Политика

Оппозиции не хватает вождя

Май 27
07:49 2012

Оппозиции не хватает вождя


  В России до сих пор не появился лидер, сочетающий высокий ранг в государственной иерархии и оппозиционность


ЦСР считает мирный и благоприятный сценарий развития кризиса маловероятным. ЦСР называет его «ускоренной модернизацией» и определяет как формирование коалиции сторонников модернизации во власти и среди митингующих. Диалогу и возвращению протеста в мирное русло мешают эскалация насилия после 6 мая и отсутствие согласованной коллективной позиции у протестующих. По тем же причинам, а также из-за необратимой эрозии базы поддержки центральной власти ЦСР считает средней вероятность сценария «Инерционное развитие», по которому протесты будут затухать.


На днях был презентован доклад Центра стратегических разработок, сделанный для Комитета гражданских инициатив, возглавляемого бывшим вице-премьером и министром финансов Алексеем Кудриным. Доклад ЦСР интересен тем, что именно его эксперты год назад предсказали возможность беспорядков и резкого падения популярности правительства. Новый доклад называется «Общество и власть в условиях политического кризиса». Его результаты основаны на результатах фокус-групп.


 Следует сказать несколько слов о том, что это такое. Кроме общеизвестных опросов общественного мнения, которые в социологии принято относить к количественным исследованиям, существуют еще исследования качественные. Их смысл в том, что собираются специальные группы людей, отобранных по определенному признаку (например, «пенсионеры, жители малых городов» или «студенты, жители Москвы»), и с ними проводится подробное обсуждение тех или иных проблем. Цель обсуждения – получить срез мнений людей по интересующему вопросу. В рамках фокус-группы, как правило, нельзя оценить в процентах популярность той или иной политической партии, но можно узнать причины, по которым люди голосуют за того или иного политика.


 Фокус-группы позволяют выявить, чем конкретно недовольны люди в действиях нынешней власти. Исследование ЦСР показывает, что почти полностью исчезли искренние сторонники Владимира Путина и «Единой России». При этом люди, голосовавшие за Путина, по-прежнему существуют, но сменилась их мотивация. Раньше участники фокус-групп одобряли деятельность «национального лидера», теперь они его просто терпят, считая, что нет других, более достойных кандидатур. Это значит, что люди готовы переметнуться к оппозиции, если только у нее будет вызывающий доверие кандидат. Но такого кандидата пока нет.


 В фокус-группах были обсуждены такие политики, как Михаил Прохоров, Владимир Рыжков, Дмитрий Рогозин и Алексей Кудрин. Однако выяснилось, что у Михаила Прохорова ограниченная база поддержки: избиратели помнят его олигархическое прошлое и скандал вокруг похождений в Куршевеле. Владимир Рыжков не имеет никакой популярности и базы поддержки. Дмитрий Рогозин воспринимается как умеренный патриот и государственник, но при этом находится в тени Владимира Путина, использующего аналогичную риторику. Что касается Кудрина, то он воспринимается как экономист, а не как политик, хотя и имеет узнаваемость в 100%.


 Эксперты ЦСР попытались оценить и политиков новой волны, таких как Алексей Навальный, Сергей Удальцов, Геннадий Гудков, Константин Крылов. Однако выводы здесь неоднозначны. Навальному пока не удалось выйти за пределы ниши борца с коррупцией, и в качестве общенациональной фигуры он пока не воспринимается. Геннадия Гудкова одобряют, но думают, что он – претендент скорее на позицию ранга губернаторской, т. е. не может быть общенациональным оппозиционным лидером. В Удальцове пугает внешность. Известный радикальный левый политик изможден многочисленными голодовками, имеет бритый череп и непонятно как одевается. Эти особенности имиджа отпугивают от него избирателей, которые видят в нем представителя преступного мира (что совсем не так с точки зрения фактов).


 Лидер националистов Константин Крылов воспринимается неоднозначно. С одной стороны, участники фокус-групп хором осудили национализм, а также сказали, что не видят Крылова в качестве кандидата на пост губернатора или мэра. С другой стороны, они полагают, что он был бы хорошим лидером националистической партии. Крылов, кстати, именно созданием партии и занимается. Таким образом, участники фокус-групп считают его перспективным партийным вождем, что для Константина, конечно, хорошая новость.


 В целом исследование лидеров еще раз продемонстрировало тот факт, о котором мы неоднократно писали, – отсутствие общенационального оппозиционного лидера. «Тяжеловесы» вроде Кудрина или Прохорова имеют за плечами груз прошлых ошибок и скандалов, не говоря уже о 12-летней работе на Владимира Путина, как в случае с бывшим министром финансов. А политики новой волны, несмотря на перспективность, еще слишком легковесны. Я не хочу никого обидеть: речь идет просто-напросто об отсутствии опыта руководящей работы на высшем уровне.


 Ельцин был изгнан в отставку с поста первого секретаря МК и МГК КПСС, кандидата в члены Политбюро. Было понятно, что опыт для руководства Россией у него есть, не говоря уже о том, что в советской иерархии пост председателя президиума Верховного совета РСФСР примерно соответствовал рангу кандидата в члены Политбюро. Страшная обида, которую претерпел Ельцин от Горбачева, делала будущего «царя Бориса» упорным и убежденным оппозиционером. Ельцин не любил «Горби», это было видно даже по мимике. Фигурально выражаясь, у него сжимались кулаки, когда он был вынужден общаться со словоохотливым генсеком.


 Так вот, лидера, который бы сочетал высокий ранг в государственной иерархии и оппозиционность, в России нет. Кудрин в любой момент готов бежать в правительство, чуть его помани. Олигарху Прохорову в политике скучно. Если в жаркий июльский день посадить миллиардера в комнату, наполненную мухами, и он начнет рассказывать о политике, то через 15 минут все мухи сдохнут – настолько кислое выражение лица будет у толстосума. Рогозин уже в правительстве и потому абсолютно лоялен власти.


 Так что интрига с оппозиционным вождем сохраняется. Пока его нет. Впрочем, время есть; быть может, молодым лидерам удастся стать общенациональными фигурами.


 Второй важный тезис доклада – общенациональный консенсус по вопросу создания эффективного государства. Под таковым понимается государство, способное учить, лечить, осуществлять правосудие, охранять частную собственность. Авторы отмечают рационализацию народных требований: ушли в прошлое призывы к тотальной национализации. Сейчас требуют не столько передела собственности, сколько прекращения произвола.


 С точки зрения автора этих строк, это означает ни много ни мало начало нацбилдинга – возникновения нации. Люди требуют, чтобы государство гарантировало их права и свободы. В то же время наше государство ничего гарантировать не в состоянии, кроме произвола и незаконного обогащения отдельных лиц. Так что общенациональный консенсус, думаю, в один прекрасный миг приведет к национальной революции, которая создаст современное государство.


 Другое дело, что националисты сегодня опаздывают к нацбилдингу, выдвигая не те лозунги, которые хочет слышать большинство. Так что – парадоксальный факт: процесс создания нации могут возглавить вовсе не формальные националисты, а совсем другие силы. И лидерам и идеологам националистов следовало бы сделать из этого глубокие выводы – как теоретического, так и практического свойства.


 Авторы доклада ЦСР говорят о нескольких вероятных сценариях развития событий, но ни один из них не приведет к затуханию протестов и восстановлению статус-кво. Это и понятно: ведь сохраняется ситуация, при которой феодально-сырьевое государство сталкивается с запросом общества на гарантии прав на безопасность и собственность, а также «развитие человеческого капитала», т. е. образование, науку, культуру. В этих условиях столкновение двух сил неизбежно, ибо от его результата зависит сценарий, по которому будет развиваться Россия – то ли быть ей нефтяным государством вроде Нигерии, то ли высокоразвитой европейской страной. Интересы элиты, тянущей нас в Нигерию, и интересы среднего класса, желающего жить в Европе, расходятся все больше.