачастую подчинялись УЧК. Для сербов не составляло бы труда быстрым ударом отбросить войска НАТО из Албании и Македонии, хотя качество командования и подготовки в сербских рядах оставляли желать лучшего. Если бы с самого начала войны в 1991 году во всех частях и подразделениях сербских войск были созданы принятые здесь «интервентные» группы из лучших сил и техники, то это дало бы возможность проводить глубокие наступления, вести упорную оборону даже при потере боеспособности остальными войсками.
К сожалению, фронтовая практика, так и не была признана военной наукой югославской армии, хотя именно по такому принципу в МВД создавались «интервентные» подразделения, а так же «пособнэ» — (по сербские — особые) силы полиции.

Пехота, отнюдь не настолько беззащитна в условиях современного боя, как может показаться. Современные кумулятивные боеприпасы индивидуальных противотанковых средств (ручных противотанковые гранаты, винтовочные (наствольные) противотанковые гранаты, реактивные противотанковые гранаты, ручные противотанковые гранатометы), в состоянии поражать даже современные танки, особенно при огне из засад в бок, зад и верхнюю часть, а бронетранспортеры и БМП в любой проэкции. Во многих армиях, в том числе югославской, на вооружении продолжают оставаться винтовочные гранаты, как осколочные, так и кумулятивные.
Еще в 1957 г. армия США приняла на вооружение 66-мм кумулятивную противотанковую гранату М31(дальность стрельбы 250 м., бронепробиваемость — 270 мм.) которая имела пьезоэлектрический взрыватель. В 60-х годах на вооружение армии США под обозначением М28 поступила бельгийская винтовочная граната «Энерга». После войны во Вьетнаме винтовочные гранаты были сняты с вооружения армии США (их заменил 40-мм подствольный гранатомет М203), но они продолжали оставаться на вооружении тех стран, куда американцы их продавали. В армии США применялась и 140-мм винтовочная граната HESH-RAW, но на данный момент ее практическое применение не установлено.
В Югославской армии применялись винотовочные гранаты (носившие здесь название тромблон) М60 и М70 (осколочные), а так же кумулятивные М60.
В 50-х годах во Франции была принята на вооружение 73-мм кумулятивная винтовочная граната М-50 (дальность стрельбы 240 м, бронепробиваемость до 300 мм.) и 65-мм кумулятивная винтовочная граната М-61 (дальность стрельбы 320 м, бронепробиваемость до 300мм.), которая производилась по лицензии и в Бельгии, а также 40-мм кумулятивно-осколочная винтовочная граната М-56 «Стрим» (дальность стрельбы 400 м, бронепробиваемость до 120 мм.), производившаяся по лицензии в Бельгии как AP32Z, предназначенная для борьбы с легкобронированными машинами и живой силой противника. На вооружении французской армии так же состоят 58-мм винтовочные гранаты компании «Лушэ СА» кумулятивная AC PAB-F1 (дальность стрельбы 100 м, бронепробиваемость до 250 мм.) и кумулятивно-осколочная AP/AV (дальность стрельбы 300 м, бронепробиваемость до 70 мм). Французской компанией «Алсетекс» разработны три типа винтовочных гранат — осколочная, кумулятивно-осколочная и практическая, которые имеют одинаковые размеры и вес с максимальной дальностью стрельбы 400 м. Кумулятивно-осколочная граната пробивает 30 мм стальную броню при угле встречи 60 градусов.
В Бельгии в 1956 г. была принята на вооружение кумулятивная 75-мм граната HEAT-RFL-75N «Энерга» (индекс N обозначает выстреливание холостым патроном), разработанная главным бельгийским производителем ручных и винтовочных гранат компанией Мекар.
Граната «Энерга» (дальность стрельбы 100 м, бронепробиваемость до 275 мм) была принята на вооружение армии Великобритании, Дании, Ирландии, Норвегии, США (под обозначением М28), Франции, ФРГ, Швеции, Швейцарии, стран Ближнего Востока и Африки. Существовал ее модернизированный 73-мм вариант HEAT-RFL-73N.
Винтовочная кумулятивная граната «Супер-Энерга» имела пороховой реактивный двигатель, который увеличил ее дальность стрельбы до 550 м. 40-мм винтовочные гранаты компании Мекар APR-RFL-40N (дальность стрельбы 500 м, бронепробиваемость до 140 мм.) и APR-RFL-40BT (дальность стрельбы 400 м, бронепробиваемость до 140 мм.) состоят на вооружении армии Бельгии и еще более чем тридцати пяти государств. В компании Мекар производились осколочные 55-мм винтовочные гранаты HE-RFL-BTU LR(дальность стрельбы — 700 м.).LOT-SAP N7 OF(дальность стрельбы 350 м.) также были приняты на вооружение ряда армий других государств.Одна из последних разработок осколочная граната АР «Телгрен» FN (TELeskopic GRENade) может выстреливать гранату патронами 5,56х45, 7,62х51 или 7,62х39 с обыкновенной, бронебойной или трассирующей пулей, и при начальной скорости полета 65-80 м/с имеет дальность стрельбы до 300-400 м.

Впрочем, после Вьетнамской войны более популярны, чем винтовочные гранаты, стали «одноразовые гранатометы», а точнее — реактивные противотанковые гранаты (РПГ). Первая из них американская 66-мм М-72 с дальностью стрельбы 150 м, бронепробиваемостью до 375 мм и массой 3 кг стала индивидуальным противотанковым средством пехотинца.
Позже США приняли на вооружение 70-мм гранату «Viper» (масса 3,7кг, дальность стрельбы 250 м, бронепробиваемость до 400 мм). В армии США, как оружие огневой поддержки, используется и 130-мм «одноразовый гранатомет» гранатомет «Predator» SRAW с БЧ MPIM (Multi Purpose Individual Munitions). При массе 9 кг, РПГ имеет тандемную БЧ (кумулятивную и осколочную) и прицельную дальность стрельбы до 600м.
Англичане, а за ними и ряд других стран приняли на вооружение 94-мм РПГ LAW-80 (масса 8 кг, дальность стрельбы 300 м, бронепрбиваемость до 600 мм). Французы имеют на вооружении 112-мм РПГ «Apilas» (масса 9 кг, бронепробиваемость литой брони до 700 мм, дальность стрельбы 330 м).
Но революцию в противотанковом вооружении пехоты произвели ручные противотанковые гранатометы. Еще в Афганистане душманы достаточно успешно применяли китайские копии разработанного в СССР в 1949 году 40-мм гранатомета РПГ-2 — «Тип 69» и его модернизированную версию «Тип-56», причем граната от «56-го» могла использоваться и в РПГ «Тип-69» (РПГ-7. СССР). Полагать, что современную «большую» войну, можно вести только оружием разработки последних десятилетий ошибочно. После снятия с вооружения РПГ-2, Советская армия располагала высококачественными ручными противотанковыми многоразовыми гранатометами разработанными еще в 1961 году РПГ-7 и РПГ-7Д (десантный вариант) с прицельной дальностью стрельбы до 500м. В настоящее время РПГ-7 является таким же массовым противотанковым средством в мире как и его соотечественник автомат Калашникова. В РПГ-7 применяются надкалиберные противотанковые гранаты ПГ-7В и ПГ-7ВМ (76 мм), ПГ-7ВЛ (93 мм), 105-мм граната ПГ-7ВР с тандемной боевой частью, 105-мм граната ТБГ-7В с термобарической боевой частью и 40-мм (калиберная) осколочная граната ОГ-7В. В Китае, Сирии, Иране производятся осколочно-кумулятивные гранаты к РПГ-7. РПГ-7 состоит на вооружении армий около 70 государств и в Ираке именно они представляют главное противотанковое средство иракских повстанцев. Хотя и считается, что РПГ-7 является групповым противотанковым оружием (в Российской армии один на мотострелковое отделение, в армии Ирана в каждом пехотном отделении имеется два РПГ-7), по своим боевым и техническим характеристикам в бою с ним вполне может справляться и один человек, дополнительно вооруженный автоматом или другим стрелковым оружием. Так как обучение стрельбе из РПГ-7 достаточно просто, то его быстро освоили в Африке, Юго-Восточной Азии, Афганистане и Ираке люди без всякого военной подготовки, а порою и вовсе безграмотные.
Таким же надежным, как и РПГ-7, но не столь разрекламированным, является 73-мм станковый противотанковый гранатомет СПГ-9, относящийся к классу безоткатных орудий. Еще в ходе войны в Афганистане (1979-1989 гг.) достаточно эффективными при действиях из засад показали себя, казалось бы устаревшие безоткатные орудия 82-мм DKZ-82K65 (Китай) и СГ-82 (СССР, 50-е годы), 75-мм М20 (США) и его китайский аналог «Тип 56-2» (Китай). Несмотря на то, что современные РПГ и ПТРК по дальности стрельбы и особенно бронепробиваемости заметно потеснили «безоткатки» на поле боя, списывать их со счетов, как противотанковое средство еще рано. Их количество, особенно на вооружении стран третьего мира, заставляет более серьезно относиться к этому классу противотанкового вооружения. Тем более, что имеются и современные варианты станковых противотанковых гранатометов, такие как российский РПГ-29 «Вампир», итальянский 80-мм РПГ «Folgore», и шведское 90-мм противотанковое безоткатное орудие PV-110.
В войне за Косово албанцами широко использовался немецкий 67-мм гранатомет «Armbrust 300» (масса 4,8 кг, бронепробиваемость до 300 мм литой брони на расстоянии 300-500 м). «Armbrust 300» был разработан в конце 70-х годов немецким концерном Messerschmitt-Bolkow-Blohm (MBB), в настоящтй момент производство этих гранатометов в Германии завершено, но они производятся по лицензии в Бельгии и Сингапуре. Этот гранатомет обладает пониженным акустическим шумом, благодаря наличию поршней, выбрасывающих гранату и задерживающих выброс части газов.
На вооружении многих стран мира находится германский 60-мм ручной противотанковый гранатомет «Panzerfaust-3» (максимальный диаметр надкалиберной гранаты 110 мм, масса РПГ 12 кг). В РПГ «Panzerfaust-3» используются кумулятивные гранаты Pzf3 (прицельная дальность стрельбы 400 м, бронепробиваемость 400 мм), тандемные кумулятивные гранаты Pzf3-T600 (дальность стрельбы 600 м, бронепробиваемость активная броня + 700 мм) и Pzf 3-IT600 (прицельная дальность стрельбы 600 м, бронепробиваемость активной брони до 900 мм) и осколочно-фугасными гранатами Pzf3BKF (прицельная дальность стрельбы 600 м, бронепробиваемость 17 мм броня или 360 мм кирпичной стены).
В конце 40-х годов на вооружение шведской армии был принят 84-мм РПГ М48M2 «Carl-Gustaf» (масса 14 кг, прицельная дальность стрельбы 700 метров, бронепробиваемость до 400 мм). «Carl-Gustaf» получил в мире самое широкое распространение, благодаря простой конструкции и широкому выбору боеприпасов (кумулятивные, осколочно-фугасные, шрапнельные, зажигательные, дымовые и осветительные). В 80-х годах стальной ствол РПГ был заменен на композитный (модификация М86M3), что уменшило массу оружия до 9.5 кг, при прицельной дальности стрельбы 1000 метров и использовании активно-реактивных гранат с бронепробиваемостью 500 мм + динамическая защита. Гранатометы «Carl-Gustaf» состоят на вооружении нескольких десятков армий мира, а боеприпасы к ним производятся в Швеции, Бельгии и Индии.
Большое количество различных типов РПГ разработано во Франции: 105-мм ACIP-300, 92-мм ABB, 88.9-мм LRAC-89, 120-мм Dard-120. Хотя РПГ Dard-120 массой 14 кг и пробивает 820 мм литую броню при дальности стрельбы до 300м, он так и не принятый на вооружение). На вооружении ВС Испании состоит РПГ C-90-CR-B1, чья тандеммная кумулятивная БЧ, пробивает 300-мм железобетонную стену или 1500-мм преграду из мешков с песком. Израиль разработал и принял на вооружение 82-мм РПГ Б-300 (прицельная дальность 400 м) с осколочной, кумулятивной (бронепробиваемость до 400 мм) и осветительной гранатами.
На нынешней момент в Армии США основным гранатометом является одноразовый AT-4 (калибр 84 мм, масса 7,5 кг, прицельная дальность стрельбы до 300 метров, бронепробиваемость более 500 мм), разработаный шведской компанией SAAB Bofors Dynamics и американской компанией ATK на базе американского одноразового гранатомета M72 LAW. В РПГ используются боеприпасы созданные в Швеции для гранатомета «Carl Gustaf». АТ-4 состоит на вооружении в США под обозначением М136 LAW, а его усовершенствованные модификации — AT-4МР и AT-4МР-Т (тандемноая БЧ), AT-4СS для стрельбы из закрытых помещений (с жидкой противомассой), AT-4СS-HP для стрельбы из помещения с проникающей БЧ.
На вооружении Корпуса морской пехоты США с 1984 г. состоит многоразовый 83-мм гранатомет SMAW (Shoulder Launched Multipurpose Assault Weapon) созданный американской компанией Talley Defence Systems Rocket System на основе израильского гранатомета B-300. Его БЧ с тонкими стенками содержит 1,59 кг смеси Comp A3 (флегматизированный гексоген с добавлением алюминиевого порошка) может пробить до 250 мм железобетона на расстоянии до 500 м. Взрыватель запрограммирован на подрыв от удара об твердую преграду (в этом случае происходит деформация сжатия снаряда и облегание им цели по т.н. «хопкинсовому эффекту»). Заряд с «эффектом Хопкинса» обеспечивает пробивание 250-мм бетонной стены. Существует и кумулятивная БЧ с бронебойностью до 600 мм. Дополнительно выпускаются гранаты с БЧ типа FTG (Follow-Through) — тандемной БЧ, предназначенной для поражения живой силы внутри укрытий; первая БЧ пробивает отверствие в преграде, после чего следом за ней за преграду влетает вторая, осколочная БЧ и поражает находящихся в укрытии личный состав, типа CPR (Common Practice — тренировочная с инертной БЧ),типа CS (Confined Space — с БЧ типа HEDP и специальными мерами по уменьшению пускового выхлопа для стрельбы из закрытых помещений), NE (Novel Explosive — термобарическая фугасная БЧ).
На вооружении США состоит и одноразовоя версия РПГ SMAW — 84-мм SMAW-D (Disposable) созданные на основе штурмового комплекса AT-4 LMAW (Light Multipurpose Assault Weapon ) в варианте с кумулятивной и фугасной БЧ. Во время спецопераций в Ираке в американском Корпусе морской пехоты существовали штурмовые группы Assault Team вооруженные оружием огневой поддержки SMAW (Shoulder Launched Multipurpose Assault Weapon), позднее переименованный в SMAW-MPV (Short-Range Assault Weapon-Multiple Purpose Variant) «Predator» FGM-172, с дальностью поражения цели от 17 до 600 метров. Хотя первые опытные образцы данных комплексов появились в 2002 году, уже в мае 2005 года компания Lockheed Martin поставила первую партию 400 таких комплексов для оккупационных войск в Ираке. Эти управляемые с помощью инерциальной ГСН с дополнительными оптическими и магнитными датчиками ракеты, все же нельзя называть полноценным ПТРК. Что касается противотанковых возможностей «Predator», то здесь было вначале применено ударное ядро, приводившееся в действие при пролете над целью, а затем была установленны многоцелевая БЧ (Multiple Purpose Variant) в которой помимо эффекта ударного ядра, имеется и выраженный осколочно-фугасный эффект, вызванный дополнительной осколочно-фугасной БЧ, проникающей за преграду через проделанное ударным ядром отверстие.
Американская компания Rocket System Division также создала переносной штурмовой РПГ SHIPON (Shoulder Launched Infantry Weapon) на основе израильского гранатомета B300. Из этого РПГ можно вести огонь неуправляемыми реактивными гранатами массой с осколочно-фугасной и тандемной кумулятивной БЧ. Эти гранаты могут пробивать до 400 мм литой брони за динамической защитой. Вероятно, что в ближайшей перспективе все подобные комплексы огневой поддержки будут оснащаться управляемыми или самонаводящимися выстрелами, так что грань между переносными ПТРК и многоразовыми гранатометами, со временем будет стираться.
Шведской компанией Bofors на базе ПТРК «Bill» разработан новый ПТРК с использованием БЧ от ПТУР этого комплекса, а ракета и ПУ от переносного ПТРК AT-4CS. Ракета с начальной скоростью 90 м/с разгоняется на траектории до до 300 м/с.
ПТРК первого поколения, разработанные в 50-60-х годах управлялись по проводам по принципу совмещения трех точек — ракеты цели и прицела, что требовало от оператора значительного мастерства. Тем не менее, эти ПТРК остаются на вооружении многих армий. Они имеют достаточно высокую бронепробиваемость и эффективность для поражения бронетехники в условиях хорошей видимости, особенно в борта. Дальность действия у этих «устаревших» ПТРК вполне подходящая для проведения засадных действий разведывательно-диверсионными подразделениями и различными формированиями партизанского типа. Эффективны они и при оргнанизации обороны как в горной, лесистой и городской местности.
Так французские ПТРК SS-10, принятый на вооружение в 60-х годах, имеет бронепрбиваемость до 500 мм литой брони и дальность управляемой стрельбы от 300 до 1600 м, ПТРК SS-11 — 600 мм, 300-3500 м, SS-12 -600 мм, 800-6000 м, «Entact-581» — 630 мм, 2000 -4000 метров, британский «Vigilent» 889 — 66 мм, 280-1600 м, немецкие (ФРГ) «Cobra» — 500 мм, 400-2000 м, «Mamba» с 500 мм, 360-2300 метров,
Основной недостаток ПТРК первого поколения при заключался в большой минимальной дистанции управляемой стрельбы (от 300 до 2000 м), что делает невозможным их применение непосредственно перед боевыми порядками своих войск и в засаде на близких дистанциях.
Второе поколение ПТРК получило более совершенные и простые в обращении системы наведения. В ПТРК второго поколения используется метод наведения по двум точкам — цель и прицел. Наведение ПТУР осуществляется не только по кабелю, но и радиокомандным способом, по лучу лазера или с помощью инфракрасной (тепловизионной) ГСН путем удержание цели в марке прицела.
В 70-80-х годах большинство европейских стран блока НАТО приняли на вооружение ПТРК «Milan» франко-германской разработки с дальностью ведения огня до 2000 м (минимальная — 25 м), бронепробиваемостью до 500 мм при массе ракеты 6,7 кг. Этот комплекс переноситься расчетом из двух человек, а также устанавливается БТР, БМП и различные автомобили. В ходе ряда модернизаций были созданы модификации «Milan-2» и «Milan-3» с улучшенными боевыми характеристиками.
Великобритания и Франция совместно разработали ПТРK «Hot», предназначенный для установки на бронетехнику и вертолеты, имеющий дальность стрельбы до 4000 м. В ходе модернизации противотанковый комплекс «Hot-2Т» получил тандемную БЧ и дистанционный взрыватель, а его бронепробиваемость была доведена до до 1300 мм.
В США к ПТРК второго поколения относиться переносной ПТРК «Dragon», отличающийся от своих аналогов меньшим весом (4 кг) и возможностью применения его одним человеком (ПУ и две ракеты в контейнерах). В настоящее время ПТРК»Dragon» в ВС США заменяется на ПТРК «Javelin» с дальностью стрельбы до 2000 м и ракетой с ГСН. Схожий принцип наведения ПТУР был впервые использован в ПТРК ПТРК «Bill» («Bill-2») шведской компании BOFORS, создавшей переносной управляемый ПТРК с дальностью стрельбы до 2200 м.

Модернизация является достаточно широко распространенным способом совершенствования ПТРК, как в отношении боевых частей управляемых ракет, так и в отношении систем их наведения. Так ПТРК TOW прошел несколько модернизаций (Improved TOW, TOW-2, TOW-2A, TOW-2B, TOW-2D, TOW-3), достигнув дальности стрельбы 5000 м, несколько типов БЧ и получив лазерное наведение (в модификации TOW-2F замененное на тепловизионное) и БЧ поражающую цель сверху.
В Пакистане на разрабатываемом ПТРК «Bahtar Shikan» (на основе китайского ПТРК «Хуньцзянь», «слизанного» с американского ПТРК TOW) лазерное наведение было впоследствии также заменено тепловизионным.
Для современных ПТРК, помимо тандемных кумулятивных БЧ, разрабатываются и осколочно-фугасные БЧ, как например для легкого ПТРК «Eryx» (Франция) и ПТРК TOW, а так же ракеты с термобарической (объемного взрыва) БЧ.
Современные ПТРК в настоящее время сохранили деление на легкие и тяжелые. Такие ПТРК как французский «Erix», американские «Dragon», «Spike», «Javelin», «Slash», югославский «Бумбар» могут переносится и применяться одним человеком, а испанские «Macam» и «Bantam», российские «Фагот», «Метис» и «Корнет», шведские «Bill-56», американские «Mistic», украинский Р-2, индийский «Nag», иранский «Raad» требуют обслуживания расчетом из двух человек.
Разработанный израильской государственной компанией IMI ПТРК «Spike-ER» ( дальность 6 км) имеет ракету с тандемной кумулятивной БЧ и управляется по оптическому кабелю оператором- наводчиком, которому поступают данные от ГСН ракеты. При этом существует возможность и пуска ракеты только в автономном режиме работы ГСН. Боеприпас SPIKE (Separated Penetrator Kinetic Energy) разгоняется до скорости 1450 м/с, после чего под давлением на предохранительную пружину освобождается 88 вольфрамовых готовых поражающий элемента, разлетающихся под действием центробежной силы и создающих сноп диаметром 25 м. поражающих легкобронированную цель на дальности до 2 км. В процессоре «Spike» имеется база данных в 3D модели в трехмерном измерении. Существует возможность выбора целей в ходе полета к цели. Разработаны три модификации боеприпаса SPIKE: «Spike-MR» с дальность до 2,5 км, «Spike -LR» с дальностью 4 км, «Spike -ER» с дальностью до 8 км . Ныне программа развития оружия Spike, совместно развивается Израилем и Германией.

Кроме гранатометов и ПТРК, основным оружием огневой поддержки пехоты являются минометы. Обучение ведению огня из минометов, вполне возможно осуществить под командованием опытных инструкторов менее чем за месяц, а эффективность действия по цели у миномета может быть и выше чем у артиллерийских орудий. Минометы являются неотъемлемым вооружением партизан — «партизанская артиллерия». Они широко использовались советскими и вьетнамскими партизанами, афганскими моджахедами и др. иррегулярными формированиями.
Эффективность минометного огня значительно возрастает при использовании дистанционных взрывателей, так как минометные мины создают, большее число убойных осколков, чем артиллеристские снаряды даже большего калибра чем минометная мина. Мины с радиолокационным взрывателем, имеются в боекомплекте многих минометов, в том числе югославского 120-мм миномета М-75 и немецкого 120-мм миномета (120-мм мина 120НЕ-L компании Rheinmetall, с дистанционным взрывателем, разрывающаяся на высоте 15 м от поверхности земли). В Армии США на вооружении находится буксируемый 120-мм миномет М120/121 (дальность стрельбы 7200 м.), созданный на базе израильского 120-мм миномета К-6 (компания Soltam). Благодаря использованию композиционных материалов масса миномета составила 144 кг. Для сравнения сингапурский 120-мм миномет имеет массу 236,7 кг и максимальную дальность стрельбы 6500 м., а румынский 120-мм миномет Model 82 имеет массу 180 кг и дальность ведения огня до 7400м.
Из переносных 81 и 82-мм минометов, самыми пожалуй распространенными в мире являются, созданные в начале 70-х годов, британский 81-мм миномет L16 (дальность стрельбы 5800 м, масса 32 кг) и советский 82-мм миномет 2Б14 (масса 42 кг, дальность ведения огня 3600 м (дальнобойным зарядом до 4230 м.). Существует еще ряд моделей переносных минометов в мире, это китайский 82-мм миномет Тип 53, южнокорейский 81-мм миномет КМ187 (масса 43 кг и дальность ведения огня 6,3 км), сингапурский 81-мм миномет (масса 43,6 кг и дальность ведения огня 6,2 км), словацкий 81-мм миномет (масса 65 кг и дальность ведения огня 6,8 км), румынские 82-мм минометы Model-77 и Model-94 (масса 43 и 47 кг, а дальность ведения огня 9000 и 5700 м.), югославский 82-мм миномет М69 (дальность действия новой миной М69, которая содержит заряд 690 г гексотола, составляет от 100 до 4900 м.)
Минометы калибра 81/82 мм и 120 мм минометы могут применять кумулятивные и бронебойные боеприпасы. Во Франции были разработаны подкалиберные бронебойные мины F601 калибра 60 мм и OFL90 калибра 81 мм с оперенным сердечником, поражающие цель сверху. В то же время создание управляемых ГСН для бронебойных мин калибра 81 мм признано нецелесообразным, в силу их меньшего объема и дальности стрельбы, чем у 120-мм минометов .Единственная управляемая (самонаводящаяся) 81-мм кумулятивная мина «Merlin» компании British Aerospace Dynamics имеет массу 7 кг, радиолокационную ГСН миллиметрового диапазона и дальность стрельбы до 1500 м. Однако вследствие высоких расходов разработка мины была остановлена. В США компания Boeing в 90-х годах разрабатывала управляемую по оптическому кабелю, с корректировкой по прибору GPS 120-мм минометную мину FOMP (Fiber Optic Master Project), но проект был остановлен.
Более удачной была принятая на вооружении армии Швеции в 1994 г. 120-мм управляемая противотанковая кумулятивная мина «Stryx», созданная компанией Swedish Ordnance для миномета AMOS. Шведская 120-мм мина «Stryx» имеет ИК ГСН и дальность стрельбы до 7000 м. После покидания канала ствола у мины включается реактивный двигатель. В полете мина управляется с помощью микропроцессора 12-ю ракетными соплами на. 120-мм мина «Stryx» состоит на вооружении Швеции и Швейцарии. Новая шведская 120-мм мина «Bussard» должна быть оснащена кумулятивной или тандемной кумулятивной БЧ и иметь лазерное наведение, предусмотрены варианты оснащения ее ИК или радиолокационной ГСН. При масе мины 17 кг она имеет дальность стрельбы до 5 км. Компании Lockheed Martin (США) и Diehl (Германия) на базе мины «Bussard» разрабатывают 120-мм управляемую минометную мину M-395 PGMM ( Precision Guided Mortar Munitions,существовало и обозначение ATK) с тандемной кумулятивной БЧ(ориентировочный срок принятия на вооружение — 2010 г).Мина имеет корпус улучшенной аэродинамической формы с радиусом действия 15 км(минимальная 0,5 км), и наводится на цель с помощью лазерной ГСН,но существует модификация с комбинированной ГСН с ИК датчиком и GPS.
Израильская омпания Soltam разработала 120-мм управляемые мины HE-TAG (Terminal Area Guided) с лазерной ГСН М150 для стрельбы из минометов М 120/121 и М-151 и для минометов с повышенной дальности А-7. Дальность ведения огня первой миной 7200м, а второй 9500м. В Израиле развиты и модификации управляемых боеприпасов «Fireball» с лазерной и GPS ГСН. Боеприпас «Fireball» применяется из 120-мм минометов, но возможна его адаптация и к 81-мм минометам. Дальность стрельбы 120-мм мины до 15 км, ее наведение осуществляется с помощью лазерной ГСН, при корректировке с помощью GPS приемника. Для данной мины существует несколько модификаций БЧ, в том числе и кумулятивная.
Боекомплект британского 81-мм миномета L9A1 можно оценить на базе контракта 1995 года, когда из заказанных 400000 мин — 200000 составляли осколочные, 100000 дымовые и 100000 кумулятивные. Кумулятивные 82-мм минометные мины производятся о многих странах мира, например в Великобритании, Франции, а также в Венгрии производится 82-мм кумулятивная мина.
Хотя ныне подствольные гранатометы практически заменили 60-мм минометы, все же в мире применяется подобный класс минометного оружия. К современным 60-мм минометам относятся южнокорейский миномет KM181 (масса 20 кг при дальности ведения огня до 3,5 км), румынские «Commando» и «Standery» (масса до 8 кг и дальность ведения огня соответственно по 1,9 и 3 км), пакистанский М6 и другие.
В ходе войны в Косово албанцы широко применяли китайские 60-мм минометы Тип-63, эти же минометы использовали в Афганистане и моджахеды.

Хотелось бы, из лучших побуждений, упомянуть об организационных мерах противодействия артиллерии и авиации противника. Это касается, прежде всего, изменений в организационно-штатной структуре частей и подразделений. Штатная структура важна по причине того, что именно она определяет действия командира, т.к. невозможно рассчитывать во всем на знания и навыки самого командира. Современная организация советского образца требует от командира организовать действия полка как основного тактического формирования по-батальонно. Организация образца НАТО с делением на батальоны ничем коренным не отличается, т.к. также предусматривает действия в батальонных тактических группах. Такие группы состоят из большого числа разнотипных боевых машин (танки, БМП, БТР, САУ, ЗСУ, СПТРК, КШМ, спецмашины, тягачи и автомобили). Такое скопление машин является крупной мишенью для авиации. К тому же, дивизии советского образца и бригады образца НАТО имеют до тысячи бронемашин и несколько сот бронированных транспортных средств, что, согласно опыту Второй Мировой войны, делает невозможным их одновременную переброску по дорогам. Современные танки обладают большей массой, чем танки периода Второй Мировой войны. Это является причиной дополнительных ограничений по их применению на местности, и тем самым они становятся легкой мишенью авиации и на танкодоступных направлениях, определить которые можно даже не выходя со штаба — по карте. Как уже упоминалось, войны последнего времени являются показателем того, что даже в ограниченных боевых действиях основным тактическим формированием является батальонная тактическая группа (БТГ), которая может быть переброшена в полном составе на тот или иной театр боевых действий. Однако вышеописанная практика боевых действий в условиях применением противником управляемых и кассетных боеприпасов требует разделение и этих групп на несколько частей, в состав которых входили бы танковые, механизированные (мотострелковые) роты и другие подразделения (артиллерийские разведки, связи, РЭБ, зенитные, противотанковые, инженерно-саперные, тылового и технического, медицинские и др). Практически, это означало бы создание отрядов, в составе которых были бы два-три десятка танков, БТР, БМП и БРДМ, полтора-два десятка бронемашин огневой поддержки и других. Подобные отряды будут вполне боеспособными даже при потере половины бронемашин, после чего их надо отправлять на доукомплектование или переформирование. («В настоящее время кроме батальонных тактических групп существуют и ротные — РТГ, которые выполняют самостоятельные задачи (в интересах полка, бригады или дивизии) или в составе тех же БТГ. То, что автор предлагает широко применялось нашими войсками в Афганистане (1979-1989 гг.) и в Чечне (1994-1996 гг., и с 1999 по 2001-2002 гг.). Более того, в Афганистане получила широкое развитиетактика действий бронегрупп численностью от 4-6 до 15-20 машин (танки, БМП, БТР, САУ, ЗСУ и др.) — Примечание редактора А.В. Мусиенко»). В 1973г в ходе арабо-израильской войны потери сторон достигли за 7 дней до 50% в противотанковых средствах и 30% в танках, так что танковые батальоны свелись в роты.
В ходе боевых действий танки и БМП действовали бы в паре. В таких условиях применение противником управляемого и кассетного оружия будет менее эффективным из-за большой разреженности боевых порядков. Естественно, потребуется создание и боевых позиций. Для этого следует привлекать пехотные части, которые бы имели достаточное количество инженерно-строительной техники, противотанковых средств, артиллерии (прежде всего, минометов), саперных подразделений, оснащенных большим количеством миновзрывных устройств, минных укладчиков и средств дистанционного минирования. Естественно пехота нуждается, прежде всего, в системах оружия огневой поддержки которые пехотинец мог бы иметь при себе, либо транспортировать его на легких автомобилях повышенной проходимости.*
(«Ирак, опасаясь в 2003 году сценария «Бури в пустыне-1990» так «разрядил» свои боевые порядки, что бронетанковые части американцев и англичан прошили их как Гудериан на Восточном фронте в июне-июле 1941 года… Не «разреживать» надо, а прикрывать системой ПВО, маскировать (и в оптическом диапазоне и от обнаружения техническими средствами разведки), оборудовать ложные цели, создавать временные и запасные огневые позиции, использовать выгодные условия местности и прочее-прочеее-прочее, о чем писано-переписано, но никто в голову этого почему-то не берет, наступая каждый раз на грабли — Примечание редактора А.В. Мусиенко»)
Положение Сербии похоже с положением России, имеющей «заклятых друзей» у своих границ. Это требует создания подразделений и частей организованного резерва, в том числе «милиционного» типа, позволяющих осуществить быструю мобилизацию уже подготовленного резерва. Югославия имела в структурах спецподразделений МВД и госбезопасности систему организованного резерва, от которой после «демократической» революции со временем отказались. Как раз развертывание территориальных формирований на базе спецподразделений «действующего» резерва и даст возможность обеспечить жизнеспособность государства в критический период начала агрессии. Подобные формирования в условиях дезорганизации государственного управления в силу фактора «самосознательности» и самодостаточности в состоянии будут играть цементирующую роль в обществе. Для их вооружения вышеупомянутые спецподразделения «действующего» резерва могут куда более рационально использовать имеющееся на складах вооружение, пусть даже устаревшее морально, но не физически (физически свинцовая пуля штуцера 19 века убивает также, как и пуля автомата конца 20 века…). Нового изобретать ничего не надо, достаточно лишь рационально использовать имеющиеся возможности. Так в России различные министерства и ведомства имеют свои военные формирования, где проходит службу до двух миллионов военнослужащих. В Российской Федерации ныне в 12 министерствах и ведомствах, согласно действующему законодательству разрешена военная служба. Это Минобороны, МВД, ФСБ, МЧС, СВР (Служба внешней разведки), ФСО (Федеральная служба охраны), ФАПСИ (Федеральное агенство правительственной связи и информации), Гостехкомиссия при президенте РФ, Федеральная служба специального строительства РФ, Федеральная служба железнодорожных войск РФ, Главное управление специальных программ и др. Разумеется каждая подобная структура нуждается в собственных воинских подразделениях, но отсутствие единого управления делает сложным их рациональное использование в военное время.*
(«Каждое из этих ведомств имеет свои мобилизационные планы на угрожаемый период, начало войны и на случай других чрезвычайных ситуаций. Согласно этим планам в стране будет создан единый орган управления которому будет подчинено все военное устройство государства.- Примечание редактора А.В. Мусиенко.»)
В большинстве случаев их задачи могут выполнять формирования «действующего» резерва, в том числе их профессиональный костяк без которого никакие кадрированные формирования невозможны. Применение систем управляемого и кассетного оружия, отнюдь не означает того, что «пехота отжила свое». Скорее наоборот, так как новые эффективные системы вооружения существенно ограничивают применение больших масс бронетехники, как и устройства многокилометровых линий обороны. («Списывать бронетехнику в утиль только на примере безраздельного господства авиации противника в небе Югославии (хоть с каким-то противодействием ПВО) и Ирака спешить не стоит. Вот когда в воздухе будет паритет (Восточный фронт 1942-1944 гг.), тогда бронетехника себя и покажет. И показывалана примере фашистской Германии в 1941-1942 гг., Красной Армии в 1944-1945 гг., США в Ираке в 2003 г. — Примечание редактора А.В. Мусиенко.») Любая линия обороны ныне в состоянии быть преодолена применением не только управляемых, кассетных и термобарических боеприпасов, но и тяжелого пехотного вооружения. Единственная проблема заключается в человеческом факторе, так как людей способных самоотверженно сражаться и хладнокровно действовать в бою, под воздействием идеологии «золотого тельца», остается все меньше и меньше. Да и образовательный уровень одурманенныхо алкоголем и наркотой граждан не всегда позволяет применять современные высокотехнологичные системы оружия. Разумеется нынешняя призывная система комплектования, основанная на 18-19 летних призывниках свое отжила. В тоже время от всеобщей мобилизации ни в одной стране мира не отказались, и она остается в расположении военных различных государств. Другое дело, что сами общества западных государств, в силу «мультикультурности», «мультирелигиозности» и «мультинациональности» давно уже не представляют той былой монолитной базы, что могла еще во времена первой и Второй мировых войн обеспечить армии «благонадежной» мобилизационной базой. В силу этого при создании «пехотных» частей в любом случае будет обязательно соблюдать их «религиозно-этническую» монолитность. которая и обеспечила армии Югославии в 1999 году (подавляющее большинство военнослужащих — сербы) благодаря соответствующей мобилизационной политике, относительную стойкость под НАТОвскими бомбардировками. Как раз отсутствие такой монолитности в Ираке привело к быстрому развалу армии Хусейна, части и соединения которой нередко разваливались и без столкновений с «коалиционными» войсками. Естественно, что в силу отсутствия необходимого числа командных кадров и в силу указанных выше особенностей тактики действий, подобные «монолитные» части резервистов могут быть только отдельными батальонами, придаваемыми по потребности той или иной регулярной части. В тоже время такая «пехота» выполнять самостоятельные боевые задачи не сможет. Подобные части можно было бы условно назвать, используя терминологию Советской армии — «штурмовыми» или «ударными». По сути такие части будут своеобразным эквивалентом десанта, чья роль будет заключаться в действиях в горной, лесной или городской местности (хорошо знакомой из-за территориального признака комплектования), но и в осуществлении функций военной полиции. («Подобная практика используется в боевом применении стрелковых батальонов «Запад» и «Восток» в составе 42 мотострелковой дивизии в Чеченской Республике (штаб Ханкала, Чеченская Республика), укомплектованных военнослужащими чеченцами. Надо отметить, что эффективность их действий определяется потоками лжи и клеветы различных «борцов за права человека» и «независимых» журналистов. На самом деле со своими задачами оба чеченских батальона справляются в полном объеме, внося существенный вклад в стабилизацию обстановки в регионе. Попытка создать казачьи военизированные формирования на Северном Кавказе, действовавшие в «Первую чеченскую кампанию» и в 1999-2001 гг. развития не получила. На то есть разные причины.
Разумеется все это благие пожелания для современной России, так как былых структур подобных казачьим фрормированиям Российской Империи ныне нет, а те «ряженые казачки», что словно грибы после дождя вылезли на постсоветском пространстве далеки от боевого казачества как раввин от мечети. К сожалению официальное казачество в современной России всего лишь ширма, оговорился — «крыша», для банальной коммерческой деятельности.
В тоже время следует помнить, что укомплектованных по «религиозно-этническому» принципу частей в Ираке не было (за редким исключением частей Президентской гвардии), но, тем не менее, партизанская война там началась. Разумеется, следовать иракским рецептам не стоит, так как арабы имеют весьма специфическую психологию, совершенно непонятную ни американцам, ни европейцам и не нам русским. Да и заслуга в создании иракского партизанства принадлежит международным исламистским организациям, тем же, что и формировали басаевство-хатабство в «Свободной Ичкерии».
На случай развития военно-политической обстановки по югославскому или иракскому сценарию в каждой общевойсковой части или соединении можно создать из добровольцев отдельное «ударное» подразделение. Почему прославили себя в ходе Великой Отечественной войны наши фронтовые разведчики? Да потому, что разведроты и разведбаты укомплектовывались практически по добровольному принципу и силой там никто никого не держал. — Примечание редактора А.В. Мусиенко»).
Вполне закономерно что пехотные «ударные» подразделения должны подерживаться танковыми и мотострелковых подразделениями и артиллерией. которые следует временно включать в состав таких отрядов для выполнения конкретной боевой задачи.
(«В современной войне роль пехоты нисколько не снизилась. Следует лишь рационально ее использовать, не отправляя ее массы на неподготовленные участки обороны или бросая в наступление на неподавленного в обороне противника. Звучит все это тривиально, но почему-то в каждой войне и войнушке, то бишь — вооруженном конфликте, находятся «удальцы-полководцы» подобными рекомендациями пренебрегающие. Для России «Первая чеченская война» ярчайшее тому подтверждение из ее новейшей истории.- Примечание редактора А.В. Мусиенко»)
На Западе, важность роль пехоты доказана большим количеством легких автомобилей повышенной проходимости (джипов). Практически те или иные спецподразделения действующие на этих джипах, выполняют задачи «легкой пехоты». Широко известен по снимкам из Ирака, Афганистана и Югославии, американский «Hummer» модификаций M998, М1037 и M1114 массой около 2,5 т, при полной боевой нагрузке 3,5-5,6 т. Эти машины являются самой массовой техникой армии США, однако его бронезащита (дополнительная опция) слабая и не выдерживает попадания 7,62-мм боеприпасов. К тому же компоновка машины, с занимаемым двигателем и коробкой передач большим объемом в салоне, не позволяет совершать длительные поездки из-за неудобства размещения экипажа. Модернизированный «Hummer» получил дополнительную защиту из стальных и керамических модулей.
Более популярным в Ираке у американцев стал принятый на вооружение в 1989 г. джип LSV (Light Strike Vehicle) массой 1600 кг и полезной нагрузкой 700 кг, развивающий скорость до 96 км/ч. На джип может устанавливаться 12,7-мм пулемет М2НВ, 7,62-мм пулемет М240, 40-мм автоматический гранатомет Мk19 или ПТРК TOW-2 с шестью ПТУР.
В 1997 г. в США был разработан боевой автомобиль «Advanced» LSV массой 2350 кг и полезной нагрузкой 1100 кг Для Франции выпускается его модификация ALSV массой 2600 кг и полезной нагрузкой 900 кг.
Еще один американский джип «Peacekeeper-2», имеет 6,35-мм броню и массу 6800 кг, что позволяет ему развивать скорость до 100 км/ч. На него возможна установка 7,62 и 12,7-мм пулеметов, а также автоматических гранатометов Mк19.
В британской армии с 1990 г. используется джип «Saker» в модификациях с двумя и четырьмя ведущими колесами. Его масса 900 кг, при нагрузке в 400 кг. На джип кроме пулеметов могжет устанавливаться ПТРК «Hellfire» или «Milan-2». Впрочем, Великобритании на джипы «Land Rover» еще в 60-70-х годах устанавливались ПТРК «Vigellent» и «Swingfire», а позднее и ПТРК «Milan». На базе «Land Rover» была создана модификация автомобиля для спецназа RSOV (Ranger Special Operation Vehicle), которая была закуплена для сил специальных операций США под обозначением MRCV (Multi Rule Combat Vehicle). Его масса 1900 кг, при нагрузке 900 кг и максимальной скорости 150 км/ч. На вооружении британской армии находится и джип «Land Rover 110» на который возможна установка модуля вооружения MWP (Modular Weapon Platform) с 20-мм пушкой. На автомобиле большей грузоподьемности «Land Rover Defender» — TUM (Truck Utility Medium) устанавливалась платформа WMIK (Weapon Mounting Installation Kit) с возможностью установки на нее 12,7-мм пулемета, двухствольного 7,62-мм пулемета, 20-мм или 30-мм пушки.
В Австралии с 1991 года, находится на вооружении трехосный боевой автомобиль собственной разработки LRPV (Long-Range Patrol Vehicle) с запасом хода по топливу до1300 км и максимальной скоростью 95 км/час, оснащенного двигателем ISUZU 4BD1T Turbo. Его длина 6,02 м, высота 2,05 м.
Естественно, что для операций в Ираке военные контингенты США, Великобритании и Австралии используют различные автомобили повышенной проходимости в максимально возможном количестве.
На вооружении парашютно-десантных подразделений ФРГ состоят автомобили «Kraka» на которые могут установливаться ПТРК «Milan» (во Франции ПТРК «Milan» устанавливаются на джипы FL 500). В операциях в Афганистане немецкая армия применяет легкие бронированные автомобили «Dingo» в модификациях ATF-1, ATF-2 и ATF-3, разработанные компанией Krauss-Maffei Wegmann. Высота автомобиля 2350 мм, ширина 2300 мм, длина 5450 мм, обьем салона 6,5 m³, максимальная скорость 120 км/ч, масса 8860 кг, полезная нагрузка 1400 кг. На легкие бронированные автомобили «Dingo» могут устанавливаться 7,62-мм пулемет MG-3 или 12,7-мм М2НВ.. Этот автомобиль разработан как боевая машина, а не как военная модификация гражданского джипа. В Афганистане «Dingo» продемонстрировал хорошую защиту экипажа (5 человек) от огня стрелкового оружия и артиллеристских осколков. похожие с ЛБМ «Dingo» характеристики имеет словацкий двухосный джип «Alligator» массой 6,7 т при грузоподъемности в 1,2 т.
В Афганистане военным и полицейским контингентом Дании применяются двухосные бронеавтомобили швейцарской компании MOWAG «Eagle-1» и «Eagle-2» (в 1995-1996 гг. закуплено 36 машин). Их длина 4.90 м, ширина 2.28 м, высота 2.35 м, масса 5 т, а броня защищает от 7,62-мм боеприпасов с расстояния более 30 метров. Запас хода этих машин 300 км.
На Западе существовали еще целый ряд машин подобного типа, как например немецкие двухосный Mersedes «Puch» модификации G и B и двухосный и трехосный «Bucher», французский «Sovamag» TC10 и португальский UMM-Alter.
В России разработана подобная машина ГАЗ-3937″Водник», а также его модификация с размещением экипажа впереди ГАЗ-39371, с общим весом 6,6 т (7,5 т), и возможностью установки различных боевых модулей. («На массовые закупки этой машины для Российской армии денег пока не нашлось, вопреки оптимистичным статьям о том что «нефть и газ дорожают и их продается все больше, а страна становится все богаче». Но далеко не все в России, как и в Украине или в Белоруси, упирается в недостаток денег. Чаще обнаруживается недостаток мозгов. Это относится и к популярной ныне теме «спецназа», которым обзаводятся все кому не лень, даже Пенсионный фонд скоро будет его иметь. — Примечание редактора А.В. Мусиенко»).
Между тем СССР имел лучший в мире центр подготовки разведывательно-диверсионных подразделений, как раз в условиях ведения партизанской войны. Этот центр, имевший и солидную научную базу существовал в КГБ СССР и назывался Курсы усовершенствования офицерского состава-«КУОС». Он подчинялся Первому главному управлению КГБ СССР, и располагался в подмосковном городе Балашиха. При создании данных «спецкурсов» была продолжена традиция бывшего спецназа НКВД — ОМСБОН (Отдельной мотострелковой бригады особого назначения), входившей в Четвертое (партизанское) управление которым руководил генерал-лейтенант П.А. Судоплатов. Сотрудником этого управления был и известный своим книгами и статьями легендарный разведчик-диверсант Илья Григорьевич Старинов, получивший большой опыт на основании партизанских действий в Испании, Украине и Югославии. С началом войны в Афганистане из слушателей и преподавателей «спецкурсов» были созданы отряды спецназа КГБ «Зенит» и «Каскад», выполнявшие задачи по борьбе с формированиями душманов и их агентурой. Во второй половине 80-х годов на базе КУОСа был создан отряд «Вымпел», представлявший собою «классическое» (разведывательно-диверсионное) подразделение специального назначения. Разумеется, что после печально известных Беловежских соглашений, «КУОС» был закрыт, а группы «Вымпел» расформированы после отказа от выполнения ельцинского приказа на штурм здания парламента Российской Федерации. Структура «КУОСа», прежде всего, основывалась на полноценной подготовке подразделений к действиям в условиях партизанской войны (как собственными силами, так и силами союзников), так называемого «действующего резерва».
Стоит заметить, что в бывшей Югославии в 1991 г. с началом боевых действий руководство ДБ (Госбезопасности) Сербии создало подобные силы спецназа, правда с поверхностной подготовкой, для боевых действий в Хорватии и Боснии. Этот спецназ принимал участие в боевых действиях в Косово и Метохии в 1998-1999 годах. В данном случае и было доказано, что спецназ в ходе боевых действий может получать задачи по выполнению особо ответственных штурмовых задач, как и «пехотные» подразделения. В конечном итоге они служили своего рода костяком для основной массы пехоты, и нередко «спецназовцы» выполняли роль командиров тех или иных пехотных подразделений.
Тем самым можно заключить, что в подобный спецназ «действующего» резерва, может и будет служить для командования как сила, которая может «цементировать» мобилизованные пехотные части. Вышеупомянутые «ударные» отряды как раз и могут создаватся с помощью командных кадров подобного спецназа. Что обеспечило бы создание гибкой структуры, которая даже при значительных потерях личного состава «пехотных» частей могла бы сохранять боевые возможности, сплачиваясь вокруг «спецназа» и подготовленных ими ударных отрядов. Уцелевшая при этом «пехота» могла бы перейти либо к обороне либо к ведению разведывательно-диверсионных действий уже в тылу врага.
Партизанская война неразрывно связана с понятием «тотальной» войны. Как позиционные действия на фронте могут обернуться переходом к партизанской войне, так и партизанская война может перерасти в войну позиционную. Таких примеров в истории достаточно — Югославия в годы Второй мировой войны, Северный и Южный Вьетнам, Афганистан после вывода советских войск и др.
Современная тенденция на создание многонационального и многорассового общества, с так называемой толерантностью в религиозном вопросе привела к тому, что все без исключения «западные» государства обеспечивают благоприятные условия для действия так называемого «внутреннего противника». Что и обнаружили их правительства после начала «войны против террора», объявленной президентом США Дж. Бушем в сентябре 2001 года. Эти правительства могут сколько угодно грозить лидерам «Аль-Каиды», но последняя, не являясь единой военной организацией, куда быстрее поняла данный факт.
Тем самым, рано или поздно, в случае возникновения в том или ином государстве политического кризиса в обществе появятся вооруженные группы, созданные на религиозной и национальной основе. И они пожелают переменить существующий порядок в свою пользу, а единственно возможным средством борьбы с ними будет вышеупомянутый спецназ, «действующего резерва»,укомплектованный личным составом с учетом национально-религиозного а и морально-нравственного и идеологического факторов. Если он конечно будет создан. Такой спецназ будет иметь возможность действовать не только как воинское подразделение, но и как условно выражаясь — оперативный отдел аппарата безопасности. Этому спецназу и будут необходимы вышеупомянутые части «легкой» пехоты, в том числе и «ударные», усиленные танковыми, мотострелковыми и десанто-штурмовыми подразделениями.(«Это не бред, как кому-то может показаться, а реалии новейшей истории. Такой «пехотой» в годы гражданской войны в Таджикистане были формирования Народного фронта управляемые и координируемые кадровыми офицерами армейского спецназа. А «ударной» была так называемая «механизированная бригада Файзали Саидова» с танками Т-72, БТР и БМП (около 10 единиц бронетехники). Это они стали на пути проникшей из-за Пянджа «исламской революции». Тогда, осенью 1992 года, в хаосе гражданской войны при полном параличе государственной власти, путем «самоорганизации» таджикских патриотических сил во главе с Сангаком Сафаровым удалось восстановить (точнее — создать новые) структуры власти и прекратить кровопролитие. Так вот, вооруженное противостояние выиграла смычка спецназа, «пехоты» и «ударной бригады», коим нынешний глава Таджткистана этим своим главенством и обязан. Подобным образом можно было решить и «чеченский вопрос» в 1994 году, но никто из «мудрых» вождей к спецназовцам за опытом не обратился. И не обращается. — Примечание редактора А.В. Мусиенко»).
Разумеется все это тесно связано с политикой (а куда без нее — Примечание редактора А.В. Мусиенко»). но в случае применения противником новых систем даже обычного вооружения, система управления и связи в войсках будет нарушена, и полагаться командному составу спецназа да и остальных войск придется на сознательность и самоотверженность своих подчиненных, которым нередко придется действовать в глубоком отрыве от своих войск. (Что уже было продемонстрировано нам в первые недели и месяцы Великой Отечественной войны. А старинную русскую забаву «Наступать на грабли» мы ой как любим.- Примечание редактора А.В. Мусиенко»).

____________________________

Глава из книги Олега Валецкого «Новая стратегия США и НАТО в войнах в Югославии, Ираке, Афганистане и ее влияние на развитие зарубежных систем вооружения и боеприпасов» (ISBN: 978-5-902835-07-3)
В книге освещаются вопросы развития новых типов управляемого и кассетного оружия и его влияния на тактику иностранных армий и стратегию государств, обладающих достаточными запасами подобного оружия, прежде всего США и НАТО. Рассматривается тема частных военных компаний, роль которых особенно возросла в Ираке и других проблемных регионах мира.
http://www.mdk-arbat.ru/bookcard_all4.aspx?book_id=610107

 

Об авторе