Экономика

«Окно овертона» в современной экономике

мировая закулиса
Декабрь 12
14:12 2014

В нашу современную жизнь как-то незаметно, исподволь, вошло, вкралось уродливое, зарубежное определение текущих принципов жизни в обществе, объясняющих происходящее. И оно носит широко используемый западным миром процесс подмены традиционных смыслов жизни новыми, как бы незаметно внедряемыми, суррогатными, виртуальными, искусственно создаваемыми смыслами, технологию внедрения которых в нашу повседневную жизнь сформулировал один англичанин по имени Джозеф П. Овертон. Его технология получила широкое распространение на Западе, как модель изменения представления проблемы в общественном мнении, посмертно названную «Окном Овертона». Символично, что как сама модель, так и фамилия Овертона совпадают по смыслу – overtone в английском переводится как обертон, подтекст, намек, нотка, а сама преподносимая модель изменения нашего представления о традиционных ценностях – как некий обертон – оберзвук, придающий некое особое звучание известным нам нотам — традиционным представлениям о добре и зле.

Среди основных инструментов целенаправленного изменения наших представлений главная роль отводится принципам толерантности и эвфемизма, постепенно внедряемых в наше осознание бытия. Толерантность, (англ., фр. tolerance терпимость от лат. tolerantia терпение — это терпимость по отношению к другим людям, отличающихся по их убеждениям, ценностям и поведению) как возможность ввести любые, даже самые отвратительные мнения в обиход. И наоборот, Эвфемизм (от греч. euphemia воздержание от неподобающих слов)- это непрямое, смягченное выражение вместо резкого или нарушающего нормы приличия. Из последних примеров: название «обмана» и «вранья» — неким легким, малопонятным словом «фейк» (англ.- подделка, фальшивка, подлог, липа) и название американцами «пыток» в тюрьме Гуантанамо – «техникой усиленного допроса»!

То же самое внедряется и в сферу экономики. Традиционные представления о производственной конкуренции, являющейся основой рыночной экономики переходят из производственной сферы в виртуально — финансовую. Произошла замена: производство товаров и услуг теперь не является определяющим фактором на рынке. Основу современной рыночной экономики составляет виртуально – финансовый сектор, где доля реально производимых товаров составляет лишь 10% от оборота бирж сырьевыми товарами, а основной объем продаж – это спекуляция – перепродажа т.н. «фьючерсов»- виртуального товара, существующего только на бумаге. И это происходит не только в сфере производства, но и в сфере банковской деятельности: банки кредитуют сферу производства уже «отыграв» свою прибыль на финансовых «деривативах». Анализируя «Великий Крах» 1929 г. в Америке, знаменитый американский экономист Дж. Кеннет Гелбрейт писал, что «в какой – то момент биржевого ажиотажа вопросы собственности теряют всякое значение и на первый план выходит только задача быстрого роста курсовой стоимости (земельных участков во Флориде). Произошел невиданный рост сделок с акциями на заемные средства». То есть продавалась не земля как таковая, а лишь право ее покупки по биржевой цене. Кредиты, выдаваемые на спекуляцию биржевыми активами, до сих пор считаются банками одними из самых надежных инвестиций. Многие компании во всем мире отказываются от производственной деятельности или ее расширения в пользу занятия финансовыми спекуляциями.

Западные экономисты, разъясняя разницу между игроком и инвестором, утверждают, что игрок может оказаться в выигрыше лишь при условии, что кто – то другой проигрывает, а когда речь идет об инвестициях, то выигрывают все. Таким образом, происходит подмена опасного слова «игрок» на привлекательное слово «инвестор», как бы забывая, при этом, что конечный результат «выигрыша» оплатит кто-то «крайний» — неудачник, или просто остальной народ. Это уже произошло в Америке в 2008 году, в котором «поучаствовал» и весь остальной мир.

Это происходит сейчас и в России, где падение курса рубля было вызвано резким всплеском теневого рынка внебиржевых банковских деривативов, т.е. суррогатов банковских активов. Банки и крупные корпорации России «инвестируют» в валютные деривативы, где «выигрывают все», не задумываясь о том, что вызванное ими падение курса рубля оплачивает российский народ, живущий в условиях растущих цен и снижения уровня жизни. А неоправданное повышение внутрироссийских розничных цен на бензин вместо определения «сговор» объясняется как «неконкурентные действия участников рынка». Таким образом, процесс объяснения либералами происходящих в экономике событий «удобными» для них понятиями продолжается.

«Окно Овертона», подменяя устоявшиеся смыслы новым толкованием, приспособленным к действиям мировых элит по завоеванию политического, военного и экономического пространства в современном мире, закрывает окно традиционных ценностей, которые и есть суть реального существования человечества.

П.И. Сабинов,

Член Попечительского Совета Войсковой Православной Миссии,

экономист

Об авторе